История водоснабжения Баку

О.БУЛАНОВА

Когда-то питьевая вода была в Баку если не на вес золота, то очень дорогой. Дорогой и ценной.

Все дело в том, что Баку было уготовано появиться на засушливом и песчаном берегу Абшерона. Пресной питьевой воды было не мало, а очень мало. Добавьте к этому жаркий климат, и вы получите представление о том, как жили наши предки.

Т.к. вплоть до начала XIX в. практически все население обитало в пределах Ичери шехер, вопрос решался с помощью т.н. Ханского водопровода, с помощью кягризов — системы колодцев и каменных или керамических труб, по которому вода текла самотеком по уклону местности к подземному хранилищу — овдану.

Оттуда воду черпали по принципу колодцев.

«Столетиями брали из кягризов мутную солоноватую воду, от которой воротил морду даже иной верблюд», — писал Евгений Войскунский в эссе «Трудный путь воды». Имелись и колодцы, числом около 800, пригодных из них — около ста (по данным исследователя В.Ханалиева).

Спасский-Автономов отмечал их наличие почти в каждом доме внутри крепости и на форштадте. Вода в них была «более или менее солоновата, и для питья, равно как для приготовления пищи, может быть употребляема только в крайней нужде».

Это же отмечали и Березин, и Войскунский: «Их (колодцев) санитарное состояние привело бы в ужас любую современную санэпидстанцию». Эта антисанитария была вполне объяснима: многие колодцы оказались окруженными жилыми домами, выгребными ямами, сточными канавами… Плюс жаркий климат, и картина получится крайне «веселая».

В сборнике «Документы по истории Баку. 1810-1917» можно прочитать следующее:

«Баку лишен как на своей территории, так и в ближайших окрестностях, естественных источников пригодной для питья воды. Он все время питался и питается или опресненной морской водой, или водою, привозимою на баржах из р. Куры. Не говоря о дороговизне этой воды, ее нельзя было получить в достаточном количестве, и население еще и в настоящее время очень часто пользуется загрязненной водой из колодцев.

Поэтому вопрос о снабжении г. Баку доброкачественной и в достаточном количестве водою и об устройстве водопровода занимал все время городское управление». Что касается Ханского водопровода, то о нем мы узнаем подробности из «Известий Бакинской городской думы» за 1915 г., где указывается, что Ханский водопровод относится «…к тому первообразу горных работ, в которых не соблюдены простейшие условия, могущие гарантировать как прочность самих выработок, так и ту цель, для которой оне произведены».

Упоминание о Ханском водопроводе, заметьте, относится к началу ХХ в. А в XIX было еще хуже — население города росло, оно вышло за пределы Ичери шехер, а после Шемахинского землетрясения 1859 г., когда Шемаха была разрушена до основания, Баку стал губернским центром. Это означало, что население его еще больше увеличилось, а тут еще и нефтяной бум, основательно добавивший народа в Баку.

Питьевой воды катастрофически не хватало, и городская администрация была вынуждена принять меры, чтобы изыскать для города новые источники питьевой воды. В итоге в 1860 г. был построен второй водопровод — Цициановский. Есть сведения, что один из накопительных резервуаров, построенных в 60-х гг., находился недалеко от Азернешра, рядом с исчезнувшим Цициановским сквериком.

Однако и этот водопровод не справлялся с возложенной на него задачей, и к 1865 г. был построен третий — Комендантский. О нем мы узнаем из Очерка истории развития водоснабжения г. Баку за время с 1859 г. по 1902 г., составленного Комиссией по водоснабжению при Городской управе.

Из статьи главного хранителя фондов Государственного исторического архива Азербайджана Л.А. Ахундова мы узнаем, что в конце 60-х гг. XIX в. начали производиться изыскания пресной воды в окрестностях города.

Как пишет Ахундов: «Инженер-гидравлик Шибанов в 1869 г. осмотрел все источники воды Апшеронского полуострова исследовал источники около села Бузовны (Загульбинские). Изыскания привели к заключению, что воспользоваться водой загульбинских источников невозможно, т.к. они отдалены от города и строительство водопровода потребовало бы больших денежных затрат, на которые царская администрация идти не желала. Коммерсанты — тоже: водопровод не сулил им сиюминутной прибыли. Поэтому инженер-гидравлик считал, что «… добывать воду необходимо в самом городе посредством артезианского колодца или системой простых колодцев».

Первая комиссия по изысканию способов водоснабжения Баку была избрана Городской думой в 1880 г. Параллельно с этим встал вопрос о строительстве опреснителя, опресненная морская вода из которого могла бы временно решить проблему питьевой воды для горожан. Не стоит забывать еще и о росте промышленности: для нефтепромыслов, для строящихся нефтеперерабатывающих заводов по техническим условиям тоже требовалась пресная вода.

Ка пишет Ахундов: «В начале октября 1892 г. Товарищество «Бакинский док» предложило Управе построить на концессионных началах опреснитель. Это предложение рассматривалось на заседаниях Бакинской городской думы и комиссии по водоснабжению. Товарищество обязывалось построить опреснитель мощностью 30 тысяч ведер в сутки, при условии гарантии городом стоимости одного ведра опресненной воды 3/4 коп, в течение 6 лет — к маю 1893 г. На заседании 7 декабря 1892 г. ряд гласных высказался за постройку опреснителя средствами города, а не в концессионном порядке. На этом же заседании была избрана комиссия по постройке опреснителя в составе восьми гласных. В результате было решено строить опреснитель на средства города, строительство поручить Городской управе совместно с комиссией по постройке опреснителя».

Вполне возможно, что к необходимости строительства нового опреснителя властей подтолкнула эпидемия холеры, случившаяся летом 1892 г. в основном из-за жуткой антисанитарии. Для строительства Бакинская городская управа отвела участок земли, находящийся на Баиловском мысе и арендуемый Бакинским городским общественным управлением у морского ведомства. Было намечено, что опреснитель должен быть готов к 1 мая 1893 г.

Но, как это обычно бывает, планы планами, а опреснитель был открыт лишь 6 августа. На открытии и освящении присутствовали в числе других официальных лиц медики из Санитарного бюро. Продажа же опресненной воды началась только с января 1894 г. Из сохранившихся в архивах документов мы узнаем, что вода для питья продавалась по полкопейки за ведро, а для промышленных нужд — по 0,625 копейки.

Известны две крупные водораспределительные будки, в которых можно было купить воду: одна у уже упомянутого выше Цициановского сквера, а вторая — недалеко от места где позднее построили ст. метро «Ичери шехер».

Очень скоро стало ясно, что опреснитель полностью с возложенной на него миссией не справляется: его производительность была низкой, качество питьевой воды — еще ниже, поэтому опресненную воду использовали в основном лишь для технических целей.

В связи с этим Городская дума в мае 1895 г. подняла вопрос об увеличении производительности опреснителя и улучшении качества опресненной воды. Комиссия по водоснабжению пригласила для осмотра опреснителя инженера Ягна, который предложил реконструировать городской опреснитель. Николай Александрович Ягн (1849-1905) был талантливейшим российским изобретателем-самоучкой. Однако за свои изобретения он получил диплом инженера-механика, а потом даже золотую медаль на выставке в Филадельфии.

В октябре 1896 г. Городская дума приняла решение о дополнительных ассигнованиях на нужды опреснителя и в течение длительного времени вела с Ягном переговоры о постройке им нового опреснителя. В итоге 28 ноября 1898 г. между Бакинской городской управой с акционерным обществом «Артур Коппель» был заключен договор о постройке нового опреснителя по системе инженера Ягна.

Акционерное общество и Ягн, согласно этому договору, обязывались построить опреснитель мощностью в 70 тысяч ведер в сутки, Бакинское же городское общественное управление гарантировало, в свою очередь, что будет потреблять не менее 50 тысяч ведер в сутки.

Как писал Ахундов: «Новый опреснитель решено было строить на том же участке, где функционировал старый городской опреснитель. По параграфу 3 договора общество «Артур Коппель» и инженер-механик Ягн обязались сдать новый опреснитель в эксплуатацию не позднее 10 августа 1899 г., причем проектной мощности опреснитель должен был достигнуть к 10 октября 1899 г. За первые 80 млн. ведер, принятых с этого момента, город должен был платить Ягну и обществу по 7/10 коп. за ведро, а в дальнейшем — по 5/10 копейки».

О мощности нового опреснителя свидетельствует тот факт, что он был оснащен 12 паровыми котлами. Пока опреснитель строился, город по-прежнему снабжался привозной питьевой водой из Куры, а также Волги. Стоила такая вода по 1 копейке за ведро, что было очень дорого. Когда строительство нового опреснителя было закончено, поставки дорогой волжской воды с августа 1899 г. прекратились.

В 1907-1908 гг. в Баку стала действовать водофильтровальная станция, принадлежавшая Сурахано-Куринскому акционерному обществу. А чуть позже, в 1909 г., было принято решение о постройке Шолларского водопровода.

Из серии «Тайны Баку»

[pt_view id="501457004v"]