Тайны Баку: Бакинское ювелирное искусство

О.БУЛАНОВА

В дореволюционный период в Баку была улица Спасской (позднее им. Касума Исмайлова, Зергерпалан), которую в народе прозвали улицей Ювелиров, потому что в те времена здесь было очень много лавочек и мастерских, где создавались чудеса ювелирного искусства.

Ювелирные традиции в Баку, в частности, и в Азербайджане вообще очень древние. На территории страны археологи находили украшения, датируемые XI в. н.э., которые и сегодня поражают своим мастерством ценителей, знатоков и историков.

Баку издревле наряду с Гянджой, Шушой, Шемахой, Нухой (Шеки) и Нахичеванью был центром ювелирного искусства. К эпохе расцвета, т.е. к XVIII-XIX вв., основными видами ювелирных приемов являлись штамповка, чеканка, волочение, зернь, скань и работа с эмалью.

В Баку (как, впрочем, и везде в Азербайджане) ювелирные украшения очень любили. Носили их, конечно, в основном женщины, но и мужчины баловали себя богато украшенными поясами-кемерами и газырями. Женщины же носили украшения с самого детства.

С возрастом украшения менялись, и всегда, глядя на них, можно было понять не только социальный статус женщины, но и кто перед тобой: невеста, к примеру, или замужняя дама. Исторически сложилось так, что под каждый узко ориентированный наряд имелись свои, исключительно ему соответствующие украшения. Если один элемент костюма менялся на какой-либо другой, менялся и комплект украшений.

К более богатому наряду выбирали и более дорогой и разнообразный набор украшений. Надо заметить, что всеми украшениями вне зависимости от предназначения бакинки пользовались очень умело, чутко чувствуя изменения в ансамбле и даже в его цветовом решении.

После начала во второй половине XIX в. нефтяного бума жизнь в Баку начала кардинально меняться. Изменения эти сказывались на всем — даже на моде на драгоценности. Стали появляться ювелирные изделия из Европы, причем как украшения, так и другие изделия: посуда, портсигары, рамки для фото и т.п. Спрос на самые разнообразные ювелирные изделия резко возрос. Возросло и количество ювелиров.

По данным Бакинской пробирной палаты за 1898 г., приведенным на сайте ourbaku.com, в Баку числилось 1036 ювелиров и золотых и серебряных дел мастеров. Среди них были не только бакинцы, но и приезжие мастера.

Например, около 130 мастеров являлись выходцами из Дагестана, «которые почти исключительно занимаются производством разного рода туземного оружия и оправ из драгоценных металлов для шашек, кинжалов, пистолетов, ружей, а также выделкой разных фасонов туземных поясов из высокопробного золота и серебра… Изделия лезгинов отличаются своей неподражаемой чернью и чистотой резьбы» (из отчета бакинского пробирера Витольда Згленицкого).

Кстати, именно этот пробирер (человек, определяющий пробу благородных металлов и накладывающий на золотые и серебряные вещи соответственную метку с цифрой — клеймо) в 1897 г. внес предложение об открытии при Техническом училище школы и курсов золотых и серебряных дел мастерства. Были выработаны программа, а также составлена смета на содержание этой школы и курсов. Курсы должны были открыться с 1 января 1898 г., а школа — с сентября того же года.

В последний год старого века для бакинских ювелиров случилось крайне важное и знаменательнейшее событие — шла подготовка к Всемирной выставке в Париже. Она была уже не первой, но однозначно самой крупной из всех, прошедших до этого времени. Ее значение для всех стран-участниц трудно переоценить. Знаменательна она также и тем, что впервые 35 государств, включая Российскую империю, организовали свои национальные павильоны, в которых должны были быть представлены экспонаты, наиболее ярко характеризующие самые разные отрасли.

Экспонаты были самые разные — как новые, рожденные прогрессом, так и традиционные, в том числе и в области ювелирного искусства. Их собирали заблаговременно и по всем губерниям, входившим в Российскую империю, — на основании приглашения Департамента торговли и мануфактур Министерства финансов «собрать коллекцию местных драгоценных изделий для предстоящей в 1900 году Всемирной выставки в Париже».

Следуя этому приглашению, Згленицкий предложил золотых и серебряных дел мастерам Бакинского пробирного района, желающим принять участие в выставке, подать ему заявления до 28 августа 1899 г. Для ювелирных изделий, планировавшихся к демонстрации в Париже, были предъявлены определенные требования.

Во-первых, это должны были быть истинно «туземные» изделия из драгоценных металлов. («туземные» — это был официальный термин без всякого негативного оттенка, отражающий происхождение изделий из отдаленных окраин империи.) Сделаны они должны были быть из золота, серебра, из т.н. варшавского серебра (мельхиора), покрыты чернью, эмалью, гладкие или с резьбой, ажурные (филигранные), чеканные, инкрустированные по стали, слоновой кости и т.д.

Изделия могли быть также с подвешенными, по местной традиции, золотыми или серебряными монетами. Т.к. «туземное» происхождение изделий должно было быть заметно невооруженным глазом, Згленицкий решил представить на выставке наиболее характерные для Азербайджана предметы: холодное оружие, ножны, газыри, инкрустированные ружья, мужские и женские пояса-кемеры.

Естественно, в список входили и нагрудные женские украшения, серьги, браслеты, головные уборы, а также четки, пуговицы, столовая посуда, умывальники, шкатулки и т.п. Изделия же, носящие европейский характер, принимались только в виде исключения.

Подготовленные к выставке работы должны были быть представлены в Бакинскую пробирную палату до 10 января 1900 г., а затем их следовало отослать в Комитет русского кустарного отдела на Парижской выставке, состоявший под августейшим покровительством Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елизаветы Федоровны.

Конечно, подготовить дорогие изделия (от полутора тысяч рублей) лишь для выставки было бы экономически нецелесообразно, поэтому Згленицкий обратился к богатым бакинцам с просьбой одолжить ему для выставки их украшения и другие предметы, гарантировав их полную сохранность. Бакинцы, естественно, согласились.

Однако им и самим было бы интересно ознакомиться с теми изделиями, которые будут представлять их родину в Париже, поэтому в помещении Бакинской пробирной палаты, находившейся тогда на Персидской улице (ныне М.Мухтарова), с 19 по 23 января 1900 г. прошла Бакинская выставка кавказских золотых и серебряных изделий.

Выставку организовал сам Згленицкий. Вход был бесплатный, но принимались добровольные пожертвования на приобретение золотых и серебряных «жетонов поощрения». Эти жетоны должны были вручаться мастерам, создавшим лучшие, по мнению бакинского жюри во главе с бакинским губернатором генерал-майором Дмитрием Александровичем Одинцовым, экспонаты выставки. Эта выставка стала большим событием в культурной жизни Баку, ее посетили тысячи человек, в том числе представители власти, интеллигенции, промышленности.

Например, сделавший крупное пожертвование Зейналабдин Тагиев, бакинский губернатор Одинцов, управляющий Казенной палатой действительный статский советник Алексей Владимирович Костенский и др. Посещение Бакинской выставки всем цветом высшего общества было совершенно неудивительным — если учесть, какая красота там выставлялась.

К примеру, Ашурбековы заказали местным мастерам копию преподнесенного императору Николаю II серебряного блюда весом в 8 фунтов (3 кг 200 г) с инкрустациями из золота на слоновой кости, серебра и разноцветной эмали. Искусные ювелиры справились с заданием блестяще! Когда это блюдо экспонировалось в Париже, оно и там произвело настоящий фурор.

Экспонировались в Баку и именные пистолеты в серебряной оправе. И, конечно, ажурной работы диадемы бакинских ювелиров, усеянные изумрудами, алмазами и рубинами. Некоторые из этих диадем при стоимости в 2500 рублей в 1900 г. сразу после парижского триумфа были оценены в 25-30 тысяч рублей.

Любопытно, что на Парижской выставке на первом месте стояли изделия бакинских умельцев, а также ювелирные предметы из Гянджи, Нухи (ныне Шеки), и только потом следовали Кубачи. Именно благодаря парижскому успеху прежде недооцененное местными богачами бакинское ювелирное искусство переживало в те годы краткий миг расцвета. У бакинских ювелиров не было отбою в заказах.

Весьма интересно, что уже в те времена был выпущен каталог кавказских ювелирных изделий. Было это так: после окончания Бакинской выставки Згленицкий пригласил фотографа, который сделал снимки всех экспонатов, и заказал создать альбом с описаниями на русском и французском языках. Каталог сей предназначался для посетителей Парижской выставки — чтобы они лучше понимали, на что именно любуются.

Выставка проходила в Париже с 15 апреля по 12 ноября 1900 г. в т.н. Павильоне русских окраин. Интересно, что под этот необыкновенной красоты павильон, сделанный по образцу Московского и Казанского Кремля, была отведена небывалого размера площадь — 24 тысячи кв.м. Павильон стал самым большим на выставке. Все экспонаты выставки делились на группы, а группы — на классы. Изделия кавказских ювелиров были представлены в двух классах: 94-й — «Золотых и серебряных дел мастерство», и 95-й — «Ювелирное дело». По каждому классу присуждались награды.

Вообще Российская империя получила 1589 наград, из них 212 высших и 370 золотых медалей. Две золотые медали были присуждены по классу 94, одна из них была вручена Коллективной выставке серебряных вещей Кавказского кустарного производства. По классу 95 кавказские изделия получили бронзовую медаль.

Вот так высоко парижское жюри отметило работу бакинских и кавказских ювелиров. Кстати, их имена были указаны в «Указателе Групп и Классов по участию России на Всемирной выставке в Париже в 1900 г. с обозначением экспонатов».

Из серии «Тайны Баку»

[pt_view id="501457004v"]