Гаджи, Али и Имран Касумовы: братья, построившие Баку

О.БУЛАНОВА

Речь пойдет о трех братьях Касумовых — Гаджи, Али и Имране, строителях-подрядчиках, имевших самую знаменитую строительную фирму в Баку.

Если богатых и щедрых людей, нефтепромышленников-домовладельцев, замечательных архитекторов в дореволюционном Баку было довольно много, то подрядная фирма, превращавшая миллионные средства заказчиков и талантливые замыслы городских инженеров (как в то время чаще всего называли архитекторов) в роскошные особняки, была практически единственной. Она называлась — строительная компания «Братья Касумовы и К°».

Имя братьев Гаджи, Али и Имрана Касумовых в Баку на рубеже веков было известно довольно широко. Им, как правило, отдавали подряды на строительство своих домов самые богатые промышленники и представители нарождающейся буржуазии.

И можно с уверенностью сказать, что без участия фирмы не обходились строительство или отделка практически ни одного роскошного особняка, будь то построенное на деньги Мусы Нагиева здание первого в мире Мусульманского благотворительного общества — знаменитая Исмаилие, или гостиница «Новая Европа», или Мухтаровский дворец, ставший в советское время самым знаменитым Дворцом счастья, или здание зимнего Общественного собрания, которое позже было преобразовано в филармонию, или дом братьев Садыховых напротив Общественного собрания… А также частные жилые или доходные дома владения Гаджинских, Меликовых, Амираслановых…

Отец братьев Касумовых, Гаджи Мамед Али Молла Гасым оглу, владел мастерской по окраске шерсти для ковров в Ордубаде. Сыновьям в наследство он оставил немногое, да и продолжить промысел отца они не захотели. Развернувшееся в Баку в начале прошлого века бурное строительство само подсказало им род занятий: они станут строить дома, воплощать в жизнь задумку архитекторов.

Начинать приходилось с самых обычных ремесел. Так, старший из братьев — Гаджи Касумов — начинал простым столяром. Человек очень инициативный, предприимчивый, он вскоре собрал вокруг себя наиболее умелых мастеров и вместе с братьями создал небольшую артель, а к началу прошлого века простая артель стала строительной компанией.

Строительство братьями Касумовыми велось полностью «под ключ»: заказчик, ознакомившись с проектом, лишь вносил деньги и к назначенному времени принимал готовый особняк. Приобретение и доставка материалов, строительные работы, художественное оформление фасадов, отделка апартаментов — все это брала на себя компания.

Из самых различных уголков Российской империи и из-за ее пределов доставлялись Касумовым дуб и сосна, карельская береза и венецианское стекло. В самом Баку, на Верхней Приютской (в советское время улица Кецховели, позднее Шамиля Азизбекова), неподалеку от старой пожарной каланчи находился собственный паркетный завод братьев Касумовых.

Жили братья в большом и добротном трехэтажном доме на бывшей Персидской (затем — Полухина, позднее — Муртузы Мухтарова).

Подрядная контора братьев Касумовых участвовала в возведении всех (!) домов по Николаевской (в советское время Коммунистической, позднее Истиглалият), Телефонной (позднее 28 Мая), на многих других центральных улицах города.

Любопытно и весьма характерно для понимания личности Гаджи Касумова и его отношение к работе — это то, что он имел обыкновение проверять качество работ, вставляя тоненький перочинный ножичек между плитами облицовки: не дай Бог, пройдет!

Вообще во всем, что строили братья Касумовы, чувствуются основательность, добросовестность и невероятная ответственность. Впрочем, это и неудивительно, ведь в то время было принято дорожить добрым именем, репутацией надежного партнера. Потому-то фамилию Касумовых можно часто встретить на страницах газет дореволюционного Баку — это были одни из наиболее почитаемых в городе людей.

Пик строительной деятельности братьев Касумовых приходится на 1908-1910 годы. В то время, практически одновременно, ими возводятся семь доходных домов и особняк крупнейшего бакинского нефтепромышленника Ага Мусы Нагиева. Несмотря на славу этакого «гобсека», в строительстве великолепных зданий с Нагиевым не мог сравниться никто, и это имело свою причину.

Внезапно разбогатев на нефти, Муса Нагиев боялся так же внезапно потерять свои огромные богатства, а потому вкладывал деньги в самый беспроигрышный и стабильный источник дохода — в дома, в ту самую недвижимость.

Интересен такой вот факт, описанный Манафом Сулеймановым в его книге «Дни минувшие»:

Во время строительства один из завистников донес Мусе Нагиеву о том, что Гаджи Касумов строит-де на нагиевские средства особняк и для себя. Необыкновенно прижимистый в денежных вопросах, Нагиев лишь рассмеялся, сказав с хитрецой в глазах: «Эх, отец мой, наивный ты человек! У меня никто ничего не может украсть. Гаджи строит свой дом за счет людей, у которых покупает материалы. На те деньги, что предназначены для строительства восьми зданий, он покупает материалы для девяти домов: сверх восьми кирпичей еще один кирпичик, сверх восьми гвоздей еще один гвоздик. Я ведь проверяю цену каждой досточки, каждого гвоздика, что идут на строительство моих домов. И это прекрасно знают все мои подрядчики. А что там ему удается прикупить сверху — сие меня не касается».

Действительно, почти одновременно с домами Ага Мусы Нагиева братья Касумовы выстраивают для себя не менее добротный и красивый дом напротив Строительно-технического училища (позднее Азербайджанский государственный университет нефти и промышленности).

На первом этаже доходного дома братьев Касумовых располагался в то время крупнейший в Баку магазин строительных материалов. Сюда поступали по многочисленным каналам товары чуть ли не со всего света. Верхние этажи дома сдавались внаем. Несмотря на изящество форм и красивую архитектуру, касумовский дом по Станиславской (в советское время проспект Ленина, 25, позднее проспект Азадлыг) был своего рода крепостью.

В тревожные дни 1918 года именно здесь нашли спасение сотни простых горожан. На одной из стен здания красовалась огромная рекламная надпись, случайно оказавшаяся запечатленной на одном из старых фото: «Дубовый массив-паркетъ всегда имъется на складъ бр. Касумовыхъ. Телефонъ 11-73».

Братья Гаджи, Али и Имран были известны ко всему и широкой благотворительностью. Однако благотворительность их проявлялась иногда в довольно необычных формах, как, например, во время строительства Бакинского реального училища (в советское время т.к. Нархоз).

Возводилось оно довольно долго: с 1900 по 1904 год. Объяснялось это тем, что Городская дума не могла осилить финансирование масштабного проекта училища. И тогда к строительству подключаются крупные бакинские промышленники Гаджи Зейналабдин Тагиев, Муртуза Мухтаров и Шамси Асадуллаев. Каждый из них взял на себя приблизительно по этажу, израсходовав свыше 10 тысяч рублей золотом. Подрядчиками же у всех троих были братья Касумовы. И когда здание училища было практически готово, братья за свой счет покрыли все три этажа великолепным дубовым паркетом.

Контора братьев Касумовых находилась вначале в их доме на углу Персидской и Верхней Приютской (в советское время Полухина, позднее Мухтарова, и Кецховели — позднее Шамиля Азизбекова), а затем — во дворце Зейналабдина Тагиева, со стороны Старо-Полицейской (позднее Юсифа Мамедалиева).

Кстати, с Гаджи Зейналабдином Тагиевым Касумовых связывали очень тесные и добрые взаимоотношения.

Так, строительной фирмой «Братья Касумовы и К°» на его средства строились здания Строительно-технического (ныне Азербайджанский государственный университет нефти и промышленности) и Коммерческого (ныне Педагогический университет) училищ. Их почетным попечителем состоял Гаджи Зейналабдин Тагиев.

Как рассказывали старожилы, в благодарность за хорошо выполненные подряды на строительство Тагиев подарил братьям двух замечательных вороных коней с фаэтоном и одного белого коня с двуколкой. А доживать свой век всем этим рысакам довелось уже в Красной Армии…

Надо сказать, что столь дружные и сплоченные в работе, братья Касумовы были очень разными и не похожими друг на друга в жизни. Старший — Гаджи Касумов (1867-1937) был необыкновенно темпераментным, коммуникабельным человеком. Весельчак и балагур, он был душой любой компании, умел одинаково легко находить язык с самыми разными людьми. Его предприимчивости, инициативности, кипучей энергии и обязана в первую очередь своим процветанием компания. Человек, известный и уважаемый в дореволюционном Баку, Гаджи Касумов принимал участие в многочисленных благотворительных акциях.

Средний из братьев, Али Касумов (1873-1943), был, напротив, более спокойным, даже строгим по своему характеру и весьма набожным человеком. Имел почетный титул Кербалаи. Его отличали степенность, аккуратность, скрупулезность во всем, чем бы ни пришлось заниматься. Возможно, потому и в строительной компании Али ведал самыми сложными и серьезными финансовыми вопросами.

Несмотря на такую разницу в характерах, братья Касумовы прекрасно уживались в одном доме. Но вот интересная деталь: во время праздников и торжеств в доме Касумовых, что на бывшей Персидской, обязательно накрывались два стола: на европейский и восточный манер. Здесь собирались две разные компании гостей: наиболее веселые и шумные — на половине Гаджи, а наиболее чинные и степенные — у Али. Дом Касумовых представлял собой трехэтажное здание.

Как и полагалось в состоятельных домах, здесь имелся свой дворник — тоже по имени Али. Так вот, касумовский дворник получал настолько хорошее жалованье от братьев, что даже нанял себе помощника-тезку, которого вся округа шутливо величала «Алинин Алиси».

Что же касается младшего из братьев — Имрана Касумова, — то он был очень своеобразной и неординарной личностью, о которой хотелось бы рассказать поподробней. Довольно опытный в подрядных делах, Имран Касумов был в то же время страстным любителем искусства и заядлым театралом.

Любому, кто интересуется историей Баку, будет интересно узнать, что один из первых азербайджанских актеров, выступавший под псевдонимом «Кенгерлинский», и Имран Касумов — одно и то же лицо. Он — ближайший друг великого азербайджанского композитора Узеир-бека Гаджибекова, а также артиста оперы, режиссера, драматурга, педагога, театрального деятеля Гусейнкули Сарабского.

Будучи натурой артистической и дружа с такими людьми, Имран Касумов принимал самое активное участие в подготовке первой азербайджанской оперы «Лейли и Меджнун». В те дни большая зала с аркой на третьем этаже дома Касумовых полностью переходила в распоряжение артистов. Целыми днями здесь шли репетиции, подготовка к выступлениям. Сам Имран Касумов исполнял в опере арию Нофеля.

Он был очень образован, начитан, прекрасно владел азербайджанским, русским языками, изъяснялся по-французски… Кроме этого, был известен и как меценат: будучи состоятельным человеком, он часто материально помогал семьям артистов. А когда сгорел один из известных книжных магазинов на углу Николаевской и Персидской улиц (угол улиц Истиглалият и Муртузы Мухтарова), Имран Касумов полностью взял на себя не только его ремонт, но и закупку новых ценных книг.

Под стать Имрану была его жена Рубаба ханум, женщина очень обаятельная, интеллигентная, с прекрасными манерами. Как вспоминают старожилы, это была первая модница в дореволюционном Баку. Ее великолепным нарядам, утонченному вкусу могли позавидовать жены самых крупных нефтепромышленников.

Горячо любящий свою жену, Имран Касумов одевал Рубабу ханум от Пакена (это был известный в то время парижский модельер). На одном из сохранившихся снимков она запечатлена с самым дорогим и единственным в Баку пером, какое могло быть в то время, — пером «эспри».

В 1905-1906 годах волна первой русской революции не обошла стороной и Имрана Касумова. Он участвовал в манифестациях, митингах и даже попал под арест. Лишь заступничество Зейналабдина Тагиева и Гаджи Касумова перед генерал-губернатором Баку Мартыновым помогли ему освободиться и избежать более жестких репрессий. Однако было бы неверно причислять Имрана Касумова к профессиональным революционерам. Просто это была увлекающаяся и немножко романтичная натура.

К сожалению, судьба Имрана Касумова и его супруги сложилась очень трагично. Их гибель связана, как ни странно, с одним из самых роскошных зданий Баку — дворцом Муртузы Мухтарова. Это фантастически красивое сооружение в готическом стиле было построено Муртузой Мухтаровым для своей семьи. Лишь полтора года (1911-1912) потребовалось касумовским мастерам, чтобы возвести замечательный дворец на бывшей Персидской.

И, конечно же, Имран Касумов не мог остаться в стороне от строительства, он руководил установкой статуй, оформлением декора и куполов. Фасад Дворца счастья украшала статуя рыцаря, что на самом верху здания. Фигура эта предназначена в основном для обзора снизу, и потому ее реальные пропорции сильно изменены: у рыцаря непомерно крупные плечи и голова и очень тонкие ноги. Конечно же, установка подобного «колосса на глиняных ногах» была делом нелегким, но когда статуя была уже закреплена, произошел несчастный случай, повлекший за собой смерть Имрана Касумова. Гибель его загадочна и непонятна.

Согласно одной из версий, в одну из ночей подрядчику вдруг приснилось, что дворец Мухтарова, в строительство которого он вложил, что называется, всю душу, горит. Через всю Персидскую 20 января 1912 года Имран Касумов добежал до дворца, поднялся по лестницам наверх и, дойдя до статуи рыцаря, поскользнулся (дело было ночью) и упал, скатившись по крыше вниз. При падении Имран поломал себе обе ноги, затем началась гангрена, и неделей позже он скончался. Ему было всего тридцать пять лет.

По другой версии, Имрану Касумову приснилось, что какие-то проблемы с установленным рыцарем — что он упал, и дело было не ночью, а рано утром. Добравшись до рыцаря, которого как раз устанавливали, Имран решил самолично проверить ход работ. И сорвался вниз — его, можно сказать, увлек вниз сам рыцарь. Рыцаря восстановили и вернули обратно, а Имран погиб…

Лишь на неделю пережила своего супруга Рубаба ханум. Она с горечью призналась, что после смерти Имрана ей надо было либо уезжать из города, либо же идти под чадру. Страстно любившая своего мужа, она отравилась.

Так что с этим великолепным дворцом связаны две красивые и трагичные истории любви: Муртузы и Лизы Мухтаровых, жизнь и любовь которых разрушили революционные события, последовавшие за Октябрьским переворотом 1917 года, и Имрана и Рубабы Касумовых.

В честь погибшего Имрана его старший брат, Гаджи Касумов, назвал Имраном своего внука. Когда мальчик вырос, он стал известным писателем и публицистом. Его перу (в соавторстве с Гасаном Сеидбейли) принадлежит книга «На дальних берегах» о легендарном азербайджанском разведчике Мехти Гусейн-заде (Михайло). По книге в 1958 году был снят одноименный фильм, дублированный, кстати, на несколько языков.

Когда погиб Имран, оставшимся братьям пришлось работать вдвоем. Видимо, учитывая богатый опыт и профессиональные навыки Гаджи и Али Касумовых, их не стали преследовать после установления Советской власти. Ограничились лишь полной экспроприацией да десятидневным арестом братьев.

Несмотря на такую страницу биографии, Гаджи Касумов работал прорабом в объединении «Азнефть». Под его руководством возводились многие дома, в том числе и построенный в 20-х годах дом работников Госбанка оригинальной архитектуры на углу улицы Мухтадира (позднее Сеида Рустамова) и улицы Красная (позднее Бунията Сардарова), что близ садика Мирзы Фатали Ахундова.

Так, в Мардаканах у Касумовых имелась симпатичная вилла голландского типа — загородная дача. На ее строительство братья завозили не только отменный чернозем из Ленкорани, но и множество персиковых и других деревьев из Ордубада. В советское время там располагался пионерский лагерь. Однако первое, что сделали «строители новой жизни», заполучив дачу, — вырубили под корень весь касумовский фруктовый сад…

К сожалению, долгие годы имена Гаджи, Али и Имрана Касумовых были практически преданы забвению, но история рано или поздно возвращает нам имена их достойных предков.

В основном это стало возможным благодаря рассказам их потомков: Имрана Касумова-младшего, Мамед Гаджи оглу Касумова и других.

По материалам Фуада Ахундова

Из серии «Тайны Баку»

[pt_view id="501457004v"]