Иосиф Плошко — польский архитектор, творивший в Баку

О.БУЛАНОВА

Как известно, Баку европейский, Баку буржуазный, начиная со второй трети XIX в. строили и европейские зодчие тоже. Среди них был талантливейший польский архитектор Иосиф (Юзеф) Плошко.

Творчество этого зодчего капитально и многогранно, занимает значительное место в архитектурно-планировочной структуре столицы Азербайджана. Он известен как великолепный стилист: вкус и чувство стиля у него были просто потрясающими.

Иосиф Плошко родился в 1867 г. Обладая с юных лет склонностью к рисованию и архитектуре, он поступает в Императорскую Академию художеств в Петербурге, но довольно скоро решает ее оставить, хотя выпускники архитектурного отделения и получали звания художников архитектуры.

Между тем, Петербургский Институт гражданских инженеров давал высочайшие знания в области архитектуры и градостроительства. Это был один из лучших вузов Европы, готовящий гражданских инженеров (так называли тогда архитекторов).

Этот вуз Плошко окончил в 1895 г. и получил распределение в Киев. Там он проработал два года и приехал в Баку — по приглашению Иосифа Гославского, своего соплеменника, практически ровесника (Гославский родился в 1865 г.) и также выпускника Института гражданских инженеров. Кстати, выпускниками этого института были и еще два талантливых польских зодчих, трудившихся в Баку — Казимир Скуревич и Евгений Скибинский.

Гославский к тому времени работал с 1892 г. «городовым архитектором», что, в принципе, приравнивается по значимости к главному архитектору города. Он пригласил талантливого Плошко в Баку, и тот получил место участкового архитектора в строительном отделении Бакинской городской управы. Со временем Плошко также займет должность городового архитектора Баку.

С первых же лет своего пребывания в Баку Плошко благодаря большому таланту и огромному трудолюбию завил о себе очень ярко, занял достойное место среди своих коллег и покорил Баку замечательными творениями.

Для той плеяды архитекторов весьма характерным является факт, что они не имели какой-то узкой специализации, а строили самые разные по назначению сооружения и в самых разных стилях.

Точно так же строил и Плошко. Он проектировал и общественные, и гражданские, и жилые дома, а также культовые сооружения. В плане стиля это были европейская классика, венецианская и французская готика высокого класса, и, конечно, модерн (ар-нуво), вошедший в моду в 90-х гг. XIX в. Его расцвет пришелся на начало ХХ в., и элементы именно этого стиля максимально удачно использовал польский архитектор.

Среди заказчиков Плошко были самые именитые граждане Баку — миллионеры и меценаты, нефтепромышленники и судовладельцы: Муса Нагиев, Нури Амирасланов, Муртуза Мухтаров, семья польских нефтепромышленников Рыльских…

Первая монументальная работа Плошко в Баку — Исмаилие, здание, построенное в 1908-1913 гг. по заказу Мусы Нагиева в память о своем умершем от туберкулеза сыне Исмаиле.

Пишет Шамиль Фатуллаев в своем труде «Градостроительство Баку в конце XIX — начала ХХ веков»:

«Плошко сделал все, чтобы в головной части Николаевской улицы появилось величественное здание в духе венецианской готики, позднее так удачно закрепившееся на повышенной отметке улицы. Великолепное палаццо Исмаилие очень пластично и хорошо прорисовано. Оно представляется гармоничным художественным произведением, вызывающим сильные эмоции и восхищение мастерством зодчего и искусством каменщиков, воплотивших в материале подлинную архитектурную симфонию. Здание «Исмаилии» особенно выиграло в градостроительном отношении в начале 20-х годов, когда на месте расположенной рядом типографии «Каспий» был заложен сквер им. Сабира».

Многие историки считают, что образ Исмаилие навеян дворцом Дожей в Венеции, на самом же деле в решении его фасадов заметно влияние венецианского дворца Ка-д’Оро («Золотой дом»), яркого представителя стиля венецианской готики XV в.

В 1908-1910 гг. Плошко около доков и пристаней компании «Кавказ и Меркурий» на набережной строит театр-синематограф «Феномен». Это было самое большое здание для синематографа в Баку (позднее — Театр Кукол).

Сам Плошко называл стиль этого элегантного дворца французским ренессансом, некоторые же искусствоведы относят его к позднему барокко. Прообразом этого красивейшего здания по мнению некоторых исследователей послужил один из фасадов знаменитого казино в Монте-Карло. Другой фасад станет прообразом для здания Общественного собрания, будущей филармонии архитектора Тер-Микелова.

Еще одна значительнейшая работа Плошко — дворец на Персидской улице (позднее — Дворец счастья), построенный в 1911-1912 гг. по заказу Муртузы Мухтарова, известного нефтепромышленника и миллионера. По словам Ш.Фатуллаева, его архитектурную сущность определяла французская готика. «Выразительна силуэтная композиция дома, выделяющаяся не только в окружающей застройке, но и в городском ландшафте».

Прообразом Мухтаровского дворца послужил дом в Берлине, стоявший на улице Розенталерштрассе. Есть мнение, что Плошко предлагал Мухтарову построить особняк в национальном азербайджанском стиле, но Мухтаров пожелал готику. За основу были взяты центральный и боковые фасады берлинского прообраза (в плане представлявшего собой практически узкий треугольник), но более ничем эти проекты не похожи: Плошко развернул фасады по двум улицам, пересекающимся под прямым углом, и в плане Мухтаровский дворец — сооружение очень сложное, в виде неправильного многоугольника.

Этот дворец был вторым заказом Мухтарова, первым была мечеть, которую Плошко построил во Владикавказе. Удивительно, каким образом польскому архитектору, воспитанному на европейских образцах зодчества и католику по вероисповеданию, удалось так проникнуться исламской архитектурой! Мечеть была построена в 1908 г. и получила в народе название «Мухтаровской мечети».

Любопытно, что это была не единственная культовая постройка Плошко, решенная в исламском стиле. Так, он восстановил по своему проекту пострадавшую от землетрясения Джума мечеть в Шемахе. К сожалению, довести проект до конца не удалось из-за нехватки средств, и проект Плошко был воплощен во время последней реставрации мечети в 2013 г.

В 1910 г. зодчий строит еще одну культовую постройку — мечеть Хаджи Солтан-Али в Баку на углу ул. Персидской.

Католический костел Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, построенный Плошко в 1909-1914(?) гг., вопросов не вызывает: вполне естественно, что польскому архитектору поручили построить католический костел. В Баку его называли польским костелом — из-за того, что в католической общине преобладали поляки. Основные пожертвования на строительство костела предоставила семья Рыльских, а также Витольд Згленицкий — основоположник добычи нефти, залегающей на дне Каспия.

Это был необыкновенно красивый собор. Он стал подлинным украшением Баку. Любопытно то, что если, работая над Исмаилие, «Феноменом» и дворцом Мухтарова, Плошко вдохновлялся европейскими образцами, то в этом проекте он не повторял польских готических образцов. И при этом зодчий умудрился «передать характерные особенности польской готики, которая, в отличие от французской или английской, не отличалась особой пышностью и богатством декоративных форм, но имела свои характерные моменты».

Костел был построен в престижном районе Баку — на углу Меркурьевской и Каспийской (пр. Азербайджана и ул. Рашида Бейбутова). На него, как и на дворец Мухтарова, горожане ходили любоваться. Светская власть в рамках борьбы с религией снесла этот красивейший собор… Варварский акт осуществлен не ранее осени 1938 г.

Из менее грандиозных по масштабам работ Плошко — несколько домов, принадлежавших Мусе Нагиеву на Телефонной (ул. 28 мая), на Торговой (ул. Низами), великолепный дом Рыльских на Полицейской (Ю.Мамедалиева), невероятно красивый «дом с атлантами» на той же улице (позднее снесенный ради постройки торгового центра), дом на Шемахинской (Джаббарлы), принадлежавший Кербалаи Исрафилу Гаджиеву.

Одной из последних работ Плошко являлась шестиэтажная гостиница «Новая Европа», возведенная по заказу Нагиева по последнему слову техники на Горчаковской (ул. Тагиева).

Кроме этих и множества других великолепных жилых домов Плошко принимал участие в реконструкции района Чемберекенда по заданию городской управы, в конкурсе по благоустройству бульвара. В 20-х гг. вместе с Зивер беком Ахмедбековым он участвовал в обсуждении проекта городов-садов на Абшероне. В 1925 г., после 28 лет, прожитых в Азербайджане, Плошко уехал в Варшаву, а затем во Францию, где и скончался в 1931 г.

Можно смело сказать, что Иосиф Плошко был одним из тех, кто сформировал облик современного Баку. И даже если бы он был автором всего лишь одного какого-нибудь здания — или Исмаилие, или дворца Мухтарова, или синематографа «Феномен», или костела, его имя было бы достойно остаться запечатленным в истории Баку.

Из серии «Тайны Баку» и «Личности в истории Азербайджана»

[pt_view id="501457004v"]