Асаф Зейналлы: Свет далекой звезды

О.БУЛАНОВА

Есть люди, которые прожили долгую жизнь, но помнят о них немногие. А есть люди — как падающие звезды: они сгорают очень быстро, но свет от них продолжает распространяться.

Таким был Асаф Зейналабдин оглу Зейналлы, композитор и педагог. Он прожил всего 23 года, но это были годы, без остатка отданные музыке, и потомки чтут память о нем до сих пор. Асаф Зейналлы внес неоценимый вклад в музыкальную сокровищницу Азербайджана.

Асаф Зейналлы родился 5 апреля 1909 г. в Дербенте в бедной семье садовника, был младшим из троих братьев. Отца не стало, когда Асафу исполнился годик, и мать была вынуждена испытывать все тяготы, обрушившиеся на семью, лишившуюся кормильца.

Однако она была полна решимости воспитать своих детей — Ахада, Джафара и Асафа — культурными людьми и играла им по вечерам на гармони, как бы ни устала за день. Так музыка вошла в жизнь и душу Асафа.

Когда мальчику исполнилось семь лет, мать отдала его в Дербентское реальное училище. Там музыкальные склонности Асафа получили возможность развиваться: он учился играть на кларнете, пел в хоре.

Культурная жизнь Дербента в те годы била ключом: по вечерам в городском парке проходили концерты Дербентского духового оркестра, и талантливого мальчика приглашали играть на кларнете в составе оркестра.

В 1920 г., когда Асафу исполнилось одиннадцать лет, семья переехала в Баку и мать отдала его в школу-девятилетку.

Музыка захватила его целиком, и он начал учиться играть на трубе в духовом оркестре при военной школе. Затем была учеба в Бакинском музыкальном техникуме, организованном по инициативе Узеира Гаджибекова. Там Асаф продолжает занятия на трубе, а также берет у профессора Окорокова уроки виолончели и у Н.Женецкой уроки фортепианной игры, проявляя недетские трудолюбие и настойчивость.

Юноше было всего четырнадцать лет, когда он представил преподавателям и соученикам на одном из концертов собственную небольшую пьесу для соло трубы — «Песня».

Трубу в большинстве своем воспринимали как инструмент для маршей, однако, обладая талантом и чутьем, из этого инструмента можно извлечь удивительные звуки! До сих пор ценители музыки приходят в восторг от этой сочиненной Асафом пьесы на основе мугама «Rast».

Техникум талантливый юноша окончил в пятнадцатилетнем возрасте. Затем была учеба в Азербайджанской государственной консерватории по классу великого Узеира Гаджибекова. Этот гениальный композитор сыграл большую роль в творчестве Асафа Зейналлы своим личным примером, беззаветной любовью к родному народу,глубоким знанием и пониманием азербайджанского искусства, профессиональным отношением к творчеству… Все это не могло не вдохновлять молодого композитора.

В этом свете весьма символично участие Асафа Зейналлы в 1925 г. в постановке оперетты Узеира Гаджибекова «Аршин мал алан». Вместе с ним в оркестре тогда играли и будущие светила национальной культуры — композитор Сеид Рустамов, дирижер и композитор Афрасияб Бадалбейли, дирижер Ашраф Гасанов.

Любопытно, что вначале Асаф Зейналлы поступил на оркестровый факультет, однако по совету своего великого учителя он решает перейти на композиторское отделение, сдав с этой целью дополнительный экзамен по теоретическим дисциплинам.

Обучавшийся у Узеир бека основам народной музыки Асаф впоследствии ездил в самые отдаленные уголки Азербайджана и вдохновенно собирал народный фольклор — песни, мугамы, считая, что начало всего — именно в народной музыке.

Перерабатывая народное наследие, он сочинял, в том числе и романсы, став основоположником жанра романсов в азербайджанской музыке. Большую известность в народе получили его романсы «Родина», «Вопрос», «Чадра», «Сейран» и др.

Он стал основоположником и целого ряда других жанров в истории музыкальной культуры Азербайджана, автором первых национальных фортепианных и скрипичных миниатюр, а также первых образцов симфонических произведений. Своей «Детской сюитой» для фортепиано он заложил основу азербайджанской детской музыки.

Также талантливый композитор переложил на ноты около полусотни народных песен. Созданные им пьесы открыли новые горизонты для камерной музыки.

Параллельно с учебой в консерватории, в 1929-1931 гг. Асаф Зейналлы заведовал музыкальной частью Тюркского рабочего театра, был, что называется, его музыкальной «примой «. Тюркский рабочий театр вышел из Бакинского сатирического агитационного театра.

У Агиттеатров тогда наступило золотое время: они были основным источником информации для неграмотного населения, формой, доступной к пониманию всеми без исключения. Асаф Зейналлы написал музыку к драматическим спектаклям «Севиль» и «Возвращение» Дж.Джаббарлы, «Огонь» Х.Назерли и С.Рустама, «Дочь Индии» А.Гамида, «Город ветров» В.Киршона.

В 1928-1932 гг. он преподавал в музыкальном училище при Азербайджанской государственной консерватории. В числе его учеников были Кара Караев, Тофик Кулиев, Амина Дильбази, Закир Багиров, Джовдет Гаджиев и др.

Учась в консерватории, Асаф Зейналлы совместно с Сеидом Рустамовым, Ашрафом Гасановым и Фуадом Эфендиевым составил учебник «Начальная нотная грамота», создал кружок западноевропейской и русской классической музыки, привлекая к участию в нем своих товарищей-композиторов, а также студентов с других факультетов.

На собраниях этого кружка, помимо изучения классики, немало внимания уделялось и пропаганде азербайджанского народного творчества. С особым интересом собравшиеся всякий раз слушали выступления и доклады Асафа Зейналлы.

К примеру, в докладе «О мугамате и о европезации музыкальной системы тюрок» он писал: «Все народные песни и мотивы исходят из мугамата, все они основаны на мугамате, и, наконец, народные песни и мотивы являются составными частями мугамата — в виде ренга, дирингя и др.». В том же докладе встречается и такая мысль: «Техника Европы плюс мугамат и творчество народа — вот тот основной материал, из которого будет строиться наша будущая музыкальная культура».

В другом докладе Асаф Зейналлы горячо отстаивает созданные азербайджанским народом непреходящие ценности в области музыкального искусства, в том числе народные инструменты, доказывает всю необходимость их сохранения для музыкальной культуры будущего.

Композитор писал: «Тар, единственный в своем роде и по своей конструкции инструмент, который правильно и точно может передать народное творчество и мугамат. Уничтожив тар, мы не только лишаемся возможности иметь ясное представление о народной музыке, но также сугубо повлияем на технику мышления народного творчества, а может быть, и на форму и продукцию этого мышления. Мы не имеем никакого права реквизировать то, что является природной принадлежностью самого народа… Совершенно необоснованно заявление о непригодности тара в ансамбле. Тар, как участника оркестра, мы знаем с постановки «Аршин мал алан». На роль и значение тара нужно смотреть более рассудительно. Если мы безразлично будем ломать старое, то постройка нового будет стоить непреодолимых трудов».

Скорее всего, этот горячий и эмоциональный доклад явился своего рода ответом на политику нивелирования национального азербайджанского искусства, активно проявлявшуюся как раз в эти годы. Начал ее в 20-х гг. бывший комиссар народного просвещения Мустафа Гулиев, активно выступавший против тара, против мугама, вообще восточной музыки и старавшийся все это полностью искоренить.

Начались нападки на тар. Микаил Мушфиг написал знаменитое стихотворение «Звени, тар!»:

«Oxu, tar! Oxu, tar! Səni kim unudar?».

Сулейман Рустам в ответ разразился такими строчками:

«Oxuma, tar! Oxuma, tar! Səni sevmir proletar!» — за что прилюдно получил увесистую пощечину от Узеира Гаджибекова. И вот во время, когда разгорались такие страсти, Асаф не боялся выступать в защиту гонимого тара!

Закончив обучение в 1931 г., Асаф Зейналлы стал первым композитором, получившим профессиональное образование в Азербайджанской государственной консерватории.

Композитор, глубоко изучивший теоретические основы европейской музыки, создал оригинальные произведения, синтезировав их с народной музыкой, поэтому мир его музыкального творчества крайне разнообразен. Ведь источником его являлся сам азербайджанский народ, а композитор лишь черпал из этого источника вдохновение.

К примеру, с целью лучшего изучения исторического прошлого и настоящего своей республики Асаф Зейналлы не раз посещал бакинские нефтяные промыслы, фабрики и заводы, выезжал в сельские регионы, знакомился с документами, связанными с историей Азербайджана.

Неповторимость его музыки характеризуется сложностью и утонченностью, глубокой поэтичностью и высоким гражданским пафосом, разнообразием ладогармонического и ритмического рисунков, мудрой содержательностью и благородством, тонким изяществом и задушевным лиризмом, созерцательностью и целеустремленностью.

Его не случайно ставят в один ряд с основоположниками азербайджанской профессиональной композиторской школы — Узеиром Гаджибековым и Муслимом Магомаевым. Но если Гаджибеков и Магомаев с начала своего творчества вплоть до 20-х гг. работают в основном над крупными музыкально-сценическими произведениями, то Асаф Зейналлы вначале обращается к малым жанрам, пишет произведения для небольшого ансамбля.

Написанная позже сюита молодого композитора «Фрагменты», наметки и планы большой симфонии «Баку» указывают на то, что композитор шел от малых форм к созданию крупных произведений.»Фрагменты» стала первым симфоническим произведением в истории азербайджанской музыки.

Асаф Зейналлы владел множеством музыкальных инструментов, являлся не только талантливым композитором, но и многообещающим востоковедом, справедливо полагающим, что без углубленного знания восточных основ древнего искусства невозможно сочинять истинно азербайджанскую музыку, познать ее суть и смысл.

Среди многочисленных друзей Асафа Зейналлы в его доме часто гостили Гусейнгулу Сарабский, Сеид Рустамов, Фуад Эфендиев, Алекпер Дашдамиров и другие известные личности, оставившие заметный след в культуре Азербайджана.

Нежную дружбу и взаимную симпатию молодой композитор испытывал тогда к еще начинающей пианистке, студентке, а в будущем народной артистке Азербайджана, заслуженному деятелю искусств, профессору Азгосконсерватории, основательнице единственной в республике средней специальной музыкальной школы им. Бюльбюля при консерватории Койкеб Сафаралиевой.

Семейное предание гласит, что после скоропостижной смерти композитора Койкеб Сафаралиеване вышла замуж и в течение всей своей долгой жизни никогда не забывала семью Зейналлы, оставаясь ее верным другом до конца своих дней.

Смерть же подстерегла Асафа Зейналлы в Карабахской экспедиции, куда он отправился для сбора народных песен. В Шуше Асаф познакомился с Ханом Шушинским.

Возвращаясь из экспедиции, композитор заразился в пути тифом и скоропостижно скончался 27 октября 1932 г. Симфония «Баку», обещавшая стать поистине великим произведением, осталась незаконченной…