Тайны Баку: Драматическая судьба «Кодора»

О.БУЛАНОВА

В 1985 г. на советские экраны вышел изумительный фильм — «В поисках капитана Гранта». Это была уже вторая экранизация знаменитого романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта» — первая увидела свет в 1936 г.

Великолепный актерский состав, чудесная музыка Дунаевского, эффектные декорации, потрясающе красивые пейзажные съемки — фильм удался по многим статьям.

И тут читатель задаст вполне резонный вопрос: а какое отношение этот фильм имеет к Баку? Как известно, азербайджанские актеры в этом фильме не участвовали, ни один из эпизодов этого фильма в Баку не снимался…

Да, все так. И, тем не менее, в этом фильме снимался один корабль, который имел самое непосредственное отношение к Баку и даже свой конец нашел именно в нашем городе. Речь идет о знаменитом трехмачтовом паруснике, сыгравшим «роль» яхты «Дункан». Он носил красивое имя «Кодор» (а не «Кондор», как пишут некоторые источники). Свое название парусник получил в честь реки Кодори (или Кодор) в Абхазии.

Точнее, парусник — это общее название. «Кодор» был бермудской шхуной. Правда, к Бермудам судно отношения не имело — так называют определенную разновидность шхун из-за типа их оснастки — косых парусов.

Зато на заре своей истории шхуна имела непосредственное отношение к другой стране — Финляндии, потому что построили ее на вервях именно этой страны. Произошло это в финском городе Турку в 1947 г. (по другим данным — в 1951 г.) и «немецкой трофейной», как пишут некоторые журналисты, не желающие обременять себя поиском подлинной информации, быть никак не могла. Вообще история шхуны и связанных с ней людей и городов невероятно интересна и кое-где, к сожалению, туманна.

Строили ее финны как гафельную шхуну для сбора рыбы и снабжения рыбаков в море — в оплату части контрибуции, наложенной на Финляндию после Второй мировой войны. Любопытно, что в счет погашения репарационного долга в Финляндии по заказу Министерства морского флота СССР было построено и введенно в эксплуатацию в период с 1946 по 1953 г.

102 деревянных парусника — 72 шхуны и 30 баркетин всего на сумму $66,2 млн (около 30% от всей суммы репараций). Постройка такого количества деревянных парусных (хотя и снабженных двигателями) судов в середине XX в. выглядит странно, но факт остается фактом.

Шхуна получилась немаленькой: 60 м длина, 9,5 м — ширина, водоизмещение — 500 т. Могла брать на борт от 44 до 50 человек плюс 15 членов экипажа. Идентичных судов было много, но ни у одного не было такой яркой и, в общем-то, драматической судьбы, как у «Кодора».

В 1950 г. «Кодор» был переделан в прекрасное учебное судно с заменой парусной оснастки гафельной шхуны на бермудскую. Принадлежащая к Ленинградскому мореходному училищу, она ходила с курсантами по водам Атлантического океана и одиннадцати морей, в основном, Балтийского.

Вначале шхуной командовал в это время известный парусник и яхтсмен капитан А.А. Аристов. Одно время (после выхода в запас) начальником практики на «Кодоре» был не кто- нибудь, а контр-адмирал Николай Александрович Лунин — легендарный подводник, атаковавший «Тирпиц».

«Кодор», этот парусник-долгожитель находился в эксплуатации около тридцати лет — фантастический «возраст» для деревянного судна, построенного с расчетом на двадцатилетний срок плавания! На его борту прошли практику около трех тысяч курсантов морских учебных заведений, ставших впоследствии морскими специалистами высокой квалификации.

В 1983 г. шхуну «Кодор» преподнесли в дар бакинскому яхт-клубу. Именно в 1983-м, а не после съемок фильма «В поисках капитана Гранта», как утверждают некоторые источники. Когда парусник только перегнали в Баку, восторгу бакинцев, особенно имевших отношение к морскому делу, не было предела. Как же, такой красавец-парусник — и у нас, в Баку! У всех была мысль, что он теперь будет приписан к местному Мореходному училищу. Потом говорили, что шхуну отдадут «Воднику», яхт-клубу Каспийского пароходства; там многие откровенно облизывались.

Пару раз «Кодор» поучаствовал в «водно-спортивных праздниках» под парусами, а потом его отправили на военный судоремонтный завод. Однако шхуне была уготована другая судьба… Но это будет потом, а пока «Кодор» забрали из Баку — для съемок в очередном фильме, в том самом, о котором шла речь в начале: «В поисках капитана Гранта».

К тому времени «Кодор» был уже опытным «актером» — снялся в фильмах «Остров сокровищ» и «Арабелла, дочь пирата» (1982), а на протяжении долгих лет — с 1971 по 1979 г. — играл роль галиота «Секрет», которым управлял капитан Грей в гриновских «Алых парусах». Но играл не в фильме, а в грандиозном празднике в Ленинграде, посвященном выпускникам школ — «Алые паруса». Этот праздник — единственное в мире торжество такого масштаба, посвященное бывшим десятиклассникам.

Съемки фильма «В поисках капитана Гранта» проходили в Крыму и в Болгарии — на Каспии не нашлось береговых скал такой красоты, которая нужна была режиссеру фильма Станиславу Говорухину.

Чтобы превратить «Кодор» в «Дункан», его пришлось слегка видоизменить, например, поменять названия на носу и корме, установить макет пушки и бутафорскую дымовую трубу, ведь «Дункан» по роману — паровая яхта и из трубы должен был валить дым. Для тех, кто разбирается в типах судов, «Дункан» выглядел довольно странно: в романе это бриг, т.е. двухмачтовое судно с прямыми парусами, а, следовательно, бизань-мачты иметь не должен, а тем более бермудские косые паруса.

Перед бутафорской трубой установлена фальш-надстройка со штурвалом. Для этого пришлось демонтировать грота-гик и, как следствие, грот-мачта нигде в кадре не несет парусного вооружения. Плюс поставили скамью для пассажиров на шкафуте — многие «палубные» диалоги сняты именно вокруг нее.

В общем же «Дункан» получился очень даже ничего — бермудская яхтенная оснастка «Кодора» вкупе с трубой превратили его в очень натуральное визуальное подобие шотландской яхты.

Выше было сказано, что знаменитый советский фильм имеет отношение к Баку только через шхуну «Кодор», однако азербайджанский писатель-фантаст Александр Хакимов раздобыл информацию, что азербайджанцы в фильме все-таки снимались. Но не в качестве актеров. Дело в том, что ходить под парусами, да еще и на трехмачтовой шхуне — дело непростое, но в Баку были моряки, которые умели это делать. И вот они-то и помогали управлять «Кодором» на съемках.

После съемок «В поисках капитана Гранта» «Кодор» вернулся в Баку и покинул его в 1986 г. — для участия в съемках фильма «Капитан «Пилигрима»» по мотивам романа Жюля Верна «Пятнадцатилетний капитан». «Кодор» играл, разумеется, «роль» китобойного судна «Пилигрим».

После съемок «Капитана «Пилигрима»» «Кодор» Баку больше никогда не покидал. Все в городе продолжали надеяться, что уж теперь-то парусник точно отдадут Мореходному училищу. А если не училищу, так КЮМу — клубу юных моряков, а не КЮМу — так яхт-клубам. Но если и яхт-клубам такого счастья не светило, то пусть хотя бы прогулочным судном сделают, пусть туристов по бухте катает. Старожилы вспоминают, что были люди, готовые «на свои» шить ему паруса, красить и т.д. — лишь бы был «живой» парусник…

Но недаром выше было сказано, что судну была уготована другая судьба. Страшная, нелепая и позорная для парусника — стать плавучим кабаком. Выражаясь интеллигентно — рестораном. От судьбы не уйдешь, и «Кодор» стал рестораном. Хорошим, надо сказать, рестораном — многие с теплом вспоминали его неплохую рыбную кухню и уютные кабинетики.

А ведь в середине 80-х были планы организовать на «Кодоре» рейс по Каспию с посещением островов Бакинского архипелага. Но что-то не срослось… «И штурвал шхуны, — с болью писал А.Хакимов, — вращали уже не руки моряков, а жирные от шашлыка пальцы полупьяных посетителей ресторана».

Почему же судьба была так немилосердна? Поговаривали, что с парусником просто не знали, что делать. Вот и решили — пусть будет ресторан. И свою новую роль «Кодор» играл несколько лет, стоя на приколе в районе бывших гребных бонов. И стал очередной бакинской достопримечательностью, привлекающей внимание и бакинцев, и тем более гостей города.

Городские власти как-то не учли, что негоже превращать в ресторан заслуженный парусник, который и в кино снимался, и упоминался в художественной литературе — например, в произведении Владислава Крапивина «Фрегат «Звенящий»». И, кстати, даже на конверт и почтовую марку попал — в одной серии с легендарными «Крузенштерном», «Седовым», обоими «Товарищами» и «Вегой». Вот такая славная судьба… А теперь — кабак! Пусть и плавучий…

По рассказам старых бакинцев, не было ни одного яхтсмена, ни одного моряка, который порадовался бы за такую «спокойную старость» «Кодора». Дошло даже до того, что некоторые горячие головы вынашивали идею угнать несчастный парусник и расшибить об скалы острова Наргин, там, где находится печально известное корабельное кладбище Каспийской флотилии — чтобы лег рядом со сторожевиками, тральщиками и «морскими охотниками» времен войны.

Такая идея даже неоднократно высказывалась, при этом вспоминали романтического юношу, угнавшего и разбившего о скалы бригантину, ставшую рестораном в Севастополе.

Но очень скоро стало просто не до того — наступил конец 80-х, тяжелейшее время для республики, в Баку имелось огромное количество гораздо более острых проблем, нежели судьба старого парусника.

Закончилось все печальнее некуда: в августе 1999 г. «Кодор», продолжавший служить рестораном, сгорел. То ли это был на самом деле случайный пожар, то ли поджег… Но факт остается фактом — красавицы-шхуны не стало. И погубила ее не вода, а огонь… Остатки были утилизированы. Так закончился славный путь сначала рыбацкого, потом учебного, затем судна-киногероя — «Кодора»…

Из серии «Тайны Баку»

[pt_view id="501457004v"]