История венского стула

venskiy-stul

О.БУЛАНОВА

Своим появлением венский стул обязан немецкому краснодеревщику Михаэлю Тонету.

Тонет родился в 1796 г. в немецком городке Боппард в семье кожевника и получил профессию столяра — очень в то время хлебную и востребованную. Из-за ранней кончины жены отец Михаэля выхлопотал освобождение своего сына от воинской повинности в прусской армии — чтобы единственный сын смог помочь ему добывать средства к жизни.

В 1819 г. Михаэль оборудовал свою собственную мебельную мастерскую, а на следующий год женился на Марии Грае. У них родилось 14 детей, 7 из них достигли взрослого возраста: две дочери и сыновья Франц, Михаэль, Август, Йозеф и Яков.

Фирма Тонета процветала, заказов было много. Тонет начал проводить первые эксперименты — производство мебели для сидения из клееной слоистой фанеры. Гнутье древесины имеет давнюю традицию. Еще в XVII в. в Англии изготовлялись полукруглые спинки из гнутой древесины — стул «Windsor».

В кораблестроении и для производства карет также экспериментировали с гнутой древесиной. Брегенцский каретный мастер Мельхиор Финк разработал способ гнутья обода колеса из одного куска дерева, за который он в 1817 г. получил патент. В 1826 г. англичанину Исааку Садженту удалось изготовить способом гнутья обод колеса, лестничные перила и оконные рамы из предварительно размягченной горячим водяным паром древесины. Приблизительно в 1830 г. американец Эдвард Рейнольдс сконструировал гнутарные станки для изготовления обода колеса.

Тонет использовал для гнутья листы фанеры, которые разрезал на полосы одного размера параллельно направлению волокна. Затем варил их в клею и складывал связками в шаблоны для гнутья. Для того чтобы обеспечить по возможности более быстрое и экономное производство, он сконструировал шаблоны для широких связок полос, которые после гнутья разрезались в продольном направлении, тем самым обеспечивался процесс одновременного гнутья нескольких одинаковых сегментов.

Это положило начало серийному производству в ограниченных масштабах. Однако подобная технология позволяла гнутье лишь в одной плоскости. Такие полосы из фанеры Тонет использовал для своих первых «стульев с боковым обрамлением», которые изготовлялись мебельщиками той эпохи из цельных, нарезных и склеенных друг с другом кусков древесины.

Это была очень трудоемкая работа. Однако за счет фанеровки мебели можно было скрыть различные способы производства. Тонету удалось наладить более быстрое, рациональное с точки зрения расхода материала и тем самым более дешевое изготовление стульев, кресел и канапе. В 1841 г. он со второй попытки получил патент на свой способ производства.

Со своими изделиями Тонет принял участие во многих выставках. Так, в 1841 г. он привез свои изделия на выставку в Кобленц. Счастливый случай привел к тому, что выставку посетил канцлер Австрии Клеменс князь фон Меттерних. Придя в восторг от мебели Тонета, он пригласил молодого мебельщика переехать в Вену, пообещав при этом ему свою поддержку.

Тонет хорошо обдумал это приглашение. И лишь после проведения в Майнце в 1842 г. гессенской выставки ремесел он отправился в Вену — чтобы продемонстрировать там свой принцип производства Объединению ремесленников Нижней Австрии.

Однако там он отказался детально изложить свою технологию, поэтому в выдаче венского патента ему отказали. Однако к этому времени Тонет имел уже 800 стульев и сам мог продемонстрировать свои образцы в Венском дворе. Долги, скопившиеся в связи с производством по выдаче патента, он не смог погасить. В мае 1842 г. имущество Тонета в Боппарде вместе с партией мебели, предназначенной для императорского двора во Франкфурте, было конфисковано.

Лишь 16 июля Тонет получил от Имперско-королевской общей палаты привилегию: «Разрешается гнутье любого — даже самого хрупкого — сорта древесины химико-механическими способами, придавая им любые формы и закругления». Получив такое разрешение, Тонет вместе со своей семьей переезжает в Вену.

Т.к. финансовое положение не позволило ему наладить собственное производство, он вместе со своими сыновьями нанялся к венскому фабриканту мебели Листу и стал изготавливать для него упрощенные варианты своих боппардских моделей в качестве т.н. «дешевых стульев». Позднее Лист отказался от продолжения своего дела по возрасту и закрыл мастерскую.

В 1840 г. князь Алоис Йозеф II Лихтенштейн поручил английскому архитектору П.Х. Десвайгнесу заново оборудовать и обставить свой венский городской дворец, построенный итальянским архитектором Доменико Мартинелли приблизительно в 1700 г.

Придерживаясь международных тенденций в этой области, венская художественная кустарная промышленность отошла от стиля бидермейера и обратилась к раннему историзму. В соответствии с духом времени Десвайгнес остановился на богатом орнаментами языке форм т.н. «второго рококо».

Десвайгнес еще раньше обратил свое внимание на способ гнутья древесины Тонета и предложил ему и его сыновьям участвовать в оборудовании дворца на правах независимого партнера Карла Лейстлера. Результатом этого партнерства было изготовление паркета с роскошным декором по новой технологии гнутья. Совместная работа над интерьером дворца длилась вплоть до 1847 г.

В это же время Тонет спроектировал пять моделей стула, изготовленных оптимальным способом склеивания отдельных слоев. На этот раз он использовал не листы фанеры, а деревянные прутья, соединенные клеем в пучки так искусно, что кажущаяся монолитность материала позволяла достигать любые трехмерные закругления.

В 1849 г. Тонет оборудовал свою собственную мастерскую в Вене. Здесь была спроектирована модель стула №1 — продолжение проектов лихтенштейнских стульев. Спинка этого стула состояла из одной-единственной петли.

Эта модель была использована как «Шварценбергский стул» для оборудования Шварценбергского дворца, который был сооружен в 1700 г. Другой заказ был получен из кафе Даум в центре Вены. Т.н. «стул кафе Даум» ознаменовал переход от розничных заказов к оптовым сделкам: 400 таких стульев были заказаны будапештской гостиницей «К королеве Англии».

В 1851 г. в лондонском дворце Crystal Palace открылась первая Всемирная выставка — обзор современных изделий, и прежде всего художественной кустарной промышленности. Число посетителей выставки превысило все нормы — 6 млн человек за полгода.

Готовиться к этой выставке Тонет начал уже летом 1850 г. Он представил на выставку 6 моделей стульев, 2 кресла, 2 стола, канапе, столик для шитья, а также 2 столика для чтения и 2 этажерки. Это были экземпляры дорогой роскошной мебели из палисандрового дерева с латунной отделкой.

Выставленные экспонаты нашли большое признание, как со стороны публики, так и со стороны критиков, и были удостоены бронзовой медали. После закрытия выставки их приобрел архитектор Дисвайгнес, друг и покровитель Тонета, для своего поместья в Левисхэм.

В конце 1852 г. Тонет открыл свой первый торговый филиал во дворце Palais Montenuovo в старой части Вены. Заказов было много, и поэтому к весне 1853 г. мастерская в Гумпендорфе не могла больше удовлетворить всех запросов. Обстоятельства складывались благоприятно: венский художник в стиле бидермейер Фридрих Амерлин решил расстаться со своей мельницей Молларда. В этом здании было достаточно места для жилых помещений, а в пристройках — для новой мастерской.

Летом 1853 г. в мастерской Тонета работало 42 человека. Через три года, после роспуска венского производства, — уже 70. В конце года была пущена первая паровая машина. А в ноябре Тонет перевел свое предприятие на пятерых сыновей и назвал фирму «Братья Тонет». За собой он оставил общую торговую доверенность и исполнение обязанностей за несовершеннолетнего сына Якова.

Это было время расцвета фирмы. В 1854 г. ей была вручена бронзовая медаль на Всеобщей немецкой промышленной выставке. В 1855 г. на первой Всемирной выставке в Париже фирма получила серебряную медаль.

Высокое общественное признание качества выразилось в растущем спросе на эти изделия у себя дома и за рубежом. В 1855 г. были получены первые большие экспортные заказы из Южной Америки. Стали поступать заказы от представителей местной знати, которые к нему благоволили.

В 1856 г. Тонет с сыновьями получили по декрету регента Нижней Австрии австрийское гражданство, а затем право на производство мебели, паркета и других изделий из древесины. Никакие конкуренты, которых было немало, ему уже были не страшны. Однако уже некоторое время Тонет носился с мыслью покинуть Вену: в городе не было ни сырья, ни рабочих, требующихся для растущих потребностей фирмы.

Весной 1856 г. Тонет отправился в Моравию для организации фабрики. Там было достаточно рабочих, познавших прединдустриальные процессы производства на фабриках по производству фарфора и стекла, которые хотя и не были знакомы с производством мебели, но имели больше желание работать. Общий объем продукции за 1857 г. составил уже 10000 предметов мебели из гнутой древесины.

В конце 50-х Тонет запустил в серийное производство 14-ю по счету модель стула, самую простую и безупречную. Этот стул стал наиболее популярным, известным и массовым. Именно от него и пошло название «венский стул» и представление о венской мебели вообще. Эта мебель собиралась с помощью винтиков без использования сильного клея. Ящик, в который упаковывались 36 демонтированных стульев, занимал 1 куб.м. Число деталей стула N14 было сведено к минимуму — к шести, конструкция доведена до совершенства. Прочность венского стула была однажды продемонстрирована эффектным рекламным трюком: он был сброшен с Эйфелевой башни и не разбился.

В 1871 г. Михаэль Тонет скончался, бразды правления фирмой перешли к сыновьям. Стулья Тонета становятся «товарами массового промышленного производства». Дешевые, изготовленные из цельногнутых элементов, стулья быстро завоевывают европейский рынок. Некоторые из сложившихся в это время простых, пригодных для массового производства форм стульев предвосхитили начинания, предпринятые в этом направлении мебельной промышленностью XX в.

Стоимость одного стула составляла около трех австрийских форинтов, а количество реализованных изделий достигло 40 млн штук. Большим спросом пользовалось и другое изделие, производство которого было налажено в 1860 г — кресло-качалка. Ежегодно выпускали сто тысяч таких кресел.

В начале XX в. каталоги фирмы Тонет включали около 1200 моделей, фабрики производили почти 2 млн изделий в год. Во второй половине XIX в. в условиях полного засилья эклектики мебель Тонета стала своего рода маяком, указывавшим дорогу в будущее.

[pt_view id="71ecce77le"]