Легендарный Михайло – азербайджанский партизан Мехти Гусейн-заде

О.БУЛАНОВА

У него было много талантов! Он мог бы стать художником, мог – поэтом, мог – музыкантом, мог – переводчиком. А стал – героем. Про него написали книгу, и не одну, сняли художественный и несколько документальных фильмов, его именем были названы улицы, набережные и школы в разных городах, теплоход, стадион, в его честь выпустили марку, открыли музеи, установили несколько памятников, бюстов и мемориалов – в Баку, в Новханы, в словенских городах Нова-Горица и Чепован.

Его знали под именем Михайло. На самом же деле этого простого азербайджанского парня звали Мехти Гусейн-заде. Он родился 22 декабря 1918 г. в селе Новханы, в семье будущего начальника Бакинской городской милиции Ганифа Гусейн-заде, участвовавшего в борьбе с бандитизмом на территории Азербайджана после советизации республики.

В 1936 г. Мехти, с детства имевший склонность к рисованию, окончил Бакинское художественное училище, после чего был направлен в качестве преподавателя рисования в начальную школу в Сураханы. Одновременно он работал в библиотеке, в частности, был заведующим читального зала библиотеки им. Аббаса Саххата, работал в библиотеке им. М.Азизбекова.

Затем Мехти поехал учиться в Ленинград – хотел поступить в Академию художеств. Не получилось, и он поступил институт иностранных языков. В 1940 г. он добился перевода на второй курс факультета языка и литературы Азербайджанского педагогического института им. В.И. Ленина. Причина перевода – любовь к поэзии и литературе.

Мехти, хоть и воспитывался при советской власти и не являлся по происхождению аристократом, принадлежал к той когорте азербайджанской интеллигенции, представители которой с еще дореволюционных времен заявляли о себе на весь мир как о разносторонне развитых и энциклопедически образованных людях.

Рано лишившись родителей, он вместе с сестрами Пикя и Хурриет воспитывался у тети, сестры отца – Санам ханум. Мехти был озорным ребенком, и тетя Санам нередко наказывала его за шалости, хотя и очень любила его. Никто и не мог подумать, что в этом ребенке столько добра, нежности, преданности и любви к ближним.

Когда началась Великая Отечественная, уже 9 августа Мехти пошел в армию и начал проходить курс обучения в Тбилисском военно-пехотном училище. У него как у человека творческого и неординарного, была сильно развита интуиция и предчувствия, и когда его, 24-летнего лейтенанта, в 1942 г. отправляли из училища на Сталинградский фронт, у него уже появилось предчувствие ранней смерти, о чем он написал в стихотворении, которое прислал сестрам в Баку в мае того же года: «Боюсь, что молодым умру…»

А в письме младшей сестре Хурриет, уже будучи на фронте, Мехти напишет: «Я не знаю, останусь в живых или нет, но даю вам слово, что не придется вам опускать голову из-за меня, и когда-нибудь вы обо мне услышите. Если я погибну, то погибну, как герой, – смертью храбрых…».

Откуда он мог знать, что спустя совсем немного времени это предчувствие оправдается, и он действительно станет героем, причем трех стран – СССР, Югославии и Италии…

На фронте Мехти Гусейн-заде демонстрирует боевым товарищам только самые лучшие свои качества. Он стойко переносит все тяготы и лишения военно-полевой жизни. Его назначают командиром минометного взвода, где, несмотря на свой возраст, он становится настоящим авторитетом среди товарищей, поскольку в общении с ними он всегда прост и легко находит общий язык практически с каждым.

Спустя год после своего вступления в Красную армию, Мехти Гусейн-заде получает тяжелое ранение. Находясь без сознания, он попадает в плен. После излечения в Миргороде Полтавской области Гусейн-заде был зачислен в Азербайджанский легион вермахта и отправлен в Германию.

Он понимал, что бежать нереально, и если судьба закинула его в стан врагов, он может и должен извлечь из этого выгоду и принести пользу своей стране. В школе переводчиков под Берлином Мехти три месяца изучал немецкий. После успешного окончания курса в апреле 1943 г. его направили в город Штранс на формирование 162-й Туркестанской дивизии вермахта.

Мехти Гусейн-заде служил в отделе 1-Ц (пропаганда и контрразведка) штаба 314-го полка этой дивизии. В сентябре 1943 г. 162-я Туркестанская дивизия направлена в Италию на подавление партизанского движения. В октябре 1943 г., когда лагерь азербайджанских военнопленных располагался в Северной Италии, близ Удине, Мехти удалось добыть в штабе немецкого командования план внезапного нападения гитлеровцев на партизанский отряд «Гарибальдийцы». Отряду удалось помочь.

Находясь в Италии в Триесте, Мехти установил связь с югославским партизанами, действовавшими в Словенском Приморье Адриатики и вместе с двумя другими военнослужащими дивизии – азербайджанцами Джавадом Хакимли и Асадом Курбановым – совершил побег. Благодаря местным патриотам, Гусейн-заде и Хакимли сумели выйти на партизан и уже вскоре воевали в составе 9-го югославско-итальянского партизанского корпуса.

Дж. Хакимли создал здесь роту «Руска чета», а Мехти стал его заместителем по политчасти и разведчиком отряда. Чуть позже за уникальные по дерзости диверсионные акты Мехти был зачислен в штаб 9-го корпуса. Знание немецкого и порядков в фашистской армии давали возможность Мехти и его группе проникать в места скопления немцев и совершать диверсии.

Он был начитан, знал наизусть многие произведения классиков азербайджанской и восточной литературы, своей жизнерадостностью и оптимизмом заражал товарищей. Со всех операций Мехти возвращался живым и невредимым, да еще умудрялся рассказывать анекдоты, пел, играл на таре, писал стихи, рисовал пейзажи Словении, завоевав симпатии и уважение товарищей по оружию.

Получив подпольное прозвище «Михайло», Мехти руководил диверсионной группой и стал одним из крупнейших партизан-диверсантов Второй Мировой войны, о котором в будущем историки многих стран будут писать исследовательские работы. Обладая с детства склонностью к языкам, Мехти, кроме русского, французского (после института) и немецкого, владел английским, испанским и турецким языками. Он также прекрасно знал саперное дело и отлично водил машину.

Чувство страха у Михайло было на нуле, «это был отважный, дерзкий партизан, вызывавший панику у немцев», – так отзывались о легендарном Михайло, будущем Герое Советского Союза Мехти Гусейн-заде его боевые друзья.

Словенский партизан, военный историк Станко Петелин называл его одним из лучших диверсантов во всем 9-м корпусе. Партизан Махар Мамедов в своих воспоминаниях писал: «Это было в начале 1944 г. Немцы, местное население и пленные очень часто называли имя Михайло, которое нам тогда было еще не очень хорошо известно. Оно было для нас в то время тайной. Однако вскоре все прояснилось. Мы удостоились чести рука об руку с Михайло бороться против фашистов».

Выполняя свои задания, Мехти использовал против фашистов те навыки и знания, которые ему дали в Азербайджанском легионе Вермахта. Немцы сами обучили его всем тонкостям военной разведки, технологиям проведения подрывов и диверсий. Когда они осознали это, было уже поздно – гнев их не ведал границ. А Мехти Гусейн-заде тем временем продолжал совершать свои подвиги.

Первую свою операцию в качестве диверсанта он провел все в том же Триесте в апреле 1944-го. В кинотеатре «Опчина», где собиралась вся местная элита Вермахта, он установил бомбу замедленного действия. Бомба сработала точно: после мощнейшего взрыва погибло свыше 80-ти фашистских офицеров и еще 260 получило серьезные увечья. Но Михайло на этом не остановился.

Спустя несколько дней был взорван местный Солдатский дом Вермахта. В результате взрыва погибли и получили тяжелые ранения более 450 немецких военнослужащих. За голову Мехти Гусейн-заде фашистским командованием впервые назначается награда в размере 100 тысяч рейхсмарок!

В итальянской фашистской газете «Ил-Пикколо» была помещена заметка «Террористическое покушение на Немецкий солдатский дом», в которой официально сообщается: «Вчера, в субботу, коммунистические элементы совершили террористическое покушение на Немецкие солдатские казармы в Триесте, которое стоило жизни некоторым немецким солдатам и некоторым итальянским гражданам».

В конце апреля 1944 г. Мехти с товарищами Гансом Фрицем и Али Тагиевым взорвали мост у железнодорожной станции Постайно. В результате этой диверсии потерпел катастрофу немецкий состав из 24 вагонов. Через несколько дней, по решению партизанского штаба, Михайло казнил офицера гестапо Н.Картнера.

В июне 1944 г. был взрыв в офицерском казино. В результате убито 150 и ранено 350 гитлеровцев. Далее был взрыв военной гостиницы «Дейче убернахтунгхайм»: 250 убитых и раненых солдат и офицеров. Только в первой половине 1944 г. потери немцев в личном составе от деятельности диверсионной группы Михайло составили более тысячи человек. Вознаграждение за голову партизана назначенное оккупационными властями выросло до 300 тысяч рейхсмарок.

Многие диверсии Мехти совершал в немецкой форме. В сентябре того же года в форме немецкого офицера технической службы он проник на аэродром противника и с помощью мин замедленного действия взорвал 2 самолета, 23 военных гаража и 25 автомашин.

В следующем месяце партизаны под командованием Мехти организовали дерзкий налет на фашистскую местную тюрьму в городе Удино в Северной Италии. Мехти в форме офицера вермахта вместе с двумя партизанами, также переодетыми в немецкую форму, в сопровождении «пленных» подошли к воротам фашистской тюрьмы и потребовали от часового открыть ворота.

Как только партизаны оказались на территории, Гусейн-заде со своими партизанами обезоружили охрану и открыли двери всех камер, освободив 700 военнопленных, в том числе 147 советских солдат. На следующий день фашистское радио передало, что на тюрьму якобы напала трехтысячная партизанская дивизия.

Согласно воспоминаниям Джавада Хакимли, «Мехти навел такой страх, что немцы даже боялись выходить в город в одиночку», «им казалось, что Михайло – это название крупного отряда, которым командует богатырь». Теперь за голову Мехти Гусейн-заде немцы установили фантастическую награду в размере 400 тысяч рейхсмарок, но он продолжал оставаться неуловимым. По поручению командования 9-го корпуса Народно-освободительной Армии Югославии Гусейн-заде создал и возглавил разведгруппу диверсантов при штабе 31-й дивизии им. Градника.

Мехти начинает совершать свои диверсии прямо у немцев под носом. Однажды, снова переодевшись в нацистскую форму, он в одиночку на мотоцикле подъехал к роте марширующих гитлеровцев и открыл по ним огонь из автомата. Он убил более 20 немецких солдат, и пока остальная часть роты пребывала в растерянности, успел благополучно скрыться.

Сражаясь в далекой Адриатике, Мехти Гусейн-заде не переставал помнить о своем отечестве. В одном из стихотворений он с исключительной теплотой вспоминает о родине:

Я хотел стать багряным осенним листом,
Чтобы ветра порыв подхватил бы меня,
И, подняв над лесами, над снежным хребтом,
На родной стороне опустил бы меня…

Очень характерно свидетельствует о его любви к отечеству другое четверостишие, написанное в конце 1943 г.:

Ты вскормила и вырастила меня в своих объятиях.
Всего себя готов я принести тебе в жертву, Родина!
Не допущу, чтобы чужие руки оскверняли тебя,
Знай, что я твой верный сын, Родина!

Он продолжал бы оставаться верным сыном своей родины и, возможно, остался бы жить, но, увы, не обошлось без предателя. Узнав о том, что Мехти поручено провести операцию по вывозу обмундирования с гитлеровских складов, фашисты напали на след партизан и преследовали их до села Витовле, где и разыгралась трагедия. Гитлеровцы, окружив село, потребовали указать дом, где прячется Михайло, в противном случае они пригрозили сжечь всю деревню.

Но как ни пытались немцы найти его укрытие, у них ничего не получалось: местные жители наотрез отказывались выдавать партизана. Когда же немецкий офицер пригрозил им за это расстрелом, Мехти сам вышел из своего укрытия и открыл огонь по фашистам.

Герой-азербайджанец задорого продал свою жизнь. После непродолжительного боя им было убито 25 вооруженных противников. Сам же Мехти получил восемь (!) пулевых ранений, но, тем не менее, продолжал сражаться. Когда же он обнаружил, что патронов у него практически не осталось, он пустил себе пулю в сердце, не желая сдаваться в плен фашистским захватчикам. Мехти Гусейн-заде погиб 2 ноября 1944 г.

Хочется отметить, что, несмотря на то, что в архивном деле Мехти Гусейн-заде в одной из справок говорится, будто немцы глумились над телом героя, изуродовали его лицо, выкололи глаза и т.п., тем не менее это не соответствовало действительности и полностью опровергалось оставшимся в живых свидетелем тех событий Джавадом Хакимли, который потом лично обмыл по мусульманским обычаям тело Мехти.

Мехти Гусейн-заде был похоронен местными жителями, затем его тело перезахоронили партизаны 2-го «русского» батальона 18-й словенской ударной Базовицкой бригады на кладбище села Чепован. На его могиле была установлена деревянная пирамида с прикрепленной железной пластиной с надписью: «Здесь погребен т. Мехди Гусейнов (Михайло)… Погиб героической смертью 2-XI-1944 г.».

Роль и деятельность Мехти Гусейн-заде в рядах Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) долгое время не была известна широкой общественности Советского Союза. Лишь 31 мая 1956 г. газета «Красная звезда», основываясь на воспоминаниях бывшего партизана В.Соколова, опубликовала статью «Храбрость партизана», посвященная подвигам Михайло. Позже, в октябре того же года, другой бывший партизан Г.А. Жиляев записал «Воспоминания о Мехти Гусейн-заде (Михайло)», передав рукопись в Институт истории АН АзССР.

Институтом в скором времени был собрано значительное количество материалов о подвигах партизана, в соответствии с чем Первый Секретарь ЦК КП Азербайджана Имам Мустафаев обратился с секретным письмо в ЦК КПСС. КГБ АзССР начало секретное расследование, подтвердившее героизм лейтенанта М.Гусейн-заде в период Второй Мировой войны на территории Югославии и Италии.

Ф.Копылов писал в ЦК АзССР: «Посольство СССР в Югославии обратилось к югославским компетентным органам с просьбою дополнительно проверить и документировать деятельность Гусейн-заде в югославском партизанском соединении».

Расследование завершилось получением сведений, подтверждающих подвиги советского лейтенанта; югославской стороной также были представлены дополнительные документы. В итоге указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 апреля 1957 г. Мехти Гусейн-заде было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Он также был награжден посмертно югославскими орденами и итальянской медалью «За воинскую доблесть», что приравнено к статусу Национального героя Италии. По указанию первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана Гейдара Алиева в 1973 г. в центре Баку был открыт памятник герою. А 25 октября 2007 г. бюст Михайло был установлен и в Словении, в селе Шемпас. В последствии были открыты и другие мемориалы.

В 1958 г. Имран Касумов и Гасан Сеидбейли написали повесть «На дальних берегах». Прототипом главного героя был Мехти Гусейн-заде. В том же году по мотивам повести на киностудии «Азербайджанфильм» был снят одноименный художественный фильм, на премьеру которого, по данным Госкино СССР, в то время сходило почти 60 миллионов зрителей!

Кроме героических подвигов, эта картина рассказывает и о любви Михайло и итальянской партизанки Анжелики. Этот сюжет основан на реальных событиях: Анжелика, его боевая подруга, была с ним до конца его насыщенной опасностями короткой, но такой яркой жизни. С Анжеликой он делил все опасности и невзгоды, однако это был еще и любовный треугольник: их общий друг Веселин также любил Анжелику, но итальянка отвечала взаимностью Михайло. Им пришлось скрывать свои отношения – Мехти не хотел задевать чувства своего друга, к тому считал, что война – не время для любви. Его подруга Анжелика прожила очень долгую жизнь и все время ухаживала за могилой любимого человека.

В 1963 г. вышли в свет мемуары товарища Мехти Джавада Хакимли под названием «Интигам» («Месть»), в которой описывались боевые подвиги Михайло, рассказывалось о буднях первой партизанской ударной бригады и роты «Руска чета». В День Победы 9 мая 1978 г. в Баку был открыт памятник Мехти Гусейн-заде.

В декабре 2012 г. в Словении состоялась презентация романа писателя П.Амелиетти под названием «Один за всех или месть Михайло» о легендарном партизане Мехти Гусейн-заде. В 2008 г. на студии «Салнаме» снят документальный фильм «Михайло».