Исмаил Хан Нахичеванский: гордость русской императорской армии

О.БУЛАНОВА

В официальных документах царской России ХIX — начала XX вв. этого человека называли просто — Исмаил Хан. Поистине уникальная личность, участник двух войн, отдавший военной службе 69 лет своей жизни, кавалер многочисленных наград Российской империи, Исмаил Хан вошел в историю как руководитель героической обороны крепости Баязет в июне 1877 г.

Исмаил Хан родился 5 января 1819 г. в семье Эхсан хана Нахичеванского, будущего генерал-майора русской армии, управляющего Нахичеванским ханством, а позже одноименной провинцией.

Образование получил в Тифлисской гимназии. С юных лет под командованием отца служил в Коннице Кенгерли. Конница Кенгерли (250 человек из бывшего Нахичеванского ханства), а также четыре конно-мусульманских (азербайджанских) полка были сформированы еще в годы русско-турецкой войны 1828-1829 гг. главнокомандующим Отдельным Кавказским корпусом, генерал-адъютантом графом И.Ф. Паскевичем.

Паскевич очень высоко ценил воинскую доблесть азербайджанцев. Так, например, в рапорте императору Николаю I от 25 июля 1829 г. он подчеркивал: «…не должен умолчать о похвальном усердии… находящихся со мною полков мусульманских; службой их я совершенно доволен; во всех сражениях они дрались отлично храбро, в атаках были всегда впереди, бросались даже мужественно и твердо на неприятельскую пехоту; большая часть пушек, знамен и пленных отбита ими…»

За отличное мужество, примерную храбрость и постоянное усердие» 26 октября 1830 г. четыре конно-мусульманских полка и Конница Кенгерли были награждены Николаем I особыми почетными знаменами.

В 1837 г. Конница Кенгерли в качестве почетного конвоя сопровождала прибывшего на Кавказ императора Николая I: «Спустившись в долину, я увидел перед собою выстроенную к бою бесподобную конницу Кенгерли, в однообразном одеянии и на чудесных лошадях; начальник ее Эхсан хан, подскакав ко мне, отрапортовал по-русски, как бы офицер наших регулярных войск… Я сделал смотр конницы Кенгерли, которая сопровождала меня оттуда до Эривани».

В составе почетного конвоя находился и 18-летний Исмаил Хан. В числе других он был награжден императором серебряной медалью на ленте ордена Св. Владимира. Первого мая 1839 г. Исмаил Хан начал свою службу в российской императорской армии, вступив в Закавказский конно-мусульманский полк наибом (помощник командира сотни). Пятнадцатого октября того же года полк прибыл в Варшаву.

Закавказский конно-мусульманский полк из 600 человек был сформирован в 1835-1837 гг. при Отдельном Кавказском корпусе указом императора Николая I по ходатайству генерал-фельдмаршала князя И.Ф. Паскевича. После завершения формирования полк был направлен в Варшаву к Паскевичу, где и нес службу более 20 лет — вплоть до своего расформирования в 1857 г.

За отличие по службе 28 октября 1840 г. Исмаил Хан был произведен в прапорщики. В конце декабря 1841 г. — в поручики, а 20 марта 1844 г. за отличие по службе — в штабс-капитаны. Третьего марта 1845 г. высочайшим приказом назначен был состоять по армейской кавалерии при Отдельном Кавказском корпусе. В августе 1845 г. был пожалован орденом Льва и Солнца 3- й степени от Персидского шаха.

В сентябре 1847 г. Исмаил Хан был назначен начальником Конницы Кенгерли. За отличие по службе 5 февраля 1853 г. произведен в капитаны. После упразднения Конницы Кенгерли, в июле того же года, назначен был состоять при Кавказской армии. В июне 1853 г. Россия разорвала дипломатические отношения с Турцией и оккупировала дунайские княжества. В ответ Турция 16 октября 1853 г. объявила войну России. Так началась Восточная (Крымская) война.

Как и в предыдущих войнах, образовалось два театра военных действий: Европейский и Кавказско-Малоазиатский. Десятого ноября Исмаил Хан был назначен начальником вновь сформированной Эриванской бекской дружины, вошедшей в состав Эриванского отряда русских войск. В период войны царские власти вновь приняли решение о формировании конно-мусульманских полков. По высочайшему указу было сформировано четыре конно- мусульманских полка пятисотенного состава.

Уже в мае 1854 г. и.о. командующего Отдельным Кавказским корпусом генерал Реад доносил военному министру князю Василию Долгорукову: «Формирование четырех конно-мусульманских полков… производилось с полным успехом в весьма… непродолжительном времени, так что полки к 1-му сего мая все уже прибыли в полном составе на свои места в действующий корпус на кавказско-турецкой границе».

С 1 мая по 5 декабря 1854 г. капитан Исмаил Хан — заместитель командира 4-го конно-мусульманского полка. С 22 апреля по 5 июля принимал участие в боевых действиях с противником в районе Игдыра, Караван-Сарая, Оргова, 17 июля в составе Эриванского отряда под общим командованием генерал-лейтенанта барона Карла Карловича Врангеля, участвовал в разгроме 12-тысячного корпуса Селим паши на Чингильских высотах с последующим занятии Баязета 19 июля.

В дальнейшем участвовал в действиях в районе Абас-геля, Мысуна, Дутаха, Диадина, Кара-килиса, Алашкерта (Топрак-кала) и т.д. В конце декабря войска вернулись из Баязетского санджака в Эриванскую губернию на зимние квартиры. Кстати, в сражении на Чингильских высотах особо отличился младший брат Исмаил Хана подпоручик Келбали Хан Нахичеванский (генерал-майор с 1874 г.), сменивший Исмаил Хана на посту начальника Эриванской бекской дружины. Он был удостоен ордена Св. Георгия Победоносца 4-й степени.

За боевые отличия в период Крымской войны 4 августа 1855 г. Исмаил Хан был переведен в Лейб-гвардии его величества Казачий полк уже как ротмистр и с состоянием при Кавказской армии, а 13 октября 1856 г. награжден орденом Св. Станислава 3 степени с мечами. Третьего апреля 1860 г. Исмаил Хан был произведен в полковники; 22 сентября 1867 г. высочайшим приказом за выслугу в офицерских чинах 25 лет гвардии полковник Исмаил Хан был награжден орденом Св. Владимира 4 степени с бантом.

В январе 1868 г. был пожалован орденом Льва и Солнца 2 степени со звездой от Персидского шаха. В сентябре 1872 г. за отличие по службе был награжден орденом Св. Станислава 2 степени с императорской короной. С 1 сентября 1876 г. в виду возможной войны с Турцией была объявлена первая частичная мобилизация армии, начат сбор и формирование милиционных (иррегулярных) частей по штатам, утвержденным главнокомандующим Кавказской армией великим князем Михаилом Николаевичем.

Семнадцатого апреля 1877 г. войска Эриванского отряда русских войск, в составе которых был и полковник Лейб-гвардии Казачьего полка Исмаил Хан, перешли государственную границу и через Чингильский перевал вышли к Баязету. Турки, узнав о подходе больших сил русских войск, оставили крепость; 18 апреля Баязет был занят небольшим отрядом русских войск во главе с подполковником А.Ковалевским, который был назначен командующим войсками Баязетского округа. Основные же силы Эриванского отряда продолжили движение вглубь территории противника.

Пятого мая 1877 г. приказом главнокомандующего Кавказской армией великого князя Михаила Николаевича полковник Исмаил Хан был назначен командиром вновь формировавшегося Эриванского конно-иррегулярного полка. Полк вошел в состав конно-иррегулярной бригады генерал-майора Келбали Хана Нахичеванского. Бригада имела задачей прикрытие государственной границы от возможного вторжения противника на территорию Эриванской губернии.

Четвертого июня генерал-майор Келбали Хан телеграфировал начальнику Эриванского отряда генерал-лейтенанту Тергукасову: «Охрана губернии по возможности обеспечена, подполковник Пацевич сообщает о движении турок со стороны Вана к Баязету; прошу распоряжения в случае надобности подкрепить баязетский гарнизон».

Ответ генерала Тергукасова был краток: «Сообщить, что баязетский гарнизон обеспечен по возможности и не должен рассчитывать более на подкрепление с моей стороны, а сам должен стараться оказать в потребном случае возможную помощь».

Пятого июня подполковник Пацевич сообщил генерал- майору Келбали Хану Нахичеванскому, что «турецкая конница рекогносцирует дороги к Баязету», и запросил помощи.

Келбали Хан вновь обратился к генералу Тергукасову: «…Эриванским конным полком заняты важные пункты границы. Как прикажете: в случае надобности подкрепить баязетский гарнизон или держаться на границе?»

На этот раз был получен новый приказ Тергукасова: «Находясь в отдалении от вас, я не могу руководить вашими действиями, а потому предоставляю распоряжаться сообразно обстоятельствам в соглашении с подполковником Пацевичем».

Генерал- майор Келбали Хан немедленно принял необходимые меры о чем в тот же день донес Эриванскому военному губернатору генерал-майору М.И. Рославлеву: «…отправлены мною полковник Исмаил хан с тремя сотнями в Баязет; на Чингиль передвинуты одна рота и сотня полка».

Шестого июня подполковник Пацевич, получив сведения о приближении значительных сил противника, тем не менее выступает навстречу неприятелю с двумя ротами пехоты под командованием подполковника Ковалевского и одной сотней казаков. Встретившись со значительно превосходящими силами противника, отряд Пацевича, неся тяжелые потери, вынужден был начать отступать по направлению к крепости.

Был тяжело ранен и скончался подполковник Ковалевский; создалась критическая ситуация. Именно в этот момент к Баязету после многочасового перехода подошли сотни Эриванского конно-иррегулярного полка во главе с полковником Исмаил Ханом. Со своими, еще находящимися в стадии формирования, сотнями Исмаил Хан вступил в неравный бой с превосходящими силами неприятеля. Несмотря на большие потери, остаткам отряда Пацевича и уцелевшей части Эриванского конно-иррегулярного полка все же удалось отойти в цитадель под защиту крепостных стен.

C этого дня и началась 23-дневная осада крепости Баязет и беспримерная ее оборона, вошедшая в историю под названием «Баязетского сидения». Гарнизон крепости состоял из шести рот пехоты, двух сотен казаков, двух орудий и остатков Эриванского конно- иррегулярного полка. Утром 8 июня противник большими силами под командованием бывшего коменданта города Кямал Али паши предпринял мощную атаку на цитадель. Поддавшись панике, подполковник Пацевич при поддержке некоторых офицеров и, в том числе, коменданта крепости Штоквича, принял решение о сдаче Баязета.

Из воспоминаний Исмаил Хана Нахичеванского: «Ко мне влетел вдруг артиллерийский офицер. Он был взволнован: «Пацевич поднял белый флаг, и огромная масса турок уже хлынула к воротам». После этого я выскочил во двор, где толпилась масса офицеров и солдат, и действительно вижу: на громадном шесте, прикрепленном к стене цитадели, высоко развевался белый флаг, а возле стояли Пацевич и несколько офицеров. «Господа, что вы делаете?! — крикнул я. — На то ли мы принимали присягу, чтобы малодушной сдачей опозорить себя и русское оружие?! Стыдно! Пока в жилах наших остается хоть капля крови, мы обязаны перед царем бороться и отстаивать Баязет. Кто вздумает поступить иначе, тот — изменник, и того я прикажу расстрелять немедленно! Долой флаг, стреляй, ребята!».

С этого момента, по сути отстранив подполковника Пацевича, полковник Исмаил Хан Нахичеванский на правах старшего по званию по собственной инициативе вступил в командование гарнизоном Баязета. Стрельба возобновилась, и одним из первых был смертельно ранен Пацевич, причем ранен был в спину. По некоторым данным, выстрел был произведен одним из офицеров гарнизона. Вступив в командование, Исмаил Хан тут же принял необходимые меры по укреплению боевого духа защитников крепости. Небольшой отряд добровольцев совершил вылазку и, несмотря на потери, отбросил противника от стен крепости.

Таким образом, неприятелю продемонстрировали, что о сдаче крепости и речи быть не может. Тем не менее, положение осажденных все ухудшалось и прежде всего в виду практически полного отсутствия воды, т.к. еще 7 июня турками был выведен из строя единственный в цитадели водопровод.

Восьмого июня генерал-майор Келбали Хан, собрав 4 роты пехоты, 150 казаков и незначительное число всадников конно-иррегулярных частей, начал выдвижение на Чингильские высоты, где должен был дожидаться обещанных ему генералом Тергукасовым подкреплений. Девятого июня Кямал Али паша прислал парламентера для переговоров с Исмаил Ханом о сдаче крепости. Парламентер, кстати, перебежчик, заявил, что в случае не выполнения требования о капитуляции после взятия крепости весь гарнизон будет уничтожен.

На это Исмаил Хан ответил, что, прежде всего, будет повешен за измену сам перебежчик. Что и было исполнено.

«Я, конечно, не отрицал возможности подобного конца, — вспоминал позже Исмаил Хан, — но всегда повторял при этом, что я никогда не соглашусь на сдачу Баязета еще и потому, что я — мусульманин. Я знаю, что именно этому обстоятельству припишут сдачу, если бы на нее побудили даже тысячи других причин».

Десятого июня Исмаил Хан послал Тергукасову с переводчиком записку о сложившемся положении, а 12- го в шесть часов утра, так и не дождавшись обещанного подкрепления, Келбали Хан, оставив для охраны Чингильских высот одну сотню Елизаветпольского конно-иррегулярного полка, с отрядом около 900 человек двинулся к Баязету. Примерно в трех верстах от Баязета движение отряда было замечено турками, которые немедленно выступили большими силами конницы и пехоты навстречу отряду Келбали Хана.

Завязалась перестрелка, которая продолжалась до вечера. Гарнизон крепости поддерживал артиллерийским огнем отряд Келбали Хана. Однако противник, используя свое подавляющее численное превосходство, начал охватывать фланги отряда. В создавшихся условиях Келбали Хан принял единственно правильное решение: отступить на Чингильские высоты, куда и прибыл со своим отрядом ночью 14 июня. Потери отряда составили 13 человек убитыми и 3 человека без вести пропавшими. Противник же потерял только убитыми 112 человек.

Семнадцатого июня Келбали Хан телеграфировал Эриванскому военному губернатору генералу Рославлеву: «Сейчас прибыли ко мне вышедшие вчера из гарнизона баязетского 1-го Уманского полка вахмистр с двумя казаками с запискою от Исмаил хана… Полный недостаток воды, изредка достают под убийственным огнем; провианта тоже нет; патронов весьма мало; самое большое могут держаться два или три дня. Пацевич от ран умер. Самая скорая помощь гарнизону необходима, потому прошу ускорить елико возможно движение к нам артиллерии и казаков, а также не найдете возможным из Эривани выслать 150 человек пехоты для занятия Чингильских высот… По сведениям у неприятеля кроме сборной пехоты, более 5 тысяч регулярной пехоты и 10 тысяч кавалерии; подвезена еще новая артиллерия».

Двадцать первого июня в крепость вернулся переводчик Тер-Погосов. Он сообщил, что проглотил записку, опасаясь, что она может попасть в руки противника, но устно информировал генерала Тергукасова о бедственном положении крепости. Только 28 июня основные силы Эриванского отряда в составе 8 батальонов пехоты, 22 эскадронов и сотен кавалерии и 24 орудий, общим числом около 10 тысяч человек под командованием генерал-лейтенанта Тергукасова отбросили турок от Баязета. Шестого июля войскам Эриванского отряда было объявлено царское «спасибо».

Позже последовало награждение отличившихся из числа защитников крепости и лиц, отличившихся при снятии блокады. Высоких наград был удостоен руководитель обороны Баязета полковник Исмаил Хан Нахичеванский. Высочайшим приказом от 19 декабря 1877 г.

«За отличия в делах против турок» он был произведен в генерал-майоры с зачислением по армейской кавалерии, а 31 декабря того же года «За примерную храбрость и распорядительность, оказанные во время блокады крепости Баязета, в июне месяце 1877 года» был удостоен ордена Св. Георгия Победоносца 4-й степени. Генерал-майор Келбали Хан Нахичеванский приказом от 11 декабря 1877 г. «в награду отличного мужества и храбрости, оказанных в делах с турками в апреле, мае и июне сего года, при защите Баязета и при освобождении от осады Баязетского гарнизона» был удостоен ордена Св. Владимира 3-й степени с мечами, а 6 февраля 1878 г. ордена Св. Станислава 1-й степени с мечами.

Среди награжденных был и прапорщик Эриванского конно-иррегулярного полка Аманулла хан Нахичеванский, сын Исмаил Хана (он был тяжело ранен еще 6 июня в первом бою под Баязетом); 13 июля он был удостоен ордена Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом, а высочайшим приказом от 19 декабря того же года зачислен в Лейб-гвардии его величества Казачий полк корнетом. Должность командира Эриванского конно-иррегулярного полка Исмаил Хан сдал 28 января 1878 г.

Согласно «высочайшего благоусмотрения» он продолжал состоять при Кавказской армии. В последующие годы, «за отлично-усердную службу» был удостоен орденов Св. Владимира 3-й степени и Св. Станислава 1-й степени. В конце октября 1890 г. исполнилось 50 лет службы Исмаил Хана в офицерских чинах.

В этот день он был «высочайшим приказом, за отличие по службе произведен в генерал-лейтенанты, с оставлением при войсках округа и по армейской кавалерии». Юбиляром были получены многочисленные поздравительные телеграммы, в том числе от военного министра генерал- адъютанта, генерала от инфантерии П.Ванновского и председателя Государственного Совета России, бывшего главнокомандующего Кавказской армией и войсками Кавказского военного округа, генерал-фельдмаршала великого князя Михаила Николаевича, под непосредственным командованием которого Исмаил Хан прослужил почти 20 лет.

В Нахчыване в мечети при большом стечении народа и в присутствии юбиляра был отслужен молебен. Затем был торжественный обед и фейерверк. Первого января 1901 г. Исмаил Хан был удостоен ордена Св. Анны 1-й степени, 10 марта 1903 г. — пожалован персидским шахом орденом Льва и Солнца 1-й степени, а 6 декабря 1907 г. — удостоен ордена Св. Владимира 2-й степени.

Годы, однако, брали свое, и 14 июня 1908 г. Исмаил Хан обращается с прошением об отставке к Николаю II: «Расстроенное здоровье лишает меня возможности продолжать службу Вашего Императорского Величества».

В июле главнокомандующий войсками Кавказского военного округа генерал-адъютант генерал от кавалерии граф И. Воронцов-Дашков направил представление военному министру о производстве числящегося по армейской кавалерии генерал-лейтенанта Исмаил Хана «в следующий чин генерала от кавалерии с увольнением от службы по расстроенному здоровью» с мундиром и пенсией. Т.к. правил для производства генерал-лейтенантов при отставке в полные генералы не было установлено, разрешение ходатайств о подобном производстве зависело от «высочайшего благоусмотрения и монаршей милости».

В августе начальник Главного Штаба, генерал-лейтенант А.Поливанов, принимая во внимание «весьма продолжительную и боевую службу генерал-лейтенанта Исмаил Хана», ходатайство главнокомандующего войсками Кавказского военного округа поддержал и представил в докладе военного министерства Николаю II: «Испрашивается: Благоугодно ли будет Вашему Императорскому Величеству Высочайше соизволить на производство генерал-лейтенанта Исмаил Хана — в чин генерала от кавалерии, с увольнением от службы, с награждением мундиром и пенсией».

Через несколько дней на докладе появилась надпись: «Высочайшее соизволение на испрашиваемое последовало 13 августа 1908 г. Временно управляющий Военным Министерством, генерал-лейтенант Поливанов». Высочайший приказ о производстве состоящего при войсках Кавказского военного округа, генерал-лейтенанта Исмаил Хана в генералы от кавалерии с увольнением от службы и преимуществами по закону, последовал 18 августа 1908 г.

Так завершилась 69-летняя служба Исмаил Хана Нахичеванского в рядах русской армии. Пройдя все ступени армейской иерархии, он был удостоен второго по старшинству звания и стал первым азербайджанцем — полным генералом русской императорской армии.

Позже, 23 марта 1915 г. генералом от артиллерии стал Самедбек Мехмандаров, а 23 января 1916 г. в генералы от кавалерии был произведен генерал-адъютант Гусейн Хан Нахичеванский, племянник Исмаил Хана, сын генерал-майора Келбали Хана Нахичеванского.

Герой обороны Баязета, генерал от кавалерии Исмаил Хан скончался 10 февраля 1909 г. на 91 году жизни, на родине в Нахчыване.

По материалам сайта azmilitaryarch.org и Чингиза Салахлы