Тагиевская школа земледелия и садоводства в Мардакянах

О.БУЛАНОВА

Все знают, что Г.З. Тагиев, нефтепромышленник, великий меценат и благотворитель, был неграмотным, но отдавал огромное количество сил и средств на образование своего народа, был попечителем многих учебных заведений, создал первую на Востоке школу для девочек-мусульманок.

Но мало кто знает, что он создал еще одно заведение — Школу садоводства и земледелия в Мардакане.

Причины для создания были очень серьезными, ведь климат Абшерона не самый подходящий для земледелия. Поэтому в его озеленении огромную роль играет умение и мастерство садовников. Но практически до самого конца XIX в. они выписывались из Европы или других городов империи.

В 1890 г. у губернатора Бакинской губернии В.П. Рогге зародилась идея создания сельскохозяйственной школы, в которой могли бы учиться столь полезному делу дети местных жителей. Однако идея не была в то время поддержана. Возможно, что идея была бы забыта, если бы за дело не взялся Тагиев.

Целью школы он поставил распространение практических навыков в области садоводства, виноградарства, огородничества. В школе должны были обучаться элементарной грамоте, счету и практическим знаниям в сфере садоводства.

Однако Тагиев натолкнулся на сильную оппозицию со стороны общества. Поначалу он обратился к жителям села Гала — самого большого на Абшероне. По воспоминаниям очевидцев, 80-летний старец Алигулу ответил ему: «Зейналабдин, мы не дадим тебе места для строительства школы. Уходи той же дорогой, какой пришел».

Затем Тагиев пришел к жителям Мардакана, но и там не нашел поддержки. Главным аргументом противников школы было опасение за «обрусение» обучающихся. Причем под «обрусением» понималось не только попадание под влияние русской системы образования, но и отказ от преподавания в школе Корана и шариата.

Из этого вытекал страх, что ученики отрекутся от ислама и, как выразился один из противников школы, Кербелаи Муслим, «наденут на головы русские шапки». На что Тагиев лаконично и метко ответил: «В том, что шапка будет иной, нет ничего постыдного, лишь бы в голове под этой шапкой был разум и способности».

В конце концов Тагиев сумел договориться с мардаканцами и получил под школу землю бесплатно — от своего друга и мардаканского соседа Самеда Касимова, человека отнюдь не богатого, но очень мудрого.

Газета «Каспий» 10 октября 1890 г. сообщила читателям пока еще в виде слуха, что Тагиев обратился в Бакинское губернское управление за разрешением открыть в Мардакане «школу садоводства для обучения этому делу местных жителей, тех их селений Абшеронского полуострова, где садоводство уже существует и которые представляют собой такие редкие и счастливые оазисы, на которых растительность может развиваться в этой обездоленной стране».

Через год, в августе 1891 г., в той же газете сообщалось, что Тагиев собирался все постройки произвести за свой счет, для этого планировалось выделить 30-40 тыс. руб., взять на себя и дальнейшие расходы по ее содержанию и построить здание уже в этом же году.

Однако в том же году не получилось — по объективным причинам: Тагиев все-таки рассчитывал на некоторые субсидии от государства, но открытие в Российской империи любой школы требовало огромного количества утверждений и согласований — и не только на местном уровне, но и на уровне министерств в Санкт-Петербурге. А чиновники не очень торопились с выдачей разрешения.

В сентябре 1896 г. пресса сообщила о разрешении Министерства земледелия и госимуществ открыть сельскохозяйственную школу в Бакинской губернии, однако открытие уже полностью готовой школы откладывалось на середину октября 1896 г. Причину этого журналисты видели в желании хозяина школы «показать во всем блеске свое детище, которому он отдал столько забот».

В итоге от рождения идеи до открытия школы прошло целых шесть лет. Торжественное освящение и открытие школы состоялось 27 октября 1896 г. Здание школы представляло собой, по описанию «Каспия», «не только вполне для нее удобное, но и, можно сказать, до некоторой степени роскошное помещение. Оно было не только просторно, но как по внешнему виду, так и по внутренней обстановке его можно было назвать просто щегольским».

На школу оказалось потрачено в 10 раз больше — 300 тыс. руб. Проект зданий принадлежал бакинскому городскому архитектору И.В. Гославскому, будущему автору знаменитой Бакинской Городской думы (Баксовет).

Сама школа, или как ее называли также, — училище, состояла из широкой со стеклянными рамами галереи, являющейся одновременно рекреационным залом, где предполагалось устраивать для сельчан народные чтения «с туманными картинами».

Учебный корпус здания состоял из двух светлых и удобных классных комнат, рассчитанных на 40 учеников каждая, с учительской, кабинетом для учебных пособий, библиотекой и просторной верандой. При необходимости можно было открыть и третий класс. Учителя школы имели возможность жить здесь же, при школе. Для них по обеим сторонам здания были построены трехкомнатные квартиры, с отдельной стеклянной галереей и кухней. Помимо этих помещений, Тагиев предполагал еще устроить интернат для детей из дальних селений и города.

Земля, принадлежащая школе, была частично обнесена каменной стеной в 3 аршина высотой и отчасти занята питомниками, в которых еще до официального начала работы школы имелось сотни тысяч саженцев самых разных древесных и кустарниковых пород, наиболее приспособленных к абшеронскому климату (акации, юниперусы, разные фруктовые деревья, розы и пр.), занявших целые ряды грядок питомника.

Почва был подвергнута глубокой обработке — вместо каменистого грунта, который выламывался и вывозился, насыпалась земля, доставлявшаяся баржами. Для создания сада начали выписывать самые разные растения, включая лекарственные. Работами по разведению сада руководил специально приглашенный Тагиевым ученый садовод Кинцель.

Школа и окружающий ее участок с разбитыми аллеями обильно и регулярно снабжались водой, что в условиях Абшерона имело исключительно важное значение.

Посадочный материал мог вполне обеспечить не только соседние сады и дачи, но и Баку: «…Через 2-3 года (они) дадут богатейший материал для посадок не только в соседних мардаканских, шувеланских, бузовнинских и других садах, но и в самом Баку, в котором в настоящее время так трудно добыть какое бы то ни было растение, всякому желательно развести в своем дворе садик или посадить у себя перед домом, по улице, ряд деревьев».

Так был заложен первый не только в Баку, но и в Азербайджане питомник растений.

Курс обучения в школе был рассчитан на три года. При школе предусматривался двухгодичный подготовительный класс: в I принимались мальчики с 13 лет без подготовки, во II — умеющие читать и писать по-русски. В I основной класс принимались с 15 лет со знаниями в объеме одноклассных училищ. К началу сентября 1896 г. в школу записалось более 40 мальчиков. К началу учебного года учащимся была выдана форменная одежда, заказанная Тагиевым.

Преподавателями являлись приглашенные Тагиевым из различных школ Баку учителя — Гейдар Мурадгасилов, Гусейн Халилов, Ахмед бек Джабраилбеков, Елизавета Гагермановна, Ахмед Агдамский и др. К началу второго учебного года наблюдалось увеличение численности учащихся.

Они успешно овладевали русским языком, ориентировались в географических картах, могли, в частности, показать столичные города мира, делали успехи в рисовании. Школа отличалась высокой дисциплиной.

Этими успехами учебное заведение было обязано в значительной мере опытному и профессиональному педагогическому персоналу. Успехи были тем поразительнее, что контингент учащихся состоял из детей абшеронских крестьян, большей частью не владевших при поступлении в школу русским языком.

Об успехах школы говорит заметка в «Каспии», посланная туда в мае 1897 г., — после того как Мардаканскую школу садоводства посетила комиссия, куда входили горный инженер Згленицкий, инженеры Гославский и Скуревич, инженеры-технологи и архитекторы.

В заметке, в частности, говорилось: «Ответы и поведение учеников убедили нас в том, что школа имеет большое будущее и вполне, по нашему мнению, оправдает те надежды, которые возлагал на нее основатель, когда вопреки общему недоверию местных жителей ко всяким культурным начинаниям, не побоялся затратить значительный капитал на благое новое дело.

Письменные работы учеников не менее поражают своею отчетливостью, чистотою и даже красотою; если принять во внимание, что все ученики школы здесь начали свое учение и что учение это началось лишь несколько месяцев тому назад, то нельзя не удивляться природным способностям детей и умелой энергии их руководителей и не пожелать им от души всего хорошего на этом благом пути».

Однако Мардаканская школа садоводства просуществовала недолго и вскоре закрылась. Одной из причин этого являлся тот самый страх перед «обрусением», который побуждал сельских жителей не пускать своих детей в школу. Сказалось также отсутствие интерната (общежития), что отразилось на сокращении числа учащихся. В 1900 г. школа прекратила свое существование.

Несмотря на это, стремление Тагиева дать своему народу образование и грамотность привело к открытию в 1909 г., вновь по его инициативе, на базе Мардаканской школы садоводства русско- азербайджанской школы. После советизации Азербайджана в 1920 г. на месте этого учебного заведения была организована школа №123.

По материалам ученого секретаря Национального Музея истории Азербайджана Фархада Джаббарова, Ирины Роттэ и сайта ourbaku

Из серии «Тайны Баку»