Ахмедия Джебраилов: легенда Азербайджана и Франции

axmediya-jabrailov

О.БУЛАНОВА

Кардо, Харго, Фражи, Ахмад Мишель, Армед Мишель, Матье Мишель, Кураже Мишель, Рюс Ахмед… Все эти имена вызывали у фашистов панический ужас — как перед дивизией не знающих поражений суперменов. А внушал этот ужас всего один человек — партизан отряда Французского Сопротивления по имени Ахмедия Джебраилов.

Во Францию Ахмедия попал узником концлагеря под номером 4167 — человеком без имени, без фамилии, без прошлого и тем более без будущего. Но прошло совсем немного времени, и слава о его подвигах загремела по всему оккупированному югу Франции. Его непривычное для иностранного уха имя в разных интерпретациях не сходило с уст многочисленных соратников и врагов.

У Ахмедии вся жизнь была впереди, когда война тяжкой поступью вошла в их дом. Отец и старшие братья ушли на фронт. Шекинский район, родина юноши, находился в далеком тылу, над ним не грохотали снаряды, не рвались бомбы, но отсюда его соплеменники уходили защищать свою большую Родину. В общей сложности 14334 шекинца воевали в действующей армии, домой из них так и не вернулись 12515 человек.

В 1942 г. пришло известие о гибели отца и братьев Ахмедии. Парню казалось, это случилось буквально вчера. Почтальон, приносивший им нечастые весточки с фронта, в тот день так и не решился войти во двор Джебраиловых — не хотел видеть глаз враз осиротевших матери и сына. Неграмотный соседский мальчишка согласился передать письмо, думая, что принесет радость…

Ахмедия ушел на фронт добровольцем. Лишь один фронтовой «треугольник» получила мать от сына за все время войны: «Мама, жив, здоров, воюю. Все идет нормально. Ахмедия».

Попав в окружение со своей частью, Джебраилов получил тяжелое ранение, потерял сознание и оказался в концлагере. Судьба забросила его в небольшой городок на юге Франции — Монтобан. Безжалостная фашистская мясорубка переламывала человеческие судьбы, не оставляя ничего, даже имен. Но судьба смилостивилась над азербайджанским парнишкой. Судьбу звали мадам Жанна.

«Дорогая моя Жанна! Незабываемая мадам Жанна! Вы возвратили мне жизнь, значит, вы моя мать. Хотя говорят, что у человека бывает одна мать, у меня их было две». Так чуть позже напишет Ахмедия Джебраилов мадам Жанне.

Эта добрейшая женщина была простой уборщицей в лагере. Чем-то ей приглянулся молодой парнишка, и она устроила ему побег. Сделать это было непросто, но она придумала: выдала заключенного за мертвого и инсценировала его похороны.

Она же привела молодого азербайджанского солдата в партизанский отряд. Так, осенью 1942 г. Ахмедия Джебраилов стал бойцом 4-го эскадрона корпуса фронтьерьеров департамента Франции Гаронна.

«Выполняя долг перед Советской Родиной, я одновременно обязуюсь честно и верно служить интересам французского народа, на чьей земле я защищаю интересы своей Родины. Всеми силами буду поддерживать моих братьев-французов в борьбе против нашего общего врага — немецких оккупантов», — такую клятву принес Ахмедия в партизанском отряде.

Имя Ахмеда Мишеля стало легендарным среди французских маки — он в форме немецкого капитана возглавил операцию партизан по спасению пятисот детей участников Сопротивления, вывозимых в Германию. Дети были спасены, а сам он, раненый, был подобран немецким патрулем в поле через сутки после успешно проведенной операции.

Спасла партизана немецкая форма и документы офицера, Ахмедию направили на излечение в немецкий госпиталь. Выписался и за проявленный героизм во время налета на поезд партизан Ахмедия был назначен… комендантом немецкого гарнизона городка Альби, что неподалеку от Тулузы.

Немецким комендантом французского города Ахмедия Джабраилов, окончивший в 1940 г. сельскохозяйственный техникум в Шеки, пробыл восемь месяцев. Он пользовался авторитетом среди начальства и подчиненных. За его деятельностью на посту немецкого коменданта пристально следило руководство французского Сопротивления во главе с генералом де Голлем. В его руках — десятки нитей, ведущих в концлагеря и партизанское подполье.

Большими партиями по требованию коменданта Альби из концлагерей вывозились военнопленные для ремонта городских дорог, многие из них бежали в леса. Приходилось коменданту наказывать нерадивых охранников и ехать в концлагерь за новой партией военнопленных.

Заслуги Ахмедия Джебраилова перед французским Сопротивлением на посту коменданта немецкого гарнизона Альби были так высоки, что вызывали восхищение генерала де Голля. Но нельзя было так долго испытывать терпение немцев и, выпустив на свободу очередную партию пленных советских солдат, Ахмедия бежал к партизанам. Немцы за поимку Джабраилова предлагали 10 тысяч марок.

Военный Крест, Крест за добровольную службу, Военная медаль Франции — не каждый француз в годы войны удостаивался этих высоких наград. Азербайджанский юноша получил их из рук легендарного Шарля де Голля и Мориса Тореза. Была у Ахмедии и еще одна совершенно особая награда — Высший Орден Почетного Легиона, который давал ему, солдату, право идти на всех военных парадах Франции впереди самых заслуженных генералов. Ни один из советских генералов и маршалов не имел французского ордена такого ранга. Кроме Г.К. Жукова.

На параде Победы военную колонну возглавлял именно Ахмедия Джебраилов — Герой Франции.

Когда кончилась война, Ахмед Мишель работал в канцелярии президента Франции де Голля. Женился на француженке, у них росло два сына, была прекрасная квартира в Париже. Ахмед Мишель — один из самых уважаемых членов Союза ветеранов Сопротивления. Это опора президента, его гвардия, избранные.

Его боевые друзья также работали на солидных должностях. По сути, это правящая партия Франции. Жизнь прекрасна, ему еще нет тридцати, он легенда Сопротивления, облечен доверием генерала де Голля, он — элита Франции.

И вдруг в 1951 г. Ахмед Мишель решает вновь стать Ахмедией Джебраиловым и вернуться в родное село Охуд, что в пяти километрах от Шеки. Уговоры друзей и официальных лиц не помогают. Американцы предлагают работу и гражданство Соединенных Штатов: этот «сопротивленец» — прирожденный разведчик. Французское правительство предлагает ему тот самый дижонский завод во владение, но все бесполезно.

На прощание де Голль вручает боевому соратнику почетный билет — разрешение на бесплатный проезд на все виды транспорта на территории Франции. Это была привилегия, которой во Франции пользовался только один человек — президент республики. Де Голль Джебраилова не отговаривал, у каждого было свое право на выбор, но необычный подарок означал, что он может вернуться в любой момент.

Никакие щедрые посулы не смогли удержать его на чужбине.

«Во Франции мне часто земля наша снилась, она набухает, она живая, цветущая» — объяснил Ахмедия. И вернулся на Родину, где его ждал жестокий сюрприз — советская родина любила преподносить их лучшим из своих сыновей. Десятилетняя ссылка в Сибирь — такой «высокой правительственной награды» удостоился Ахмедия Джебраилов в своей стране, куда с таким пылом рвался из гостеприимной Франции.

Десять лет лагерей за то, что в бессознательном состоянии попал в плен (значит, изменник!), за то, что прошел ад концлагерей (завербовался!), за то, наконец, что храбро сражался с врагом (хитро конспирировался!).

У него отобрали все награды, но посадить в лагерь все-таки что-то мешало, и его, высококлассного специалиста, сослали, но поближе — в горное село чабаном. В 60-х гг. его вспомнили, вернули все награды и документы, наградили орденом Октябрьской Революции…

Джебраилов вернулся в Шеки, стал агрономом. Тридцать лет не видел он никого из своих боевых друзей — репрессированный герой Сопротивления стал «невыездным». И только когда СССР посетил с визитом Шарль де Голль, Ахмедии разрешили принять приглашение генерала — посетить Францию, встретиться со своими друзьями.

«Освобождение района Бордо — один из самых тяжелых и опасных боев. В свою группу я брал только добровольцев. Согнувшись в три погибели, по пояс в болотной жиже, мы шли в лагерь врага. Наше внезапное появление застало немцев врасплох и вызвало дикую панику. Я помню Париж в те дни пылающим. Как жаль, что когда мы шли с победой, вы не могли идти с нами, друзья мои», — так сказал Ахмедия Джебраилов и до земли поклонился могильной плите, под которой покоились его товарищи из партизанского отряда.

Рядом цвела акация. Здесь и должна была состояться встреча. Он пришел задолго до назначенного часа, очень волновался: «Кто из боевых друзей остался жив?» Как и 30 лет назад, в День Победы они снова пили у этой самой памятной акации шампанское на брудершафт. Генерал Шарль де Голль устроил в честь приезда Героя Франции Ахмедии Джебраилова банкет. И первый тост звучал в честь азербайджанца: «Никогда не забудет благодарная Франция великого подвига советского солдата».

Перед отъездом во Францию Ахмедия взял с собой горсть родной земли. Он рассыпал ее на могилах азербайджанских партизан. Джейран ханум, Микаил Гусейнов, Вели Велиев, Фейзулла Курбанов… Никто не знает лучше цену этой земли, чем он — пахарь и воин…

Судьба — интересная штука… Сын Ахмедии Джабраилова Микаил тоже стал героем, Национальным Героем Азербайджана. Он погиб в Карабахе, защищая территориальную целостность и независимость Азербайджанской Республики.

Ахмедия Джебраилов тоже погиб — 10 октября 1994 г. в Шеки в результате нелепой аварии: грузовик сбил телефонную будку, в которой находился герой Сопротивления. Часто, когда его спрашивали, почему он уехал из Парижа, Джебраилов с улыбкой отвечал: «La fortune est une franche courtisane» — «Фортуна — настоящая куртизанка».

О герое французского Сопротивления Джебраилове написано несколько книг, во Франции о нем снят двухсерийный художественный фильм, несколько документальных фильмов снято в Азербайджане.

В последние годы, когда стало модно развенчивать старых героев, находятся деятели, утверждающие, что все подвиги Джебраилова — миф. Что не мог простой азербайджанский парень так хорошо знать языки, чтобы не выдать себя. Что его имени якобы нет в списках французских партизан. Что о нем практически ничего не говорили советские энциклопедии…

Советские энциклопедии много о ком не говорили! Знаменитую монографию «Советские люди в европейском Сопротивлении» М.И. Семиряги, советского и российского военного историка, доктора исторических наук, правильнее было бы озаглавить «Советские люди в европейском Сопротивлении за вычетом азербайджанцев». Ничего удивительного, что многие «забывали» упомянуть азербайджанских героев.

Что касается знания языка, то мало ли талантов рождается на свете? Некоторые в совершенстве знают не один иностранный язык, а несколько, и это никого не удивляет. Но когда речь заходит об азербайджанцев, это почему-то вызывает исключительно кривотолки…