Фаррух Везиров: первый горный инженер-азербайджанец

farrux-bek-vezirov

О.БУЛАНОВА

Когда в Баку случился нефтяной бум, в город хлынула масса специалистов с высшим образованием, полученным в университетах России и Европы. Местных, азербайджанских специалистов поначалу не было вообще. Потом они начали потихонечку появляться, но их было мало. И каждый был на весь золота. Одним из таких специалистов был Фаррух бек Гамид оглу Везиров.

Он стал первым азербайджанцем, получившим профессию «горный инженер». Сегодня о нем мало кто знает, и это несправедливо! Он, можно сказать, входит в Золотой фонд азербайджанской интеллектуальной элиты.

К сожалению, документов, проливающих свет на биографию Везирова, до обидного мало. Его личный архив не уцелел. Кое-что удалось выяснить из заметок в газетах и в архивах. Первая публикация о нем содержится в «Воспоминаниях» его племянника Мусы Азад оглу Везирова, впервые осветившего основные вехи жизни Фаррух бека.

Везиров родился 7 января 1861 г. в Шуше в дворянской семье. Его отец служил в государственных учреждениях по юридической части, занимал должности мирового судьи в Дербенте, Карсе, Джебраиле.

Фарруха отец отправил учиться в Баку, и тот в 1881 г. окончил Бакинское реальное училище. Но юноша понимал, что этого мало. Выбор вузов был большой, но он предпочел Петербургский горный институт. Это был знаменитый институт, готовивший специалистов высочайшего уровня, причем в тех областях, которые тогда более чем активно развивались.

Везиров понимал, что у нефтяной промышленности его родины великое будущее, и выбор профессии был связан не только с личными склонностями, но и с желанием послужить отечеству.

Поступление в институт с его чрезвычайно сложной программой обучения было сопряжено с весьма строгими конкурсными испытаниями (так тогда назывались вступительные экзамены). В год поступления Везирова в институт было подано 178 прошений на 70 мест. Но юноша из глубинки с честью выдержал испытания.

Учился он хорошо, не забывая при этом о Баку. Об этом стало известно из заметки в газете «Бакинские известия». В ней говорилось о том, что выпускники Бакинского реального училища с интересом следят за развитием родного города, за проявлениями общественной жизни и просят прислать один экземпляр газеты в читальный зал Горного института.

Как и большинство студентов, Везиров испытывал материальные трудности. Судя по одному из сохранившихся в архиве документов, в 1883-1885 гг. по его просьбе институт выдавал ему пособие, которое шло на приобретение студенческой формы (в те годы у большинства вузов была своя форма, как в советских школах), на внесение платы за обучение и проведение практических занятий.

На последнем курсе Везиров проходил практику на рудниках юга России, а после окончания вуза был направлен в ведение Управления горной частью Кавказского края и был назначен на должность помощника II Кавказского горного округа в Баку.

В функции первого дипломированного горного инженера-азербайджанца входил надзор за деятельностью горнопромышленных, нефтепромышленных и соляных предприятий, в том числе в Кульпе Нахчыванского уезда.

Профессиональные знания Везирова, сотрудничавшего с Советом съезда бакинских нефтепромышленников (ССБН) и Бакинским биржевым комитетом, находили применение в таких крупных фирмах, как Нефтяное и торговое общество бр. Мирзоевых, Каспийское торговое товарищество, где он трудился в качестве управляющего.

После пяти лет службы в Каспийском торговом товариществе Везиров дослужился, как и его отец, до чина статского советника, вышел в отставку и занялся разведкой и добычей нефти: в 1897 г. арендовал нефтяной участок в Балаханах, в 1899-м — в Сабунчах, в 1903-м — на Биби-Эйбате.

Он участвовал в работе комиссии по подготовке доклада к ХVI съезду бакинских нефтепромышленников о нефтехранилищах, технических и экономических способах транспортировки нефти и др. Везиров входил также в состав железнодорожного комитета, регулировавшего транспортировку нефти.

В 1902 г. при обсуждении на заседании ХVI съезда вопроса о замене попудной платы на долевую для некоторых арендаторов Везиров представлял Нафталанское нефтяное товарищество. Ему приходилось участвовать и в заседаниях Бакинского биржевого комитета.

При обсуждении очередных торгов 2 июня 1903 г. на Биби-Эйбате он внес предложение отдать без торгов нефтяные участки арендаторам, не имевшим возможности внести залог под них. В 1904 г. это предложение было принято.

Наряду с деятельностью в нефтяной сфере Везиров уделял большое внимание родовому имению в селе Гиндарх Шушинского уезда. Он построил благоустроенный дом в европейском стиле, создал образцовое хозяйство, основу которого составляла плантация хлопчатника. Везиров был первым, кто стал в Карабахе культивировать хлопок, получая высококачественное волокно от посева американских семян. Для обработки хлопка-сырца он построил хлопкоочистительный завод. Первый в Карабахе трактор (один из шести имевшихся тогда в Азербайджане) тоже завез Везиров.

В селе Гиндарх Фаррух бек построил конный завод, чтобы сохранить знаменитую карабахскую породу лошадей. А еще были построены фельдшерский пункт, аптека, почтовая станция, новая дорога в Агдам, сократившая расстояние вдвое, т.е. на 24 км. Все эти признаки образцового хозяйства, без сомнении, улучшали жизнь сотен его земляков.

В организации модернизированного хозяйства — соблюдении технологии, защите посевов — владельцу имения помогал брат Джавадбек Везиров, получивший сельскохозяйственное образование в Германии.

Как Фаррух беку удавалось успешно совмещать работу на нефтяных участках и заботу о родном уезде — загадка. При этом Везиров активно занимался общественной работой. Он сказал веское слово при обсуждении многих проблем городской жизни в Баку. Его много раз избирали гласным Бакинской городской думы, и все его выступления на заседаниях отличались компетентностью, аргументированностью, дальновидностью и желанием делать добро окружающим.

Например, в 1896 г. Везиров обратился в Бакинскую городскую думу с ходатайством о предоставлении ему концессии на 49 лет на установку в городе сети труб для отопления жилищ и освещения улиц посредством газа. Не дождавшись ответа, он вновь обратился в Думу с более умеренным предложением об устройстве на центральных улицах Баку газового освещения.

На этот раз Дума заинтересовалась его инициативой и постановила обратиться в Московскую городскую управу на предмет выяснения основ существования газового освещения в Москве. Однако реализация проекта продвигалась медленно. В 1901 г. Везиров, выступая на заседании Думы, вновь обратил внимание на проблему освещения улиц, а также коснулся вопросов водоснабжения и санитарного состояния города.

Везиров поддерживал в Думе проекты и предложения, в рациональности которых был убежден. Его выступления не раз способствовали принятию оптимальных решений, имевших значение не только для Баку, но и для Азербайджана в целом. Одно из таких выступлений состоялось в 1898 г., когда Везиров выступил с инициативой открыть в Баку политехникум.

Городская управа обратилась к предпринимателям для выяснения их возможного участия в этом начинании. На разосланные письма вскоре откликнулись 30 человек с указанием суммы подписки. Среди них был и Везиров, подписавшийся на 2000 рублей. Выступления Везирова в Думе свидетельствовали о его твердом убеждении в значении Баку как крупного промышленного центра, а потому и в необходимости благоустройства всех сфер жизни города на европейском уровне.

Везиров в деталях разбирался в вопросах, за решение которых активно боролся, учитывая все аспекты намечаемых мероприятий. К примеру, он рьяно поддержал идею открытия школы золотых и серебряных дел мастеров, предложенную начальником Бакинской губернской пробирной палаты Витольдом Згленицким, убедительно изложив все преимущества этой затеи вплоть до возможности обеспечения мастеров работой и роста поступлений средств в казну.

Он даже участвовал в подготовке знаменитой коллекции ювелирных изделий, которую Азербайджан отправлял для участия во всемирной выставке в Париже в 1900 г., где коллекция произвела фурор

Вообще вопросам образования, народного просвещения Везиров уделял особенно много внимания. Он не уставал разъяснять на всех уровнях, что в условиях бурно развивающейся промышленности страна нуждается в собственных специалистах, и всеми мерами способствовал осуществлению лучших задумок.

Везиров участвовал в дискуссии вокруг преобразования Бакинского низшего технического училища в среднее, в обсуждении вопроса об отводе участка под здание технического училища, которое находилось в сыром, тесном, холодном помещении, приведя даже данные о том, сколько заболевших учащихся обращалось к услугам врачей.

Важно, что с доводами Везирова, которые поддержал Г.З. Тагиев, гласные в итоге согласились — по проекту Иосифа Гославского было построено здание технического училища. В нем, кстати, в 1921 г. разместился первый в Закавказье технический вуз — Азербайджанский политехнический институт (ныне Азербайджанский госуниверситет нефти и промышленности).

Везиров был одним из инициаторов сбора средств на постройку и здания Реального училища в Шуше. При его содействии открывались все новые очаги просвещения, в частности, Багманлярское училище; он оказал материальную поддержку первым вечерним курсам для взрослых азербайджанцев и первой русско-азербайджанской читальни, открытой в Баку в 1894 г.

Везиров входил в состав попечительских советов ряда бакинских учебных заведений, в частности, открытого в октябре 1901 г. на средства Тагиева первого в России училища с пансионом для девочек-мусульманок, в здании которого на улице Истиглалият ныне располагается Институт рукописей НАН Азербайджана.

В целом общественная деятельность Везирова может быть воспринята как участие в национально-освободительном движении, ибо борьба за всеобщее обучение на родном языке, забота о подготовке кадров учителей и развитии азербайджанского языка, участие во многих других акциях — это и есть составная часть такого движения, а отнюдь не беготня с оружием по темным переулкам.

Политические позиции Везирова нашли отражение в совещании представителей мусульманской общественности в марте 1905 г. в доме Тагиева. Там вскоре после межнациональных столкновений в Баку обсуждался вопрос подачи правительству петиции о нуждах мусульманского населения. В петиции шла речь о необходимости создать просветительские общества, ускорить выкуп крестьянских наделов, облегчить бремя повинностей, кроме того, изложены причины межнациональных столкновений.

В 1906 г. Везиров выехал в С.-Петербург, занимался общественной деятельностью, представляя мусульман Кавказа на разных всероссийских форумах. В 1914-1918 гг., во время Первой мировой войны, он находился в Баку — здесь он имел отличный дом, но, не желая беспокоить живших там со своими семьями братьев, снимал апартаменты в гостинице «Метрополь», в перестроенном здании которой ныне размещается Музей азербайджанской литературы им. Низами.

В январе 1920 г. в газете «Азербайджан» появилось сообщение о том, что Фаррух Везиров, выдающийся представитель национальной интеллигенции, скончался от сердечного приступа.

Использованы материалы историка Нармины Таирзаде, baku.ru и azeri.com