Азербайджанские дивизии в годы второй мировой войны

azerbaijan-division-war

Махфуза ЗЕЙНАЛОВА, доктор философии по истории

В 1920-1938 гг. в составе Красной Армии имелись дивизии, сформированные по национальному признаку. Например, в 1920-1929 годы существовала «1-я Азербайджанская рабоче-крестьянская пехотная дивизия, которая в 1929 г. была переведена на штат горно-стрелковой дивизии, в 1930-м ей присвоено имя Серго Орджоникидзе, а в 1935-м – орден Красного Знамени.

Под руководством талантливых азербайджанских военачальников Джамшида Нахчыванского (1921-1931), а затем Гамбая Везирова (1931-1937) дивизия достигла высокого уровня боеспособности. Но в результате репрессий 1935-38 годов число национальных офицерских кадров дивизии резко сократилось. В 1936 голу дивизия была переименована в «77-ю Краснознаменную горно-стрелковую дивизию им. Серго Орджоникидзе», хотя основная часть личного состава по-прежнему состояла из азербайджанцев.

До войны азербайджанцы, как и большинство других представителей национальных меньшинств страны, направлялись для прохождения военной службы в части, находящиеся далеко от родных мест – считалось, что так они быстрее приобретут навыки нового советского образа жизни. Большинство призывников-азербайджанцев владело русским языком. Согласно исследованиям А. Безугольного, из призывников 1939 года люди с высшим образованием составляли 2,4%, со средним – 27,5 %, с неполным средним – 22,1%.

В тяжелых боях лета 1941 года на западных границах СССР погибли, были взяты в плен или пропали без вести тысячи азербайджанцев. Во время знаменитой обороны Брестской крепости, ставший символом героизма советского воина, мужественно сражались 44 азербайджанца, многие из которых пали в бою.

В 1941-45 гг. из Азербайджанской ССР на фронт было призвано 681 тысяча человек. Если учесть, что общая численность населения республики составляло 3,4 миллиона человек, то оказывается, что на фронт был отправлен каждый пятый.

Помимо народного ополчения (186,7 тыс.) дополнительно были созданы 87 истребительных батальонов (15 тыс. человек) и 1124 отряда самообороны, которые должны были вести борьбу против диверсантов, помогать правоохранительным органам, обучать штатских военному делу.

77-я Краснознаменная горно-стрелковая дивизия имени С. Орджоникидзе

К лету 1941 года азербайджанцы составляли 60% личного состава дивизии. В состав дивизии входили три горно-стрелковых полка, артиллерийский полк, истребительный противотанковый дивизион, конный эскадрон, саперный батальон, батальон связи, артиллерийский дивизион, медицинский батальон, автотранспортный отряд, а также вспомогательные подразделения.

В декабре 1941 года дивизия принимала участие в Керченско-Феодосийской десантной операции, а в феврале 1942 года совместно с другими частями разгромила 18-ю пехотную дивизию вермахта. В период отступления советских войск с Крыма дивизия прикрывала отход основных сил, уничтожив у Ак-Маная 27, у Огуз-тепе – 12, на берегу залива – 34 вражеских танка, а также большое количество живой силы противника. Несмотря на все попытки окружения со стороны противника, 77-я дивизия сумела переправиться на полуостров Тамань. 25 мая 1942 года на базе 77-й горно-стрелковой дивизии была создана 77-я Азербайджанская стрелковая дивизия.

Проблемы в создании национальных воинских частей

Тяжелая ситуация на фронтах привела к тому, что в первые месяцы войны из Закавказского военного округа на фронт было отправлено 7 дивизий, 377 особых подразделений, 756 танковых экипажей, в большинстве своем укомплектованных местными кадрами из числа довоенных призывников.

35% личного состава Крымского фронта составляли народы Южного Кавказа, а в частях, сражавшихся за Севастополь, этот показатель был еще выше. Поэтому разгром Крымского фронта привел к огромным потерям среди призывников Южного Кавказа. Так, в 390-й стрелковой дивизии служили 2,260 азербайджанцев, в 400-й – более 2,000, в 404-й дивизии – 1854 азербайджанца. В мае 1942 года указанные стрелковые дивизии потеряли большую часть личного состава в боях под Керчью.

76-я горно-стрелковая дивизия состояла в основном из бакинских рабочих, но тем не менее некоторое время именовалась «армянской», пока не была расформирована вследствие несоответствия названия реальному этническому составу. В августе-сентябре 1941 года дивизия была дислоцирована в Иране, а позже участвовала в боях за Донбасс, Харьков, Сталинград.

В боях за Клецкую воинские части под командованием Муталлимова, Садыхова, Ахундова, Мамедова, Алибекова, Асланова взяли в плен весь штаб 13-й пехотной дивизии противника и 180 офицеров и солдат. В ноябре 1942 года дивизия была переименована в 51-ю гвардейскую стрелковую дивизию. В августе-октябре 1941 года на Южном Кавказе приступили к формированию 18 новых дивизий.

Большинство новых призывников не знали не военного дела, ни русского языка. Это отрицательно сказывалось на боевой подготовке, так как офицерский состав частей состоял преимущественно из представителей славянских народов. Поэтому было решено создать национальные дивизии, где и офицерский состав и рядовые солдаты были бы одной национальности.

В начале 1942 года в Азербайджане были сформированы 402-я, 396-я и 223-я азербайджанские стрелковые дивизии, 9-я азербайджанская стрелковая бригада. Половина личного состава этих наспех укомплектованных соединений была непригодной для несения военной службы: люди в возрасте, без опыта службы в армии, незнакомые с современной военной техникой, без знания русского языка, многие даже не имели среднего образования. Аналогичная ситуация царила и в других национальных частях, и поэтому в результате проведенной проверки национальные дивизии из Средней Азии были расформированы, кавказским же дивизиям было предложено до отправки на фронт пройти воинское обучение.

Но, по мнению А. Безугольного, советское военное командование, игнорируя рекомендации, в спешном порядке бросило на передовую две национальные дивизии с Северного Кавказа и 10 дивизий с Южного Кавказа, которые понесли большие потери.

В оправдание своих просчетов некоторые советские генералы ссылались на трусость и бездарность якобы воинских частей из числа национальных меньшинств.

Так, командующий Северной группой Закавказского фронта генерал И. Масленников, во многом повинный в том, что немецкие войска дошли до Моздока, без извещения командующего фронтом и членов Военного совета отправил И.В.Сталину письмо, в котором обвинил в поражениях национальные воинские части из грузин, азербайджанцев и армян и предложил ликвидировать азербайджанские и армянские дивизии. В ответ на это командующий Закавказским фронтом генерал И.Тюленев и первый секретарь ЦК КПА М.Дж. Багиров среди всех кавказских руководителей больше и активнее боролся за создание национальных воинских частей.

Из Москвы была направлена особая комиссия, которая установила, что поражение было связано с отсутствием военной подготовки, поддержки авиации, артиллерии и танков, плохой организации продовольственного обеспечения и медпомощи.

По подсчетам А. Безугольного, в ноябре 1942 г. в Северной группе Закавказского фронта служили 40.476 азербайджанцев, или 18,7% личного состава (для сравнения – грузины составляли 6,43%, армяне – 6,41%).

В ноябре-декабре 1942 г. началось наступление советских войск на Северном Кавказе, в числе которых были 223-я, 402-я, 416-я азербайджанские стрелковые дивизии. И опять из-за некомпетентности командования советские войска понесли большие потери, причем вновь были попытки обвинить национальные дивизии.

Однако направленные в части военные комиссии опровергли подобные домыслы: «Азербайджанские пехотинцы мужественно продвигались вперед и не отступили даже перед танковым наступлением врага. Но так как у них не было танковой поддержки, они понесли большие потери».

В воинских частях, укомплектованных из славян, ситуация была идентичной: они потеряли 50-70% личного состава. Несмотря на отсутствие артиллерийской, танковой и авиационной поддержки, бойцы все же выполняли боевые задания. В этих боях 402-я азербайджанская стрелковая дивизия фактически была полностью уничтожена. Командированный на Кавказ член Государственного комитета обороны Л.Каганович заявил, что причиной потерь является не слабость национальных дивизий, а бездарное командование.

Особая проверка, проведенная Главным политическим управлением Красной Армии, 1-24 января 1943 года, указала в качестве причин поражений на отсутствие боевой подготовки, слабое обеспечение вооружением и боеприпасами и на шовинистический настрой некоторых командиров. В результате национальные дивизии из кавказцев, в том азербайджанцев, были сохранены.

396-я стрелковая дивизия

В сентябре-октябре 1941 года в Азербайджане была сформирована 396-я стрелковая дивизия со штабом в Гусаре, которая не имела положенной военной техники, а ее личный состав получил лишь начальную военную подготовку. Дивизия была включена в состав 51-й армии и приняла участие в Керченско-Феодосийской десантной операции. Эта операция (26.12.1941 – 02.01..1942) была плохо подготовлена – вышли в море без учета метеорологических условий и попали в шторм.

Вместо десантных кораблей были использованы рыбацкие лодки без вооружения и навигационных средств, не было авиационной поддержки. Из-за отсутствия радиосвязи штабы потеряли управление, а из-за нехватки транспортных кораблей десанту не предоставляли провизию и вооружение. Несмотря на все это были освобождены города Керчь и Феодосия.

396-я стрелковая дивизия в составе десантных войск понесла первые потери. Недалеко от селения Новомихайловска взвод под командованием Б.Исламова отбил три вражеские атаки и уничтожили два танка. Солдат А.Мамедов подорвал вражеский танк последней гранатой и героически погиб. Начиная с декабря 1941 г. дивизия отражала беспрерывные атаки немцев.

В феврале 1942 года вышел указ именовать 396-ю дивизию «азербайджанской национальной дивизией». В марте дивизия занимала оборону от Сивашского залива до озера Парпаш. Чтобы выбить бойцов с занятых позиций, противник впервые применил шестиствольные реактивные минометы, н дивизия не отступила. 1-й батальон 819-го полка под командованием майора Мовланова наводил на врага ужас своими ночными вылазками. Противнику удалось обойти Ак-Манай с тыла и окружить несколько воинских частей, в том числе и 396-ю дивизию.

Чтобы дать возможность другим воинским частям покинуть полуостров, 396-я дивизия сражалась до последнего, в результате чего полегла большая часть ее личного состава – из окружения вышли только 120 офицеров и солдат. Знамя воинской части под одеждой вынес начальник политотдела Хавер Велиев, а штабные документы – Абумуслим Бахшиев. 14 июня 1942 года 396-я стрелковая дивизия как фактически уничтоженная была расформирована, а уцелевший личный состав передан в другие соединения.

Летом 1943 года в Северо-Кавказском военном округе была создана 227-я стрелковая дивизия, в которой также служило много азербайджанцев. Дивизия участвовала в освобождении Крыма и Украины, с боями дойдя до Чехословакии.

Ордена Богдана Хмельницкого 271-я Краснознаменная Горловская стрелковая дивизия была создана в 1941 году, но в конце того же года из-за больших потерь расформирована. Уцелевших бойцов перевели в другие дивизии, а азербайджанцев — в состав 77-й азербайджанской горно-стрелковой дивизии.

В начале 1942 года дивизия была восстановлена в Северо-Кавказском военном округе, в ее состав вновь было направлено много азербайджанцев. В ноябре-декабре 1942 года 271-я дивизия заняла оборонительную позицию на берегу реки Терек, а в январе 1943 года предприняла наступление на Ставрополь. Участвовала в операциях под Ростовом и в Донбассе, за освобождение города Горловка получила почетное наименование «Гарловской», принимала участие также в освобождении Украины и Чехословакии. За героизм, проявленный в боях, дивизия была награждена орденами Красного знамени и Богдана Хмельницкого.

402-я азербайджанская стрелковая дивизия, формирование которой началось 26 августа 1941 года в Карабахе, насчитывала 1295 офицеров, 1088 сержантов, 8104 рядовых. Из них 9400 офицеров и солдат, то есть 90% личного состава составляли азербайджанцы.

С октября 1941 г. по апрель 1942 г. дивизия находилась в Южном Азербайджане и участвовала в охране Трансиранского маршрута ленд-лиза. С мая по сентябрь 402-я дивизия занималась боевой подготовкой в Нахчыване, откуда была направлена на Северный Кавказ. В октябре-ноябре 1942 г. участвовала в боях за Грозный, где дивизия, получив приказ о наступлении, но не имея авиационной, танковой и артиллерийской поддержки, продвинулась на 34км.

Не имея запасов провизии, топлива и вооружения, бойцы не покинули своих позиций и попали в окружение. Стоявший на передовой 839-й полк под командованием майора Байрамова был уничтожен. Для восстановления ситуации 840-й полк во главе с командиром М.Абдуллаевым перешел в контратаку но не получив поддержки, был вынужден отступить.

833-й полк под командованием А. Аббасова был атакован сотней немецких танков. Отразив 13 атак, полк уничтожил 36 танков и отбросил противника. 75 офицеров и солдат полка были награждены орденами и медалями.

Командир дивизии полковник Алинаги Гусейнов, имевший опыт боев на советско-финской войне, сумел перегруппировать части и повел дивизию в наступление. Дивизия продвинулась на 12 км и 12 декабря приняла участие в освобождении Моздока. К этому времени из 10500 бойцов в живых оставалось всего 4000 человек, большая часть раненные. Этот личный состав был передан в состав нового азербайджанского соединения – 416-й стрелковой дивизии. Командование восстановило 402-ю дивизию как учебное соединение для подготовки кадров для вновь формируемых азербайджанских дивизий.

По материалам журнала IRS Наследие