Роль «восточных концертов» Азербайджана в развитии мугамного искусства

Нурида ИСМАИЛЗАДЕ, музыковед

Становление и развитие азербайджанского искусства конца — XIX начала XX века было сложным, многогранным и противоречивым. Характерной особенностью этого времени было параллельное сосуществование двух различных музыкальных культур — восточной и европейской, т.е. азербайджанской национальной традиции и европейской.

Если в конце XIX века центром популяризации европейской музыки в Азербайджане был город Баку с его яркой концертно-музыкальной жизнью, частыми гастролями известных музыкантов и исполнителей, то в распространении мугамной культуры на всём Кавказе значительную роль сыграли так называемые шушинские школы ханенде, формировавшиеся вокруг выдающихся мастеров.

Шуша, один из крупнейших центров азербайджанской музыкальной культуры, была в числе первых азербайджанских городов, где стали проводиться публичные концерты народной музыки и где возникли музыкальные школы ханенде.

Создание первой школы традиционного пения в Шуше связано с именем известного музыканта своего времени Харрат Гулу Мамед оглу (1823-1883), который привлекал в свою школу юношей с хорошими голосами, обучая их искусству мугама и приемам пения.

Эта школа воспитала целую плеяду мастеров профессионального искусства, среди которых были самые известные шушинские ханенде — Гаджи Гуси, Мешади Иси, Дели Исмаил, Шахназ Аббас, Абдульбаги Зулалов, Кештазлы Гашим, Кечачи оглу Мухаммед, Джаббар Гарьягды оглы, а также впоследствии известный тарист Мирза Садыг Асад оглу (Садыхджан).

Одной их примечательных фигур в музыкальной жизни Шуши был Мир Мохсун Навваб Карабаги (1833- 1918), замечательный азербайджанский ученый-энциклопедист, одаренный поэт, музыкант и художник.

Наряду с научной деятельностью, Навваб вошел в историю музыкальной культуры Азербайджана конца XIX-начала XX веков, как организатор и руководитель известных шушинских меджлисов — поэтического («Меджлиси — фарамушан») и музыкального. «Музыкальный меджлис», который он организовал совместно с воспитанником музыкальной школы Харрата Гулу — Гаджи Гуси (хорошо известным в те времена ханенде), сыграл немалую роль в развитии азербайджанской народной музыки.

«Музыкальный меджлис» Навваба привлекал к себе многих азербайджанских музыкантов и представителей тогдашней ин- теллигенции. Сюда для дискуссий о музыкальном искусстве съезжались из различных городов Закавказья зна- менитые поэты и музыканты, здесь же собирались и знатоки мугама. На собрания этого кружка приглашались самые известные ашуги и ханенде того времени.

Шушинская школа ханенде, созданная Харрат Гулу, как и «Музыкальный меджлис» Навваба и Гаджи Гуси, сыграли большую роль в создании в Азербайджане национальной вокальной школы. Певцы-ханенде и инструменталисты, обучавшиеся у выдающихся музыкантов своего времени, овладевали необходимыми музыкальными знаниями, техническими навыками игры на народных инструментах, учились рациональному использованию дыхания во время пения, бережному отношению к голосу-словом, обучались профессионализму.

Носители искусства мугама всегда пользовались большим уважением и любовью у различных слоев общества. Мугам занимал особое место в жизни и в быту народов Востока. Именно этим объясняется успех, неизменно сопровождавший концертные выступления ханенде и инструменталистов, начиная с первых же попыток организации публичных концертов традиционной музыки.

С конца XIX века традиционные музыканты, до того демонстрировавшие свое искусство только на свадьбах и религиозных церемониях, значительно расширяют круг своей исполнительской деятельности, участвуя в публичных концертах и выступая с отдельными музыкальными номерами на благотворительных вечерах.

Один из первых таких вечеров был устроен в Шуше в 1897 году. В этом благотворительном вечере приняли участие замечательные ханенде Гаджи Гуси и Кештазлы Гашим, пение которых сопровождал игрой на таре знаменитый Мирза Садыг Асадоглы. (заметим, что все трое были воспитанниками музыкальной школы Харрат Гулу). Это была первая попытка выхода азербайджанских народных музыкантов на сцену, и она имела огромный успех.

Впоследствии такие выступления переросли в полноценные самостоятельные концерты, получившие название «восточных концертов», и под этим именем они прочно вошли в музыкальную жизнь Азербайджана первой трети XX века. После первого успешного выступления народных музыкантов на благотворительном вечере в театре Хандемирова в 1897 году, в 1901 году в Шуше вновь состоялся «публичный концерт» (История Азербайджана, Т.2, Баку: АН.Азерб.ССР, 1960 г.) , организованный пи- сателем и драматургом Абдуррагим беком Ахвердиевым.

Кроме мугамов, народных песен и танцев, исполнявшихся в тот вечер, публике была также представлена сцена из поэмы Физули «Лейли и Меджнун», где выступили певцы-ханенде в роли Меджнуна и Лейли.

Этот дуэт, с восторгом встреченный публикой, сопровождало традиционное «трио сазандарей» (так называли в начале XX века популярный тип музыкального ан- самбля, состоявшего из ханенде, играющего также на дафе, тариста и кяманчиста). Среди участников концерта были знаменитые певцы и инструменталисты — ханенде Гаджи Гуси, Джаббар Гарьягды оглы, Кечачи оглу Мухаммед, Абдульбаги Зулалов, таристы Садых Асад оглу и Мешади Зейнал.

Начало XX века характеризуется все возрастающей активностью традиционных музыкантов в общественно-музыкальной жизни Азербайджана. Все шире организовываются публичные концерты азербайджанской народной музыки, вызывают живой интерес общественности.

В газете «Каспий» за 11 января 1902 года обращает на себя внимание анонс, сообщающий, что «в театре Г.З.Тагиева в пользу бедных учащихся мусульман будет устроен «Восточный концерт» при участии выписанного специально для концерта известного Карабахского ашуга — Наджафгулу с труппой певцов: Джаббара, Сеида- бакинца, Алескера и Мамеда».

Наконец, день концерта настал и первый же номер «Аразбары», исполненный восточным оркестром, прошел с огромным успехом. В оркестре, игравшем без дирижера, принимало участие 12 музыкантов, игравших на всех известных тогда инструментах: тар, кяманча, саз, ней, деф, дайра и нагара. «Исполнение «Аразбары», прекрасное в техническом и в акустическом отношениях, вышло очень удачным и убедило знатоков музыки в том, что восточные инструменты могут быть удобно приноровлены к исполнению оркестровых музыкальных пьес» ( Газета «Каспий» 11 янва- ря, 1902, No9)

Далее рецензент газеты «Каспий» в обширной статье, посвященной этому концерту, очень подробно описывает выступление известного бакинцам певца Джаббара Гарьягды оглы, который под аккомпанемент тара и кяманчи очень хорошо исполнил мугам «Махур». Следующим номером программы было выступление также хорошо известного ханенде — Кечачи оглу Мухаммеда.

Мугам «Шюштер», спетый им, «вызвал еще большее одобрение, благодаря нежности голоса этого певца, с душой исполнившего мелодичные звуки любимого на Востоке мотива». Но гвоздем программы всего концерта был, несомненно, ансамбль ашугов, состоявший из 4 музыкантов, под руководством прославленного во всем Карабахе ашуга Наджафгулу. Поддерживаемые взрывом оваций со стороны публики, они очень скоро превратились в настоящих певцов-рассказчиков народных дастанов и песен.

Самым неудавшимся номером в концертной программе музыкальный критик посчитал сцену из поэмы «Лейли и Меджнун» («Меджнун на могиле Лейли»), исполненную Дж. Гарьягдыоглы и Кечачи оглу Мухаммедом в сценических костюмах.

Конечно, к вокальному исполнительству придраться было невозможно, просто сказалось отсутствие опыта постановки национальных музы- кально-сценических произведений, знания сценических требований. И, как отмечал рецензент, «исполнители, хо- тя и были в костюмах, но не играли, а только пели и пели хорошо».
(Газета «Каспий» 11 января, 1902, No9).

Спустя несколько дней, по настоятельному требованию любителей азербайджанского искусства, в Баку вновь организуется концерт восточной музыки. Газета «Каспий», анонсируя предстоящий концерт, сообщает, что «в среду 23 января в театре Г.З.Тагиева, состоится второй «восточный концерт», на сей раз в пользу открытия русско-татарской Меджлисской школы в г. Шемахе». (Газета «Каспий» 25 января, 1902, No21).

Рецензент газеты «Каспий» далее очень подробно описывает каждый номер, исполненный участниками концерта. Он особо подчеркивает успех замечательных ханенде Джаббара Гарьягды оглы и Сеида Мирбабаева, который прекрасно исполнил трудный мугам «Чахаргях».

Но наибольший успех вновь имели ашыги Наджафгулу и Аббасгулу. Каждый из исполненных ими номеров «повторялся по шумным требованиям слушателей по несколько раз и каждый раз ашики Наджафгулу и Аббасгулу, сами оживляясь все более и более, умели вносить в исполнение песен большое разнообразие, иногда сопровождая пение в подходящих случаях характерными танцами в чисто народном духе».
(Газета «Каспий» 25 января, 1902, No21)

Второй «восточный концерт», как и первый, прошел с огромным успехом, ашугам и всем другим участникам вновь были преподнесены подарки в виде шелковой материи на чоху и архалук (чуха и архалук — части старинного азербайджанского национального мужского костюма — ред. ).

В заключение концерта публика вызвала на сцену и выразила благодарность устроителю «восточных концертов» Абдуррагим беку Ахвердиеву. После двух нашумевших «восточных концертов», казалось бы, должны были последовать такие же новые концерты восточной музыки. Однако в течение некоторого времени они оказались оттеснены на второй план, уступив место европейским гастролирующим музыкантам.

В этот период внимание газет и публики было привлечено к концертам Альмы Фострем и известной оперной четы Южиных, к симфоническим концертам, а также к театральным постановкам мусульманской драматической труппы.

Мугамат, ашугская музыка, народные песни, танцы вновь звучат в относительно камерных условиях — на свадьбах, в литературно-музыкальных меджлисах Шуши, Баку, Шемахи, на благотворительных вечерах и в антрактах постановок русского и азербайджанского драматических театров.

Очередным «восточным концертом», пожалуй, следует считать музыкальный вечер, организованный Мусульманским благотворительным обществом в зале Артистического общества. Этот концерт, устроенный «в пользу бедных мусульман города Баку» (Газета «Каспий» 23 января, 1907, No18), состоялся 20 января.

1907 года, и ему вновь посвящается целая статья в газете «Каспий» музыкального критика, подписывающегося псевдонимом Саладин. Здесь рецензент дает подробную характеристику каждому отделению концерта и даже каждому номеру программы. Он отмечает, что «руководитель концертного отделения педагог Бадалбек Бадалбеков, по требованию посетителей, пропел соло один из номеров концерта: «Яран галин фурсат магамидур”. Хор певчих из детей очень стройно исполнил несколько интересных хоровых татарских (азербайджанских) песен».

Особо отмечался успех к тому времени известных всему Закавказью певцов Джаббара Карьягды, Ислама Абдуллаева, исполнивших под аккомпанемент замечательных таристов Мешади Зейнала и Ширина Ахундова, несколько прекрасных музыкальных номеров. Все участники концерта неоднократно вызывались на бис.

Сравнивая названный «Вечер восточной музыки» с предыдущими «восточными концертами», мы обратили внимание на некоторые немаловажные детали, выделяющие этот концерт. Это, во-первых, — введение в программу концерта певческого хора из детей, исполнивших «татарские» (т.е. азербайджанские) народные песни; во-вторых, на этот раз предпочтение публики явно было на стороне так называемого «ансамбля сазандарей» во главе с певцами — исполнителями мугама.

Растущая популярность названных ансамблей у публики того времени позволяет утверждать, что они, «став в конце XIX века одним из важных видов музыкальной культуры азербайджанского народа, своим появлением на сцене могли дать и, безусловно, подвели к мысли об исполнении азербайджанской народной музыки в современном театре».

(К. Касимов “Зарождение и развитие азербайджанского музыкального театра” /»Искусство Азербайджана». Материалы по истории азербайджанского театра. Баку, Издательство АН Азерб.ССР, 1950, Т.3)

Созданные Узеиром Гаджибековым первые азербайджанские оперы пришли на смену «восточным концертам» и «вечерам восточной музыки», и многочисленные любители народной музыки теперь могли видеть на сцене синтез народной музыки и сценического действия.

Итак, можно подытожить, что в развитии искусства ханенде, в приобретении ими навыков профессионализма значительная роль принадлежала школе Харрата Гулу и «музыкальному меджлису», созданному Гаджи Гуси и Мир Мохсуном Наввабом. Оба они сыграли важную роль в создании в Азербайджане национальной вокальной школы, ставшей благотворной почвой, на которой выросли почти все участники «восточных концертов» и «вечеров восточной музыки».

В свою очередь, «восточные концерты» снискали азербайджанской музыке огромную популярность на всем Кавказе. Они широко прославили имена выдающихся азербайджанских ханенде, ашугов и инструменталистов.

Ханенде Гаджи Гуси, Джаббар Карьягды, Кечачи оглу Мухаммед, Абдульбаги Зулалов, Сеид Шушинский, Сеид Мирбабаев, ашуги Наджафгулу и Аббасгулу, инструменталисты Садых Асад оглу, Мешади Зейнал, Мирза Фарадж Рзаев, Мешади Джамиль Амиров, Ширин Ахундов, Гурбан Пиримов и многие другие традиционные музыканты Азербайджана обрели громкую известность, как в Азербайджане, так и далеко за его пределами.

По материалам журнала IRS Наследие

[pt_view id="501457004v"]