О появлении молокан в Азербайджане

О.БУЛАНОВА

В Азербайджане издревле проживают многочисленные народы разных верований. У каждого из них своя богатая история.

В селе Чухурюрд (к югу от Пиркули) издревле проживали молокане. Пришли они сюда в 1843 г. Строили типичные дома — плетенки-мазанки, ведь шли сюда молокане и из Ставропольского и Краснодарского краев, и с Дона, где такие дома были обычными. Как и плетеные заборы.

Позже, когда молокане в Чухурюрде пообвыклись, дома стали строить из саманного кирпича с красивыми резными наличниками, с побеленными известкой стенами и настоящей русской печью внутри.

Согласно выписке Е.И. Финогенова из актов, собранных Кавказской Археографической комиссией (XIX в.), «первое поселение раскольников в Каспийской области началось в Карабахской провинции, на урочище Кызыл-Кишлака, в 1830 г., сосланными по суду казаками земли Войска Донского, содержавшими духоборческую секту».

Далее в этом документе указывается, что «в 1843 г. на урочище Чухур-Юрт поселились переселенцы из Карабахского уезда… в числе 57 душ мужского пола и 46 женского пола… и переселенцы из России».

Вообще, молокане на землях Азербайджана появились не в середине XIX в., а в начале, т.к. молоканское движение в центральных регионах России начало приобретать массовый характер в 1805 г. По просьбе Святейшего Синода Николай I принял указ изгнать молокан-еретиков куда подальше, лучше в Закавказье, поближе к мусульманам.

Этим преследовались две цели: мусульман «разбавить» какими-никакими, но христианами, а непослушных еретиков согнать в земли, максимально для них непригодные по религиозным соображениями, а также оградить от добропорядочных православных, чтобы не смущать последних богомерзкими еретическими идеями.

Но царь просчитался: азербайджанцы приняли молокан радушно, как это вообще свойственно этому народу, и молокане быстро вписались в непривычные для них условия. Почему же так произошло? Причин тому несколько.

Во-первых, молокане были соседями спокойными, добродушными, работящими. Со своим уставом в чужой монастырь не лезли, возделывали землю, разводили скот… Другой работой тоже занимались — согласно именному указу Николая I от 28 ноября 1835 г.

Указ гласил, что закавказским молоканам было разрешено отлучаться «для отвоза казенных и купеческих тяжестей в разные промышленные за Кавказом города». Им также было разрешено наниматься почтарями в тех местностях, где не проживали православные.

А во-вторых и главных, вера молокан и ислам оказались на удивление схожими в основных своих постулатах. И именно из-за этих постулатов молокан в России официальная церковь и не приняла.

Молокане так же, как и мусульмане, считают, что Бог един, всяких там отголосков язычества для молокан не существует. Всевышний — он Всевышний и есть. Они не признают материальных воплощений христианства, идущих опять же от язычества: икон, крестов, церквей, богатого убранства.

Понятное дело, что с такими воззрениями в России молоканам делать было нечего, а в мусульманской стране они прекрасно себя чувствовали. Их никто никогда не ущемлял в правах, они участвовали в молоканских съездах, чтили свои обычаи…

В советское время в Чухурюрде создали колхоз. Хозяйство крепло, сдавало государству сельхозпродукцию… Но таким крепким, как молоканский колхоз Никитина в Ивановке, стать не смогло. То ли не было у них своего Никитина, то ли вмешались объективные причины, но, скорее всего, и то, и другое.

А объективных причин было более чем достаточно. В начале 50-х, когда началась массовая миграция сельчан в крупные города, многие молокане из Чухурюрда уехали. Особенно массовым был отток среди молодежи. Парни после армии устраивались на предприятия, где была стабильная зарплата и нормированный рабочий день, стремились получить образование. Девушки тоже шли учиться, работать, а то и замуж выходили за азербайджанских ребят. Село пустело.

Особенно сильная миграция началась после 1958 г., когда колхоз преобразовали в животноводческий совхоз. В последующие десятилетия процесс только ухудшился. В селе стало селиться все больше азербайджанцев, многие семьи были смешанными. Со временем азербайджанцев стало больше, чем русских, село превратилось в дачный поселок с современными домами, где газ, свет, горячая вода…

Топография села любопытная. В выписке Е.И. Финогенова отмечается, что «все поселения русских раскольников устроены по образцу деревень и сел внутренних губерний в России. В Ширванском уезде в селе Хильмилли и Чухурюрт отбиты по одной улице, на коих указано строить дома. Раскольники тех селений не соблюдают строго правил даже в том, чтобы улицы были прямы».

Улочки в Чухурюрде были узкими, кривыми, соединяли несколько невысоких холмов. Ну как тут подчиниться царской власти и улицы-стрелы прокладывать?! Еще была дорога, ведшая к перевалу в сторону Шемахи. Она была только одна, но молокане умудрялись переходить перевал и даже переезжать на подводах еще по двум протоптанным тропинкам. В весеннее и осеннее время здесь было ни пройти, ни проехать, поэтому все стремились основные работы, связанные с передвижением, проводить летом и в начале осени.