«Тегеран-43»: Как Баку превратили в столицу Ирана

baku-tehran43

О.БУЛАНОВА

В 1980 г. на советские экраны вышел замечательный фильм – «Тегеран-43». Это был фильм совместного производства студий «Мосфильм», Четвертое творческое объединение, «Mediterranee Cinema» (Франция) и «Pro Dis Film» (Швейцария). Режиссерами и сценаристами был талантливейший тандем – Александр Алов и Владимир Наумов.

В ролях были задействованы звезды мирового кинематографа: Ален Делон, Курд Юргенс и Клод Жад. С советской стороны в нем блистали Наталия Белохвостикова, Игорь Костолевский, Альберт Филозов, Николай Гринько, Армен Джигарханян и другие известные и любимые актеры.

Действие фильма разворачивается в двух временных плоскостях – в 1943 г. и в 70-х гг., а также в нескольких городах: Москве, Париже и Тегеране. Москву снимали в Москве, Париж – в Париже, а Тегеран… в Баку. Баку в очередной раз неузнаваемо преобразился и вполне сошел за столицу Ирана. Настолько хорошо сошел, что за границей, где этот фильм в четырехсерийном варианте также показывали, никто даже не усомнился, что съемки Тегерана времен Второй мировой войны произведены именно в Тегеране.

Смотрите также: «Тегеран-43»: Баку в роли иранской столицы (21 ФОТО)

Однако в Тегеране в те годы снять что-либо было просто невозможно – в 1978-1979 гг. там отбушевала исламская революция, приведшая к кардинальной смене режима. Поэтому столицу Ирана решили снимать в Баку. Объективно эти города не похожи абсолютно, но Баку было не впервой преображаться: за свою долгую кинематографическую биографию он уже побывал Хургадой, Буэнос-Айресом, Стамбулом – и никто даже не заподозрил «подмены».

А ведь «загримировать» столицу исламской республики (пусть и светской) под столицу другого исламского государства оказалось несравнимо сложнее, чем под латиноамериканский Буэнос-Айрес. Дело в том, что в Иране и Азербайджане, весьма сходных в каких-то аспектах, – язык, история, обычаи и т.п. – очень сильно разнятся мечети. По форме куполов, оформлению минаретов и т.д.

В Азербайджане купола мечетей полукруглые, а в Иране похожи на луковички, чем-то сходные с православными куполами. Минареты в Азербайджане – более простые, их балкончики не сильно выделяются, а в Иране минареты, как сказал один из участников съемок, «расфуфыренные», богато украшенные всякими декоративными элементами. Где взять такие мечети в Баку?

Съемочная группа и художник-постановщик с азербайджанской стороны Фикрет Алекперов нашли выход: мечети они построили. Нет, не в натуральную величину, конечно. Были сделаны макеты, которые на экране смотрелись более чем правдоподобно. Самый удачный такой макет заметен в сцене, когда Черчилль едет по улицам Тегерана, а вдали, между вполне узнаваемыми для бакинцев зданиями в Ичери-Шехер, виднеется мечеть о трех минаретах. Макеты делали объемными, чтобы на них естественным образом ложились тени от солнечного света.

На узких улочках Ичери-Шехер были развешены вывески и рекламы на фарси, соответствующие тому времени. Входы в мелкие магазинчики и кафе были задекорированы иной раз до неузнаваемости.

Для создания правдоподобия было задействованы все специалисты, в том числе и бутафоры. На улицах можно увидеть иранские ковры и ткани, специфическую посуду… Единственное, что не пришлось «гримировать» – это бакинские дворики, которые тоже мелькают в кадрах, а в некоторых разворачиваются целые сцены: они и без декора были более чем колоритны. А в одном из кадров был использован даже настоящий кран с водой, имеющийся практически в каждом бакинском дворе.

Массовку нужно было одеть, причем не только в типичные одежды иранских мусульман. В Тегеране – настоящем Тегеране – в 1943 г. кого только не было! Американские войска, советские, французские… Людей в европейской штатской одежде тоже было предостаточно. Выглядеть все это должно было по-настоящему. Художники-постановщики, костюмер и бутафоры со своей задачей полностью справились.

В Ичери-Шехер также завезли большое количество старых автомобилей – легковых и грузовых. На них было необходимо сделать соответствующие каждой стране номера. Все машины были подлинными, и это добавляло достоверности.

В общем, Баку «потрудился» на славу. Снимали круглыми сутками. Никогда еще в Баку не проходило таких масштабных и насыщенных съемок (снимали не только в Ичери-Шехер, но и на Апшероне – на кладбище в Гала.) Вымотались все ужасно, но результат превзошел все ожидания – фильм вызвал фурор. И сразу же завоевал кучу наград: Главный приз Всесоюзного фестиваля 1981 г., Золотой приз Московского кинофестиваля 1981 г., приз Общества «Родина» на том же фестивале. Номинировался фильм и на Государственную премию.

До сих пор существуют легенды, то в Баку приезжал Ален Делон. Многие таинственным шепотом рассказывают, что лично видели Делона, который якобы был в Баку инкогнито. Да, Ален Делон в фильме снимался, но в Баку не приезжал. По одной хотя бы причине, что его герой – из 70-х гг., он никак не мог был попасть в Тегеран 1943 г.

Зато в фильме снялись азербайджанские актеры: Нодар Шашикоглу, исполнитель роли легендарного партизана Михайло в фильме «На дальних берегах», и Алескер Мамедоглу, сыгравший канатчика Гулама Рза. Роль была небольшой, но очень колоритной. К сожалению, большая часть сцен с его участием не вошла в советский вариант фильма, но вошли в четырехсерийный зарубежный вариант.

«Я снимался в Москве и Баку, – вспоминал Алескер Мамедоглу. – Представители иранского консульства учили нас говорить на фарси. Все было организовано строго и точно. Знаете, тогда не каждого брали на роль в таком фильме, для каждого это было большим счастьем. Столько лет прошло, а фильм этот до сих пор смотрится с удовольствием…»

У российских актеров также остались от съемок самые приятные воспоминания.

«Вы будете смеяться, но мне особо запомнились ночные съемки в Ичери-Шехер, – вспоминал Игорь Костолевский, про которого после этого фильма говорили, что он не менее талантливее и красивее, чем Ален Делон, если не более. – Хотите – верьте, хотите – нет, но каждый раз, выходя к камере, я ощущал какое-то непроизвольное чувство страха: кругом темень, какие-то вдали мелькают смутные тени, из ближайшей подворотни доносятся хриплые голоса… Хотя и был мой герой-разведчик Андрей Ильин не робкого десятка и при оружии, и сам я понимал прекрасно, что там, за пределами съемочной площадки, бурлит веселая жизнь большого современного города, в котором живут добрые люди, искренние друзья».

В чем же секрет такой популярности этого фильма? Наверное, в противостоянии силы любви всей мерзости и грязи войны. Любовь в фильме – могучая антитеза злу, бесчеловечности и террору.