История появления зажигалки Zippo

zippo

О.БУЛАНОВА

Сейчас уже никому доподлинно неизвестно, почему именно зажигалки, пущенные в продажу мелким пенсильванским промышленником Джорджем Блейсделлом, стали объектом поклонения, предметом коллекционирования и даже фактом мировой культуры.

Зато совершенно точно известна легенда, как однажды вечером 1932 г. Блейсделл вышел подышать на веранду клуба в Брэдфорде, где он жил и довольно безуспешно (Великая депрессия была в разгаре) торговал нефтяным оборудованием.

На веранде его приятель так же безуспешно сражался с ободранной металлической австрийской зажигалкой: крышка никак не хотела отвинчиваться. Вдоволь насладившись мучениями приятеля, Блейсделл ядовито поинтересовался, почему тот не купит себе новую.

«Эта работает!» — рявкнул друг, которому все же удалось прикурить. Слово было сказано, и, если верить маркетологам- мифотворцам, Блейсделл не мог уснуть всю ночь. Он понял: перед ним — золотое дно, зажигалки нужны всем. Они были, как правило, не слишком надежны. Недорогая и абсолютно надежная зажигалка действительно могла иметь успех.

Блейсделл начал с реализации тех самых австрийских зажигалок и приобрел большую партию. Увы, друг ошибся: фраза «Эта работает» относилась, очевидно, лишь к одному-единственному экземпляру, а отнюдь не ко всей продукции безвестных европейских фабрикантов.

В общем, Блейсделл не продал ни одной штуки. Но он был инженером и решил, что некоторые усовершенствования могут исправить дело. Он снял за 10 долл. в месяц небольшую мастерскую, за 260 долл. купил нехитрое подержанное оборудование, нанял трех мастеров и принялся за дело.

Сперва отвинчивающаяся крышка австрийской зажигалки стала откидывающейся — теперь орудовать можно было одной рукой. Корпус уменьшился — чтобы влезать в карман джинсов, и покрылся хромом. Остальные же элементы вроде ветрозащитного экрана вокруг фитиля не изменились.

Свою продукцию Блейсделл решил назвать Zipper по аналогии с популярной застежкой-молнией (ему нравилось, как это звучит), но слово оказалось запатентованным и его пришлось слегка изменить — точь-в-точь как анонимную австрийскую конструкцию. Теперь зажигалку надо было продать.

Одной из двух составляющих бизнес-плана — «дешевизна и надежность» — сразу же пришлось пожертвовать: почти $2 — деньги для 1932 г. совсем не маленькие. Зато со второй частью Блейсделл обошелся решительно. Он попросту объявил, что предоставляет на зажигалки пожизненную гарантию.

Это был популярный рекламный трюк, но в случае с Zippo он сработал безотказно. Дело в том, что зажигалки других производителей действительно часто ломались, и все это знали.

Информация, что фирма Блейсделла и впрямь бесплатно меняет сломанную зажигалку в течении 48 часов после получения рекламации, произвела фурор.

Инженером Блейсделл был, по его собственному признанию, так себе (соответствует ли это самокритичное утверждение истине, можно судить по глубине редизайна австрийской зажигалки).

Зато продавцом он оказался феерическим: практически все его рекламные трюки впоследствии прочно вошли в бизнес-обиход. Уже в 1935 г. он предложил гравировать на корпусе инициалы владельцев за отдельные, хотя и маленькие деньги, а если конкретно — всего за 1 долл. за инициалы или 75 центов, если заказчик выбирал какой-нибудь рисунок: пьяницу, собаку и др.

Так из предмета демократического обихода Zippo мгновенно стали предметом гордости их владельцев. А еще год спустя была реализована коммерческая идея, логически вытекавшая из предыдущей: если спросом пользуются Zippo с инициалами, то почему бы не изображать на корпусе логотипы фирм?

Разумеется, за счет самих фирм, получающих и превосходные деловые подарки, и «рекламу, которая всегда с тобой». Первой на этот нестандартный ход решилась местная компания Kendall Refining, поставлявшая Блейсделлу бензин. Тираж серии составил 500 штук.

Блейсделл не чурался работать с самой разной целевой аудиторией. Для одних, состоятельных и высоколобых, он выкупил в 1937 г. целую страницу в журнале Esquire (для американской прессы тех лет, привыкшей продавать рекламу квадратными дюймами, — событие редкостное), что потребовало астрономической суммы в 3000 долл.

Денег таких у Блейсделла не было, пришлось брать кредит; эффект, однако, превзошел все ожидания: «Ветроустойчивая Леди» сразу же начала отрабатывать вложенные в рекламу деньги.

Тем же, кто Esquire сроду в руках не держал, была предложена реклама попроще. В то время в барах США была популярна нехитрая азартная игра панчборд. Zippo стала, так сказать, генеральным спонсором игры в масштабах страны — и только на этом с 1934-го по 1940 г. подала 300 тысяч штук. К сожалению, в 1940-м панчборд запретили как развлечение, подрывающее этические устои общества.

В 1937-м Блейсделл запустил т.н. спортивную серию, которая положила начало тематическим выпускам. На первой «спортивной серии» красовались Игрок в гольф, Рыбак, Охотник, Бульдог, Гончая и почему-то Слон. Модель с гольфистом имела номер 275, и на этом нехитром основании «спортивные» Zippo продавались по $2,75. Ну а где «ограниченные издания», там недалеко и до коллекционеров.

Первые собиратели появились аккурат перед Второй мировой. Zippo всегда выглядела настоящей мужской игрушкой, а раз так, то представители самой мужской профессии пройти мимо такого замечательного устройства не могли.

Именно американские солдаты времен Второй мировой создали Zippo славу уже не локальную — международную.

В стандартный комплект военного снаряжения Zippo, разумеется, не входила. Но ее охотно покупали за свой счет — неприхотливая в обращении, элегантная, да к тому же на доступном сырье.

Правда, по сравнению с довоенным временем внешний вид зажигалки претерпел некоторые изменения. Стратегическую медь заменила нержавейка, хромирование исчезло как недопустимая по военным временам роскошь. Zippo тех лет — черная, грубо отделанная — стала удачным символ непростого времени.

Вместо корпоративных лого стали гравировать эмблемы частей и соединений, вместо инициалов — личные номера солдат. Особенно популярной Zippo стала на флоте. Командиры кораблей начали заказывать «фирменные» зажигалки партиями.

Если Вторая мировая принесла Zippo известность, то вьетнамская — славу. Теперь уже это был законный элемент воинской экипировки, и военное министерство не преминуло издать инструкцию, где разъяснялось, что Zippo годится не только для прикуривания, но и в качестве горелки или сигнального зеркальца (поверхность зажигалки опять стала блестящей).

За время конфликта в Юго-Восточной Азии в армию США было поставлено свыше 200 тысяч Zippo. Именно во Вьетнаме родились легенды о Знаменитых Зажигалках — вроде той, что лежала в нагрудном кармане у сержанта Мартинеса и спасла его от пули (причем в отличие от пули зажигалка продолжала работать!), или той, с помощью которой старший сержант Ногл подал сигнал вертолету-эвакуатору и остался жив.

Впрочем, вливаться в ВПК Zippo явно не собиралось. Между двумя войнами компания продолжала изобретательно работать — в условиях довольно непростых, ибо Блейсделл завещал никогда не менять придуманный им дизайн.

Появились зажигалки настольные и женские, новые спортивные серии и… новые легенды вроде истории о Zippo, обнаруженной в желудке выловленной рыбы (и, разумеется, исправной).

С 1949 г. монополия Брэдфорда на производство зажигалок была прервана — появилась компания Zippo Canada с собственным производством, а средняя розничная цена достигла $10 долларов.

С конца 60-х начинается выпуск знаменитой «космической серии» — компании удалось получить право ставить на корпусе логотип НАСА и вручать вернувшимся на Землю астронавтам специальные подарочные зажигалки особого дизайна; впрочем, разумеется, их упрощенные копии могли купить все желающие.

В 1982 г. боссы Zippo решили, что полувековой юбилей — достаточный повод, чтобы начать производство реплик первых раритетных выпусков.

Zippo делали из золота и платины, покрывали бриллиантами. Самая необычная из них была продана анонимному покупателю в 2006 г. за 6,81 млн.долл. В миниатюрном корпусе зажигалки был спрятан пистолет с шестью патронами калибра 6 мм.

По материалам Алексея Королева и сайта zippo.ru