Феномен Левы Федотова

leva-fedotov

О.БУЛАНОВА

Может ли человек заглянуть в будущее? Ответ на этот вопрос будет, пожалуй, утвердительным, если иметь в виду дневник московского школьника Левы Федотова, за 17 дней до начала Великой Отечественной войны предсказавшего дату нападения Германии на СССР и даже характер боевых действий.

Лева Федотов прожил всего 20 лет, в которые уместились девять классов школы, пребывание в эвакуации, призыв в действующую армию в апреле 1943 г., короткое военное обучение под Тулой и гибель под вражеской бомбежкой 25 июня 1943 г. в той же местности. Ни реализованных жизненных планов, ни подвигов на войне. На это просто не хватило времени.

И все же вопреки всем объективным обстоятельствам, его имя получило широкую известность. Прежде всего, за счет той памяти, которую сохранил круг его друзей по школе, дому, внешкольным занятиям.

Лева Федотов родился 10 января 1923 г. в семье ответственного партработника Федора Федотова и костюмерши одного из московских театров Розы Маркус. Вспоминают, что семья партийца Федотова была близко знакома с Орджоникидзе, Троцким, Луначарским. Но отец Федотова рано умер при странных обстоятельствах.

По официальной версии, в августе 1933 г. он утонул в неглубокой речке на Алтае при странных обстоятельствах (по заключению врачей — из-за эпилептического припадка). Федор Федотов был направлен на Алтай как инструктор Наркомзема по Средней Азии.

«Мы всегда считали, что Федотова-старшего убили — в 30-е годы шли жестокие разборки в партии, — рассказывала племянница Льва Федотова Анна Дмитриева. — А Лева в общем-то был обычным школьником, очень болезненным, кстати. Но иногда он просто поражал всех окружающих. Например, он как-то по памяти записал всю оперу «Аида», чем удивил всех, ведь он был самоучкой! Играл на фортепиано, хотя никогда этому не учился, прекрасно рисовал, хотя не ходил в художественную школу. Он много читал, интересовался историей».

Вообще-то первым про уникального мальчика Леву миру сообщил его одноклассник, ставший позже советским писателем-классиком, Юрий Трифонов. Позже он вывел его в образе Антона Овчинникова в романе «Дом на набережной».

Трифонов и Федотов не только вместе учились, но и жили по соседству — в том самом знаменитом Доме на набережной, где обитала вся партийная элита страны.

Как говорил Юрий Трифонов в интервью «Литературной газете» от 5 октября 1977 г.:

«В детстве меня поразил один мальчик… Он был так не похож на всех!.. В двенадцатилетнем возрасте он жил с ощущением, будто времени у него очень мало, а успеть надо невероятно много… Он был известен в школе как местный Гумбольдт, как Леонардо из 7-го «Б».

С мальчишеских лет Лева бурно, страстно развивал свою личность во все стороны, поспешно поглощал все науки, все искусства, все книги, всю музыку, весь мир, точно боялся опоздать куда-то. Его акварели были на выставке, он был влюблен в симфоническую музыку, писал романы в толстых тетрадях в коленкоровых переплетах. Я пристрастился к писанию романов благодаря Леве».

Далее писатель перечислял и другие разнообразные увлечения и занятия Левы, в которых тот добился немалых успехов. Это минералогия, палеонтология, океанография, физические тренировки по собственной системе и т.д.

Зимой Лева ходил без пальто, в коротких штанах, владел приемами джиу-джитсу и, несмотря на врожденные недостатки — близорукость, некоторую глухоту и плоскостопие — готовил себя к далеким путешествиям и географическим открытиям.

«Девочки его побаивались. Мальчики смотрели на него как на чудо и называли нежно: Федотик», — писал Трифонов.

Что касается сочинительства романов, то к этому занятию он приохотил не только Юрия Трифонова, но и Михаила Коршунова, тоже ставшего впоследствии известным писателем. По мнению Трифонова, Лева был всесторонне развитой личностью, при этом сформировавшей себя совершенно самостоятельно.

«Конечно, в детстве его не считали ни гением, ни пророком, — говорил племянник Федотова Леонид Овсянников. — Ну мало ли что мальчишки между собой обсуждают! Может, фантазируют. Никто всерьез не воспринимал его предсказания. Даже его мать, Удивительные совпадения обнаружились значительно позже».

Совпадения эти стали известны благодаря дневнику Левы: незаурядный советский школьник имел вполне заурядное увлечение — вел дневник, в котором записывал все события и свои мысли, иногда заполняя до ста страниц в день. И вот когда спустя годы эти дневники прочитали, они вызвали настоящий шок.

Так, 27 декабря 1940 г. Лева описал свой спор с одноклассниками о космических полетах. Он тогда шутя заявил, что американцы полетят на Марс в 1969 г. Он немного ошибся: в 1969 н. американцы полетели не на Марс, а на Луну.

5 июня 1941 г. Лева написал в своем дневнике: «Я думаю, что война начнется или во второй половине этого месяца, или в начале июля, но не позже, ибо ясно, что германцы будут стремиться окончить войну до морозов». Уже 21 июня он конкретизировал: «Теперь, с началом конца этого месяца, я уже жду… беды для всей нашей страны — войны…».

Дальше рядовой советский школьник изложил в своих записях детали сверхсекретного плана Гитлера «Барбаросса», написал, какие города займут фашисты, предсказал, что Ленинград будет в осаде, но не сдастся. Он предвидел, какие страны войдут в антигитлеровскую коалицию, предрек штурм Берлина.

Предсказания были записаны в 15 общих школьных тетрадях. Записи начинаются в 1935 г. и заканчиваются 23 июля 1941 г. В 1943 г. Лев Федотов трагически погиб при очень странных обстоятельствах.

«Лева не подлежал призыву — у него был «белый билет», — вспоминала А.Дмитриева. — Мать взяла его с собой копать картошку. (Дело было в эвакуации — авт.) Никаких документов при нем не было. А тогда шла всеобщая мобилизация, повсюду искали уклонистов. Федотова на месте забрили в армию. Но он даже не доехал (после краткосрочного обучения — О.Б.) до места назначения — их грузовик разбомбили по дороге. Он погиб в возрасте 20 лет».

По официальной версии, Федотов почему-то находился в грузовике со штрафбатовцами. Как и почему он туда попал — объяснений нет.

«Возможно, виной был трудный и вспыльчивый характер Левы, а времена тогда были опасные — сослать в штрафники могли за любое неосторожное слово или неподчинение», — предположил Л.Овсянников.

По другой, более конспирологической версии, Федотов своими «угадываниями» и «прозрениями» мог заинтересовать определенные структуры, которые в советское время активно искали и привлекали таких необычных людей.

Его смерть, считают поклонники Федотова, могла стать частью легенды и началом его новой, засекреченной жизни. Некоторые исследователи уверены, что школьник обладал даром т.н. автоматического письма — когда человек пишет словно под чью-то диктовку, причем иногда даже сам этого не помнит. Так, его товарищи потом вспоминали, что Федотов, сам же написавший о начинающейся войне, был очень удивлен ее наступлением, как будто и не ждал ничего подобного: «Война? С чего бы это?!».

После того как о Леве Федотове стало известно благодаря Трифонову, его имя, известное лишь в узких кругах жителей Дома на набережной, облетело всю страну. Этот мальчик еще раз возник в творчестве Трифонова — на этот раз как Леня Крастынь (Карась) — персонаж неоконченного романа «Исчезновение».

Потом ему посвятили пространные очерки известные журналисты — О.Кучкина, А.Аджубей, а также полные восхищения и пиетета мемуары бывшие школьные товарищи.

Что касается дневника, то еще в 80-е мать Левы передала все 15 тетрадок сына сначала М.Коршунову (однокласснику и писателю), затем — сценаристу Л.Рошалю.

В 1986 г. был снят талантливый документальный фильм А.Иванкина и Л.Рошаля — «Соло трубы», повествующий о супругах-революционерах Федотовых и их разносторонне одаренном сыне.

Фильм вызвал огромный всплеск интереса к дневнику Левы Федотова и его личности. Но и в этой киноленте сюжетный узел составило лишь предсказание хода войны. А в 1990 г. Ю.Росциус — автор, специализирующийся на исследовании аномальных явлений, выпустил брошюру под характерным названием «Дневник пророка», где были воспроизведены те самые знаменитые страницы дневника.

Эта публикация заложила трактовку личности автора как проводника неких трансцендентных сил, писавшего свои провидческие заметки о будущем в режиме автоматического письма.

Причисленный к ведомству Нострадамуса, Лев Федотов стал фигурантом многочисленных интернет-ресурсов футурологической направленности и занял почетное место в номинации «великие прорицатели будущего», его имя обросло вымыслами и легендами. На волне этой «славы» резвые тележурналисты с канала «РЕН-ТВ» в 2009 г. показали фильм «2009 год. Прорыв в бездну», в котором фигурировала отысканная безымянными диггерами в подземельях дома на Берсеневской набережной тетрадь Левы Федотова «История будущего».

По словам авторов фильма, в ней содержались предсказания будущего: изобретение атомной бомбы, компьютера, запуск андронного коллайдера, избрание и последующее убийство первого чернокожего президента в США.

Кроме этого, там якобы предсказано, что 2009 год станет переломным в истории и приведет к слому сложившегося уклада и миропорядка.

Сами пророчества Левы Федотова были переиначены: было четко сказано, что Лева предсказал полет американцев на Луну, хотя, как мы уже знаем, речь в дневнике шла о полете на Марс.

Ясно только одно: феномен Федотова не укладывается в формат оракула, который ему постарались придать авторы ряда публикаций.