Бакинские троцкисты и «Большой террор» в Азербайджане

trotsky-trotskizm

Эльдар ЗЕЙНАЛОВ

«Демон Русской революции» Лев Троцкий, в отличие от таких большевиков, как Сталин, Орджоникидзе, Енукидзе, Красин, в Баку никогда не работал. Тем не менее, он имел тут немало своих сторонников. Это имело большое значение для той борьбы за власть, которую он вел с конца 1920 г.

Троцкистская оппозиция неоднократно меняла свой состав и лозунги. Однако ее платформа всегда включала идею «перманентной революции» и, соответственно, критику ленинской «новой экономической политики» и ориентирование на мировую революцию в противовес сталинской идее построения социализма в одной стране.

Троцкисты не верили в возможность союза рабочих с крестьянами. Они выступали за демократию в партии, но не собирались распространять ее на государственный строй.

Начиная с 1923 г., троцкисты широко применяли конспирацию и создавали нелегальные структуры и различные политические блоки.

Л.Троцкий выдвинул «тезис Клемансо» о необходимости борьбы с руководством СССР, даже если враг будет у столицы.

Азербайджанская Коммунистическая партия (большевиков) была создана в январе 1920 г. на базе трех достаточно разнородных организаций, и разногласия укоренились там изначально. Одна из проблем состояла в том, что в стране с преимущественно тюркским населением, оно было меньшинством в правящей партии и пролетариате, который она представляла. На 1 января 1924 года среди членов профсоюзов азербайджанцев было всего 26,2%.

Это относилось и к бакинским троцкистам, большинство которых составляли русские (39%) и армяне (27%), в то время как тюрки составляли всего 12%, а евреи — 7%.

Неудивительно, что у них сначала верховодил «тов. Саркис» (Саркис Даниэлян), бывший секретарем Бакинского горкома АКП(б). Он был склонен продвигать коммунистов-армян и исключать из партии мусульман. Например, он исключил около 500 бывших подпольщиков-персов (в партии было всего 6000 членов).

Сторонники Саркиса утверждали, что в Азербайджане Советская власть, кроме бакинских рабочих, якобы не имеет никакой опоры, обосновывая этим репрессии против крестьян.

В 1921 г. они сопротивлялись передаче части нефтяной индустрии в концессию иностранцам. Прикрывалось это левой фразой, ввиду чего Саркис на первых порах получил поддержку т.н. «левых» (Р.Ахундов, Л.Мирзоян, М.Д.Гусейнов, Э.Ханбудагов и др.).

В феврале 1921 г. за троцкистскую резолюцию Саркиса проголосовали 35 делегатов III съезда АКП(б), за ленинскую — 226. Съезд постановил «бороться самым беспощадным образом» с интриганами. И Саркиса отослали в Петроград.

В апреле 1927 года троцкисты создали свой центр в Азербайджане (Али Мамедлинский, Владимир Хуталашвили и др.). Троцкий прислал им в помощь Саркиса и В.Тер-Ваганяна.

Коммунистка О.Шатуновская вспоминала: «Они обходили заводы и промысла, везде выступали, отстаивая свою платформу и читая завещание Ленина, в котором Владимир Ильич предлагал сместить Сталина с поста генсека».

Вскоре троцкистов начали исключать из партии и репрессировать (в основном ссылать). Перед ними встал выбор: покаяться и вернуться в партию или быть наказанными. Саркис, которого в 1928 г. сослали в Минусинск, выбрал первое, заслужив от более стойких троцкистов кличку «Сарскис» и «падаль».

Он вернулся в партноменклатуру, и как первый секретарь Донецкого обкома организовал массовые репрессии в Донбассе.

Но были и другие — «неотошедшие», например, Иван Самойлов — член молодежного троцкистского центра в Баку в 1927-1928 гг. Начиная с 1928 г., он четырежды приговаривался за троцкизм. Осенью 1941 г. его расстреляли: он тайно рассылал троцкистам в лагере письма с призывом объединиться против Сталина, а после нападения Германии на СССР высказывал идеи, близкие к «тезису Клемансо».

После арестов своих лидеров бакинские троцкисты не свернули свою деятельность. Так, в архивах Троцкого сохранилась переписка 1928 г. с бакинским троцкистом К.Багдасаровым.

В феврале 1928 года ОГПУ сообщало о троцкистских выступлениях на собраниях рабочих нефтепромыслов Азербайджана. «Бюллетень оппозиции» Л.Троцкого пишет об арестах троцкистов в Баку в январе 1929 г., которые «причинили нам большой вред, но связи с предприятиями не порвали. Не прекратили они и наших выступлений на рабочих собраниях, как не прекратили нашей издательской деятельности».

Решением ЦК ВКП(б) от 25 июля 1929 года был сменен первый секретарь Л.Мирзоян, который видел в этом происки троцкистов. Ссыльный троцкист в «Бюллетене» реагирует на новость: «Баку это ободряет. Пролетариат не даст себя задушить».

Аресты лидеров не прекратили притока новых членов. В основном это была молодежь, «барометр партии», по Троцкому. И она была радикальнее своих лидеров.

В 1930-м бывший сторонник Саркиса — Р.Ахундов засветился в деле т.н. «право-левацкого блока». Его сняли с должностей, но после раскаяния он был вновь привлечен к работе. В декабре 1936 года его арестовали как «троцкиста с 1920 г.»

Вплоть до 1933 г, партию возглавляли «не-титульные» Киров, Мирзоян, Гикало, Полонский. Естественно, что троцкистская борьба против засилья партаппарата встречала поддержку у «национал-уклонистов», кто видел причину всех бед в недостаточной представленности во власти азербайджанцев.

В 1937 г. и их записывали в троцкисты. 29 июля 1936 г. появилось закрытое письмо ЦК ВКП(б) «О террористической деятельности троцкистско-зиновьевского контрреволюционного блока».

Одной из причин было то, что возвратившиеся в Баку из ссылки троцкисты «не прекратили своей контрреволюционной работы…»

С письма и началась новая волна арестов. По приговорам давали уже лагеря, где нередко накручивали новые сроки. Весной 1938 г. и осенью 1941 г. «неотошедших» расстреливали в лагерях. К 1948 г. в спецлагерях остались всего 3,5-3,8 тысячи троцкистов и бухаринцев.

Эту мясорубку пережили немногие. Еще меньше было тех, кто поделился своими воспоминаниями. Причина очевидна: троцкизм все еще считался несовместимым с членством в партии.

Как вспоминает О.Шатуновская: «В пятидесятых было такое, чтобы бывших троцкистов в партии не восстанавливать».

В конце 1980-х комиссия ЦК КПСС и прокуратура реабилитировали почти всех. Отказным показаниям троцкистов верили, а признания считали вымышленными. Из-за нарушений законности при следствии всю деятельность троцкистов объявили выдумкой.

Тем самым троцкистов оклеветали повторно, после отмененных приговоров о шпионаже и терроризме, приписав им «молчание ягнят».

Получалось, что левых революционеров в Азербайджане не волновали массовые крестьянские восстания, голод, забастовки, репрессии, угроза войны…

Разведчик Л.Треппер писал: «Кто протестовал в то время? Кто встал во весь рост, чтобы громко выразить свое отвращение? На эту роль могут претендовать только троцкисты… они, как только могли, боролись против сталинизма, причём были одинокими в этой борьбе… Сегодня троцкисты вправе обвинять тех, кто некогда, живя с волками, выли по-волчьи и поощряли палачей».

Loading...