Мистика крейсера «Аврора»

О.БУЛАНОВА

Крейсер «Аврора». Корабль номер один российского военно- морского флота. Корабль-символ, корабль-легенда, корабль- миф и… корабль-проклятие.

Словно бы хранимая той богиней, в чью честь она была наречена, «Аврора» почти на век пережила своих «сестер» по проекту, и прихотью судьбы, похоже, обречена на бессмертие.

Но прежде чем мы перейдем к рассказу об «Авроре», немного углубимся в историю. Есть в российском флоте добрая традиция — давать новым кораблям имена их славных предшественников, отслуживших свой век.

Вот и бронепалубный крейсер 1-го ранга, заложенный в 1897 г. на верфи «Новое Адмиралтейство» в Санкт-Петербурге, был наречен в честь парусного фрегата «Аврора», героически сражавшегося с превосходящими силами английской эскадры при обороне Петропавловска-Камчатского в 1854 г.

В свою очередь имя фрегату дал Николай I в честь одной из самых красивых женщин Петербурга — фрейлины императрицы Авроры Демидовой-Карамзиной, в которую император, вероятно, был тайно влюблен. Но над этой дамой тяготело родовое проклятие, своеобразный «венец безбрачия». Все мужчины, решившиеся связать с нею свою судьбу, уходили в мир иной преждевременно.

Не зря эту роковую женщину называли в светских салонах «Зарей, обрученной со смертью». Но сама она прожила долгую жизнь и не считала себя несчастной, преследуемой злым роком, поскольку любила и была любима.

Узнав, что ее имя будет носить новый крейсер, Аврора Карловна воскликнула: «Ах, только бы это не отразилось трагически на его судьбе!».

Но опасения роковой красавицы, ставшей, очевидно, ангелом- хранителем «Авроры», были напрасными. Этот, в общем-то, заурядный, ничем особенным себя не проявивший крейсер по иронии судьбы вознесся на самую вершину славы, прожил невероятно долгую для боевого корабля жизнь.

«Аврору» спустили на воду 11 мая 1900 г. (после 6 лет постройки), а в состав флота (после завершения всех достроечных работ) крейсер вошел только в 1903 г. «Аврора» была «младшей сестрой» однотипных бронепалубных крейсеров «Диана» и «Паллада».

Отношение моряков к этим трем «богиням отечественного производства» было весьма скептическим: они имели массу конструкционных недостатков, их механизмы часто выходили из строя. Не отличались они ни скоростью хода (всего 19 узлов — эскадренные броненосцы того времени развивали скорость 18 узлов), ни вооружением (8 6- дюймовых орудий главного калибра — далеко не потрясающая огневая мощь). Корабли типа бронепалубных крейсеров («Богатырь») были гораздо быстроходнее и в полтора раза мощнее.

В истории «Авроры» есть один любопытный факт. В 1904 г. крейсер включили в состав 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием вице-адмирала Рожественского, готовившейся к походу на Дальневосточный театр боевых действий. Рожественский был личностью довольно нестандартной.

Среди уймы причуд адмирала была следующая: он имел привычку давать вверенным ему боевым кораблям прозвища, весьма далекие от образчиков изящной словесности. Так, крейсер «Адмирал Нахимов» именовался «Идиотом», броненосец «Сисой Великий» — «Инвалидным убежищем», и т.п.

Не везло и кораблям с женскими именами: бывшую яхту «Светлана» командующий обозвал «Горничной», а «Аврора» удостоилась титула… «Проститутка подзаборная». Однако прозвище прозвищем, но ангел хранил «Аврору». В первый раз он спас ее от верной гибели в Цусимском сражении.

Крейсерский отряд контр-адмирала О.А.Энквиста выполнял задачу прикрытия транспортов. Но это оказалось не под силу четырем крейсерам, на которые обрушился шквальный огонь 16 японских кораблей.

Во время боя «Аврора» получила 18 попаданий снарядов среднего и малого калибра, причинивших крейсеру довольно серьезные повреждения. Особенно существенный урон претерпела корабельная артиллерия. Экипаж потерял 15 человек убитыми и 82 ранеными. Погиб на боевом посту командир крейсера капитан 1- го ранга Евгений Егорьев. Сама же «Аврора», выпустив почти две тысячи снарядов, серьезного урона врагу не причинила.

От геройской гибели русские крейсеры спасла колонна случайно подошедших броненосцев, которые отогнали неприятеля. Тем не менее изрядно потрепанные корабли не смогли прорваться во Владивосток и ушли на юг, в филиппинский порт Манила, где были интернированы до конца войны властями США, под чьим протекторатом находились в то время Филиппины.

Хранила судьба «Аврору» и в Первую мировую войну. Так, 11 октября 1914 г. на входе в Финский залив германская подводная лодка U-26 обнаружила два русских крейсера: «Аврору» и «Палладу» (не «старшую сестру», погибшую в Порт-Артуре, а новый крейсер, построенный после Русско-японской войны).

Командир субмарины капитан-лейтенант фон Беркхейм правильно оценил ситуацию и предпочел выпустить торпеду по более лакомой цели — «Палладе». Новый крейсер затонул вместе со всем экипажем, а ветерану удалось укрыться в шхерах. Так «Аврора» вторично избежала гибели.

Однако не стоит обвинять русских моряков в трусости: бороться с подлодками тогда еще не умели, а русское командование уже знало о случившейся десятью днями раньше трагедии в Северном море, где немецкая лодка потопила сразу три английских броненосных крейсера.

Хотя надо признать, что ничего героического за всю историю своего существования эта заурядная «богиня» не совершила. Даже те повреждения, которые получил японский крейсер «Идзуми», на самом деле были «делом рук» крейсера «Владимир Мономах», а вовсе не «Авроры» — как писали советские историки.

Единственное, чем на самом деле отличилась «Аврора» — это наличием на ее борту рентгеновского аппарата, использовавшегося для лечения заболевших и раненых. Это было первое в мировой практике применение рентгеноскопии в корабельных условиях.

«А как же легендарный выстрел, послуживший сигналом к штурму Зимнего дворца?!» — спросит читатель. Да не было никакого такого выстрела. В октябре 1917 г. «Аврора» продолжала находиться на капитальном ремонте, и с нее был снят весь боезапас.

Случайно на борту оказался один холостой заряд, им и стрельнули, призвав тем самым суда, стоящие на Неве, «к бдительности и готовности». Но произошло это днем, задолго до штурма.

В октябре, 24 числа, военно-революционный комитет поставил «Авроре» задачу: восстановить движение по Николаевскому мосту, разведенному накануне юнкерами.

Увидев приближающийся к мосту крейсер, юнкера бежали, и корабельные электрики сумели опустить пролеты. Сам же корабль оказался за мостом, отрезавшим его от Петропавловки и Зимнего дворца.

Так что нанести урон защитникам Временного правительства он не мог, даже если бы имел боезапас. По данным историка Мельгунова, сигнал к штурму Зимнего дворца был дан в 21:00 из Петропавловской крепости. С ее бастионов было сделано около 30 орудийных залпов, но во дворец попало только два снаряда — артиллеристы не хотели убивать своих соотечественников.

По информации же историка В.Т. Логинова штурм начался вообще без сигнального выстрела.

А как же вел себя «ангел-хранитель» «Авроры» потом, уже в советское время? Незримая мистическая сила и в дальнейшем неоднократно спасала «Аврору» от гибели. Причем всякий раз, когда ее пытались уничтожить, это оборачивалось катастрофой для страны.

Причем это было еще до Октябрьского переворота. Так, когда в 1917 г. командование Балтийского флота подготовило приказ о затоплении крейсера в фарватере Финского залива, на подступах к Кронштадту, чтобы не допустить к Петрограду немецкие эскадры, этому воспрепятствовала революционно настроенная команда корабля — а через несколько месяцев произошли известные Октябрьские события.

В 1941 г. намечалось вывести «Аврору» из состава военно- морского флота и «пустить на иголки» — и началась Великая Отечественная война. А в 1984 г. Совет министров СССР постановил капитально отремонтировать легендарный крейсер к 70-летию Великого Октября.

К тому времени подводная часть корабля попросту сгнила, представляя собой сплошное решето. Из трюмов день и ночь откачивали воду, не спасала даже заливка днища слоем бетона. Требовалась серьезная реконструкция нижней части корпуса.

Но времени на это дело корабелам Ждановского завода было отпущено слишком мало. И тогда замминистра судостроительной промышленности И.Белоусов подал спасительную идею — отрезать старую подводную к часть, сделать такую же новую и сверху поставить старую надводную часть.

Так и поступили. И никто не узнал бы о случившемся, но корабелы не смогли или не решились сдать старый корпус на металлолом.

Отрезанную часть решили спрятать в Лужской губе, в районе деревни Ручьи, где еще в 30-е гг. силами зеков Лужлага строился «Объект-200» — Комсомольск-на-Балтике, база Балтийского военно-морского флота.

Этот современнейший по тем временам город так и не был заселен: его взорвали в начале Великой Отечественной, чтобы не сдать врагу, да так и не стали восстанавливать.

Сохранились остатки довоенного бетонного причала. Неподалеку от него и решили затопить корпус «Авроры», для чего выкопали на дне подобие траншеи.

К тому времени местные жители основательно раскурочили легендарные останки, сняв все, что смогли: от бронзовых вентилей, стальных трапов и иллюминаторов до медных листов обшивки. А когда стали опускать в траншею 120-метровую махину, промахнулись, корпус не лег так, как было задумано, и часть его осталась торчать над водой.

В день 70-летия Октября обновленную «Аврору» принимал сам генсек Михаил Горбачев. С почтением рассматривал знаменитую шестидюймовку, бабахнувшую по Зимнему, не подозревая, что и это — подмена: настоящее баковое орудие погибло в боях на Дудергофских высотах в составе батареи «А» вместе с другими пушками, снятыми с «Авроры» для защиты Ленинграда от фашистских захватчиков.

И тем более не было видно ему подводной части крейсера, где стальные листы соединены не заклепками, как раньше, а сварными швами.

Потом-то Горбачев, узнав, как его надули, рвал и метал, но дело сделано, ничего уже не поправить. «Аврора» же снова отомстила за надругательство над нею — распадом СССР.

По материалам Михаила Юрьева

[pt_view id="71ecce77le"]