Об азербайджанце, который спасал армян…

spitak-zemletryasenie-1988-armenia

Дж.АЛЕКПЕРОВА

О том, что армяне называют азербайджанцев дикарями и зверями известно много, но вот о том, какой вклад внесли эти же азербайджанцы, спасая армян, мало. А ведь азербайджанцы оказывали помощь армянам, которые пострадали после землетрясения в Армении 1988 года.

Тогда, в декабре 1988 года, шел процесс полного изгнания азербайджанцев из Армении. В период 1987-1988 года из Армении были изгнаны около 200 тысяч азербайджанцев. Несмотря на это, азербайджанцы пытались оказать всестороннюю помощь в ликвидации последствий землетрясения.

Очевидец митингов тех времен в Ереване, а также военнослужащий, который помогал ликвидировать последствия землетрясения 1988 года в Армении, Рустам Рустамов так вспоминал эти события:

«В 1988 году в составе военных Советской армии, обеспечивающих порядок в Ереване, а затем помогавших ликвидировать последствия землетрясения в Спитаке, был и я. Я сам азербайджанец, мой отец родом из Товуза, а мама — украинка. Родился в Туркменистане, в городе Бизмеин. Увы, отца я потерял очень рано. В июне 1988 года был призван в армию. Оказался в Нижнем Тагиле, попал во внутренние войска, и был отправлен в сержантскую школу в Свердловск.»

«Позже из СМИ я узнал о напряженной ситуации в Азербайджане и Армении из-за Нагорного Карабаха. И тогда меня в составе других военных должны были отправить в Баку. До этого с нами начали проводить занятия — нас обучали разгону митингов. Позже мы вылетели. И я понял, что нас привезли в Ереван, а не Баку. Тогда подошел ко мне командир взвода и говорит серьезно: «Если кто-то узнает, что ты — азербайджанец, то тебе будет плохо, и мне»».

«Когда я впервые оказался в Ереване, во всю шли митинги.»

«Тогда мы патрулировали во время комендантского часа. Местные жители твердили лишь то, что азербайджанцы — звери, которые убивают армян. И если вы христиане не поможете, они будут резать и вас. Мне тогда было очень тяжело все это слышать, но здравый смысл брал верх над желанием ответить.»

«Тогда наши солдаты были изолированы от всех источников информации, никто не понимал, какова суть конфликта. Единственное, что могли знать, это информацию из уст местных армян. И все сводилось к тому, какие азербайджанцы дикари и убийцы. Кто-то верил этим словам, кто-то нет. Поэтому появились надписи на стенах «Фашисты, уезжайте!» Люди подходили и говорили: Азербайджанцы нас убивают, а вы нас не защищаете.»

«Уже после того, как я уехал обратно в Свердловск, узнал, как в Спитаке в трубе заживо заварили азербайджанских детей.»

«В Ереване мы находились до землетрясения в Спитаке. После произошедшего нас перевезли туда. Сразу по приезде мы начали оказывать помощь: вытаскивали трупы и складывали их в сторону. В частности мы оказались на обломках швейной фабрики и детского садика.»

Рустамов вспоминает, как на его глазах разбился самолет, который вез резервистов из Азербайджана.

«Это потом я узнал, что летел он из Баку. В тот день была пасмурная погода, но никакого сильного тумана, как сейчас рассказывают армяне, не было. Видимость была хорошая, это просто была провокация».

Отметим, что военно-транспортный самолет азербайджанской авиации ИЛ-76 с экипажем — 50 азербайджанцев, 13 лезгин, 11 русских, 2 татарина, армянин и еврей, которые летели на помощь пострадавшим от землетрясения армянам, был сбит. И все, кроме одного погибли. В живых остался лишь Фахраддин Балаев, который находился в кабине грузовика на борту самолета.

Вокруг дымящихся останков самолета собралась огромная толпа армянских националистов, и только ценой потерь со стороны оцепивших место катастрофы подразделений Советской Армии, удалось спасти Фахраддина — единственного уцелевшего пассажира с переломанным позвоночником.

По воспоминаниям Рустамова, местное армянское население относилось к спасателям по-свински. Тогда очень многие страны послали свою гуманитарную помощь, поэтому спасателей из Беларуси, Казахстана даже армяне не воспринимали. Об азербайджанцах вообще можно умолчать, их ненавидели, жажда убивать была в глазах.

«В конце декабря нас снова привезли в Ереван. На этот раз поставили на разгрузку гуманитарной помощи. Помню даже Мать Тереза тогда пожала мне руку. В один из рейсов мой командир взвода сказал офицерам, что среди военных есть солдат-азербайджанец. Я в этот момент в автобусе находился. Тогда разговор замяли, но после чуть ли не каждый день приходили на ипподром местные армяне и спрашивали про азербайджанца. Предлагали офицерам 50 000 рублей за мою голову.»

«В 20-х числах января 1989 года мы вернулись в Свердловск. За добросовестное несение службы всем объявили благодарность. «А двоих наиболее отличившихся наградили знаком «За отличие в службе». В их числе был и я. Хотя нас в Армении было около 300 солдат.»

«Был случай, когда меня разыскивали журналисты НТВ. Они хотели сделать ролик с моим участием, посвященный годовщине землетрясения в Армении. И в конце просили меня сказать, что я азербайджанец, желаю, чтобы больше армян никогда не постигла такая трагедия. Я сказал, что я ни одному народу такого не желаю, но в таком контексте они снимать отказались…»

Из архивов газеты ЭХО

[pt_view id="501457004v"]