Чем Красная Армия отличалась от Вермахта

vermaxt-ss

О.БУЛАНОВА

Давно уже стало модным обвинять советских солдат — победителей во Второй мировой войне — во всех смертных грехах. В основном обвинения касаются поведения красноармейцев на захваченных немецких территориях. Многочисленные «независимые» историки утверждают, что солдаты Красной Армии насиловали (причем число жертв сексуального насилия порой оценивается в миллион человек), убивали, грабили, издевались над мирными жителями — в общем, проводили последовательный геноцид немецкого народа.

Чаще всего это утверждают западные историки, однако эти обвинения с радостью поддерживаются некоторыми россиянами, которым очень хочется выставить СССР в невыгодном свете. При этом, разумеется, хороши все способы — даже макание лицом в грязь тех людей, которые отдавали свои жизни, освобождая страну от фашистских оккупантов.

Отличительной особенностью пасквилей в адрес советских солдат является их полная научная несостоятельность. Возьмем для примера историка Э.Бивора, автора книги «Битва за Берлин». Чем же ее автор аргументирует «варварское поведение большевистских орд» на территории Третьего рейха? Вот одна из цитат: «Командир танкового подразделения вспоминал: «Они все поднимали юбки и ложились на кровать»; Советский майор заявил в то время английскому журналисту: «Наши товарищи так изголодались по женской ласке, что часто насиловали 60-, 70- и даже 80-летних к их откровенному удивлению»; «Согласно данным двух городских больниц, жертвами изнасилований стали 95-130 тыс. женщин»; «Один доктор подсчитал, что из 100 тыс. изнасилованных около 10 тыс. потом умерли, в основном покончив с собой». Очень информативная цитата, не правда ли?

Некий командир вспоминал, некий майор заявил, а некий доктор посчитал. Ни имен, ни дат — ничего. Пассаж с больницами вообще великолепен. Делать выводы о числе изнасилованных, не указывая даже названия больниц, не говоря уж о том, на какие именно данные опирается автор, — это просто потрясающе! И таким же образом написаны все статьи подобного плана — никаких документов, только домыслы и, как максимум, отсылки к «воспоминаниям очевидцев» (причем кто вспоминал, когда, при каких условиях и где воспоминания опубликованы, тоже неизвестно). Такой стиль написания может говорить только об одном: в истории авторы явно несильны. Зато желания очернить Красную Армию (КА) в них очень много.

Причем такое желание доводит их и до открытого вранья. Например, подобные историки очень любят утверждать, что «историческая миссия» Красной Армии — как гласила состряпанная главным сталинским пропагандистом Ильей Эренбургом передовица от 3 марта 1945 г. — «состоит в скромной и почетной задаче уменьшения населения Германии». На самом же деле Эренбург ничего такого не писал, вот цитата из его статьи: «Осенью в Восточной Пруссии, как и во всей Германии, был создан «фольксштурм»… Вооружены фольксштурмисты чем попало; сражаются плохо — не потому, что они умнее солдат, а потому, что старее и слабее. Это — пушечное мясо, и, видимо, историческая роль фольксштурма сведется к одному несложному, но, на мой взгляд, достойному делу: уменьшить народонаселение Германии». Что называется, почувствуйте разницу.

И даже при том, что Эренбург никогда не делал заявлений, подобных тем, что ему приписывают, его излишняя жесткость по отношению к немцам вызывала критику со стороны советских официальных лиц.

Конечно, признать, что изнасилования, равно как и все прочие преступления, бойцы КА совершали в избытке, безусловно, нужно. Только вот для того, чтобы это доказать, нет никакой необходимости прибегать ко лжи или использовать мифические «данные двух больниц». Достаточно просто почитать советские документы. Тут возникает вопрос: почему же ситуация обстояла именно так? Увы, для войны это норма. И чем больше армия, тем страшнее будут ее преступления на оккупированной территории.

Вспомните, что представляла собой КА в 1945 г. 11 млн. человек, которым для призыва в армию требовалось отвечать всего трем требованиям: быть мужского пола, принадлежать к определенной возрастной группе и быть в состоянии держать в руках оружие. В результате какой только сброд не оказался в советских войсках! Родину шли защищать все, включая и преступников. Если небольшая профессиональная армия способна контролировать практически каждого своего члена даже на вражеской территории, то массовая армия таких размеров и такого состава сделать этого просто не в состоянии. И с такими проблемами сталкивались все: англичане, американцы, финны. Увы, КА исключением не стала.

Что касается цитат из советских документов, то они весьма красноречивы. «Отдельные случаи произвола, особенно факты изнасилования женщин, держат немцев в постоянном страхе и напряжении» (из донесения члена Военсовета 1-го Украинского ф. начальнику главного Политуправления РККА о политической обстановке на занятой территории Германии в полосе войск фронта от 4 апреля 1945 г.).

«Военные коменданты отмечают, что в последние дни резко уменьшилось количество случаев барахольства, изнасилования женщин и других аморальных явлений со стороны военнослужащих. Регистрируется по 2-3 случая в каждом населенном пункте, в то время как раньше количество случаев аморальных явлений было намного больше» (из донесения начальника политотдела 8-й гв. армии начальнику политуправления 1-го Белорусского ф. об отношении советских военнослужащих к немецкому населению от 25 апреля 1945 г.).

«В отношении к немецкому населению со стороны наших военнослужащих безусловно достигнут значительный перелом. Факты бесцельных и необоснованных расстрелов немцев, мародерства и изнасилований немецких женщин значительно сократились, тем не менее даже и после издания директив Ставки Верховного Главнокомандования и Военсовета фронта ряд таких случаев еще зафиксирован», «Если расстрелы немцев в настоящее время почти совсем не наблюдаются, а случаи грабежа носят единичный характер, то насилия над женщинами все еще имеют место; не прекратилось еще и барахольство, заключающееся в хождении наших военнослужащих по бросовым квартирам, собирании всяких вещей» (из доклада военпрокурора 1-го Белорусского ф. Военсовету фронта о выполнении директив Ставки Верховного Главнокомандования и Военсовета фронта об изменении отношения к немецкому населению от 2 мая 1945 г.).

Или вот такая цитата из спецсообщения Берии Сталину и Молотову о недостойном поведении военнослужащих РККА от 17 марта 1945 г.:

«В процессе фильтрации гражданского населения Шпалейттена оперативно-войсковой группой НКВД 43-й армии у женщин-немок Г.Цепанцик, 1912 г.р., Г.Зиманцик, 1913 г.р., и Э.Корн, 1908 г.р., и у всех имеющихся у них 12 детей в возрасте от 3 до 6 лет были обнаружены перерезанными лучезапястные суставы правых рук. При опросе о причинах нанесенных саморанений Э.Корн показала: «Перед отступлением командование немецкой армии предложило нам эвакуироваться в Кенигсберг, заявляя, что «красные азиаты» производят неслыханные зверства над немецким населением. По совету немецких солдат мы не эвакуировались и остались в Шпалейттене. 3 февраля сюда вошли передовые части Красной Армии, солдаты ворвались к нам в подвал и, наставив оружие мне и другим двум женщинам, приказали выйти во двор. Во дворе 12 солдат меня поочередно изнасиловали, остальные солдаты поступили так же с моими соседками. Ночью того же числа к нам в подвал ворвались 6 пьяных солдат и также изнасиловали в присутствии детей. 5 февраля к нам в подвал зашли 3 солдата, а 6 февраля 8 пьяных солдат, которыми мы также были изнасилованы и избиты… Мы решили покончить жизнь самоубийством, для чего 8 февраля себе и детям перерезали лучезапястные суставы и вены правых рук».

Из этих документов видно, что случаи изнасилования и прочих преступлений были, и они, увы, были нередки. Говорить о каких-либо хотя бы приблизительных цифрах пострадавших возможности, конечно, нет — в силу обрывочности сведений, но примерную картину происходившего составить можно. Так в чем же тогда, в самом деле, разница между КА и Вермахтом, если аналогичные преступления совершали и те, и другие? А разница всего лишь в отношении к этим преступлениям командования и руководства стран.

Ни для кого не секрет, что Гитлер сотоварищи изначально поставили перед собой задачу уничтожения населения на захваченной территории. Эта задача планомерно осуществлялась. Живописным свидетельством тому является просто умопомрачительное количество жертв среди мирного населения. Немцы по приказу командования истребляли целые деревни, уничтожали тысячи людей в концлагерях. За время оккупации они испробовали на советских гражданах такое количество разнообразных пыток и казней, что средневековым умельцам и не снилось.

И ведь ни один немец не понес наказания за свою жестокость к мирному населению оккупированных районов. А теперь давайте посмотрим, как же относились к немецкому народу и к собственным преступникам в КА. Снова на основе документов.

Директива Ставки Верховного Главнокомандования командующим войсками и членам Военсоветов 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов об изменении отношения к немецким военнопленным и гражданскому населению от 20 апреля 1945 г.:

«Ставка ВГ приказывает: 1. Потребуйте изменить отношение к немцам, как к военнопленным, так и к гражданским. Обращаться с немцами лучше. Жесткое обращение вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться, не сдаваясь в плен. Гражданское население, опасаясь мести, организуется в банды. Такое положение нам невыгодно. Более гуманное отношение облегчит нам ведение боевых действий на их территории и, несомненно, снизит упорство немцев в обороне. 2. В районах Германии к западу от устья рек Одер, Фюрстенберг, Нейсе создавать немецкие администрации, а в городах ставить бургомистров-немцев. Рядовых членов фашистской партии, если они лояльно относятся к Красной Армии, не трогать, а задерживать только лидеров, если не успели удрать. 3. Улучшение отношения к немцам не должно приводить к снижению бдительности и панибратству с немцами».

Из донесения начальника политотдела 2-й гвардейской танковой армии начальнику политправления 1-го Белорусского ф. о настроениях советских военнослужащих и антифашистской деятельности населения Германии от 24 апреля 1945 г.:

«Обращение Военсовета фронта об отношении с военнопленными и к гражданскому населению Германии разослано в соединения и части с указанием организовать доведение его до каждого бойца, сержанта и офицера. Политорганам предложено немедленно расследовать каждый случай мародерства, изнасилования и т.п. и виновных привлекать к строгой ответственности».

Из доклада военпрокурора 1-го Белорусского ф. Военсовету фронта о выполнении директив Ставки Верховного Главнокомандования и Военсовета фронта об изменении отношения к немецкому населению от 2 мая 1945 г.:

«Привожу ряд фактов, зафиксированных в последние дни: 25 апреля в г. Фалькензее был задержан заместитель командира 1-й батареи по техчасти 334-го гв. тяжелого самоходного артполка ст. л. Энчиватов, который в нетрезвом состоянии ходил по домам и насиловал женщин. Энчиватов арестован, дело следствием закончено и передано для слушания в военный трибунал.

Красноармейцы заставы 157-го отдельного погранполка Иванов и Мананков в г. Фронау, будучи в нетрезвом состоянии, зашли в дом одного немца. В этом доме Мананков изнасиловал больную немку Л.Люре. 22 апреля она была изнасилована группой наших военнослужащих, после чего отравила своего сына полутора лет, отравилась ее мать и она сама пыталась отравиться, но была спасена. В состоянии болезни после отравления ее Мананков и изнасиловал. Иванов в это время изнасиловал немку Кирхенвиц. Иванов и Мананков арестованы, дело следствием закончено и передано в воентрибунал для слушания.

Командир минометной роты 216-го стр. полка 76-й стр. дивизии ст. л. Буянов самовольно объявил себя начальником патруля г. Бернау и в пьяном виде останавливал всех проходящих немцев, отбирая у них ценные вещи. Буянов предан суду военного трибунала. Начштаба 278-го стр. полка 175-й стр. дивизии подполковник Лосьев послал подчиненного ему лейтенанта в подвал, где скрывались немцы, чтобы тот выбрал и привел к нему немку. Лейтенант приказание выполнил, и Лосьев приведенную к нему женщину изнасиловал. Приказом Военсовета армии подполковник Лосьев отстранен от занимаемой должности и назначен с понижением. 22 апреля в н.п. Шенерлинде командир орудия 695-го артполка 185-й стр. дивизии старшина Дорохин в пьяном виде, угрожая оружием, на глазах у родителей изнасиловал 15-летнюю девочку. Дорохин арестован и предан суду Воентрибунала.

25 апреля завдел оперотдела штаба 79-го стр. корпуса лейтенант Курсаков в присутствии мужа и детей пытался изнасиловать пожилую немку. Против Курсакова возбуждено уголовное дело. Можно привести еще целый ряд таких фактов и по другим соединениям. Считаю необходимым подчеркнуть ряд моментов: 1. Командиры соединений и военсоветы армий принимают серьезные меры к тому, чтобы ликвидировать факты безобразного поведения своих подчиненных».

Из донесения начальника политотдела 8-й гвардейской армии начальнику Политправления 1-го Белорусского ф. об отношении советских военнослужащих к немецкому населению от 29 апреля 1945 г.:

«Проверка, проводимая работниками политотдела армии, показывает, что в частях началась более решительная борьба с барахольством и другими фактами недостойного поведения военнослужащих. Парткомиссии ежедневно рассматривают персональные дела коммунистов, замеченных в недостойном поведении. Так, парторганизация управления привлекла к ответственности офицера связи штаба корпуса, члена ВКП(б) майора Терентьева, который во время боя напился пьяным, недостойно вел себя на глазах у местного населения, потерял облик советского офицера. Бюро парторганизации объявило Терентьеву выговор и возбудило ходатайство перед командованием о направлении его на должность командира батальона. Сегодня в типографии армейской газеты печатается приговор по делу военнослужащего Доманского, который за недостойное поведение осужден воентрибуналом к 8 годам ИТЛ с заменой наказания в частях действующей армии (подробности в политдонесении от 28 апреля с.г.). Приговор будет разослан в части с расчетом, чтобы он дошел до каждого батальона, роты».

Очень показательны вот какие цифры: за период с января по март 1945 г. было осуждено 4148 офицеров КА, из них около 1800 за преступления против мирного населения. Да, к сожалению, эта цифра означает, что в КА было как минимум 1800 человек, недостойных носить ее погоны. Но в то же время это значит, что судебно-пенитенциарная система в отношении этих людей работала в полном объеме.

Это значит, что советское командование реально боролось с преступлениями советских солдат против немецких граждан. Это значит, что убийцы и насильники не оставались безнаказанными. Это значит, что немцы могли жаловаться на недостойные действия отдельных красноармейцев их непосредственному начальству и, больше того, могли надеяться на отклик и реальное участие в решении их проблем. А это уже очень и очень много. Напомним, что сами немцы даже близко ничего такого не предпринимали. Вот в этом и заключается разница между Вермахтом и КА.

Необходимо обратить внимание и на тот примечательный факт, что ответственность за огромную число смертей мирных немцев лежит целиком и полностью на ведомстве Геббельса. Опять же обратимся к документам.

Из донесения начальника 7-го отдела политуправления 2-го Белорусского ф. начальнику 7-го управления Главного Политправления РККА об умерщвлении фашистом граждан немецкой национальности от 2 апреля 1945 г.:

«При прочесывании населенных пунктов в районе огневых позиций 94- го гаубичного артполка 23-й артдивизии 12 марта 1945 г. вблизи д. Зюбитц в лесу в отдельном сарае были обнаружены три немецкие семьи из д. Зюбитц, всего 16 человек, а именно (далее имена и возраст потерпевших — от 2 до 49 лет). Из них четверо оказались мертвыми, т.к. у них было перерезано горло, а у остальных 12 человек вскрыты вены на обеих руках, но в момент обнаружения они еще были живы. При оказании им медицинской помощи они отказывались от помощи, заявляя: «Лучше умереть, чем жить с русскими».

К вечеру 12 марта 1945 г. умерли 11 человек: 7 детей и 4 женщины. Расследованием установлено, что убийство указанных лиц было совершено Шварцем Эрвином, 1908 г.р., уроженцем д. Зюбитц, членом партии национал-социалистов с 1933 г., образование 7 классов, женат, работал авиамотористом на аэродроме в г. Гдыня.

На допросе он показал: «К приходу русских войск по месту моего проживания я увидел, что все имущество потеряно и, будучи убежден в своей фашистской партии, начал действовать, чем мог, против русских. Поэтому 12 марта 1945 г. своей жене и троим детям вскрыл вены на руках. После убийства своей семьи я предложил то же самое сделать соседям, которые привели свои семьи в сарай и при моей помощи вскрыли вены, а затем я вскрыл вены и себе. Убийство 15 человек я совершил с целью, чтобы остальные немцы узнали и распространили слух, что все это совершили русские солдаты».

Оставшиеся в живых женщины подтвердили, что на умерщвление они согласились в результате агитации Э.Шварца, который сам перерезал горло четырем людям. Одна из женщин, оставшаяся в живых, показала, что она не желала резать руки, но когда Шварц ей насильно вскрыл вены, она потеряла сознание и не видела, что делалось с ее детьми. Далее другая женщина, Фрида Бохенен, показала, что Шварц ей говорил о том, что когда придет Красная Армия, то будет насиловать и угонять немцев в Сибирь, поэтому жить дальше нет никакого смысла.

В распространении провокационной агитации Шварцу активно помогала Лере Берта, которая после вскрытия вен умерла. В тот же день в районе деревни Зюбитц в лесу в шалаше была обнаружена немка восемнадцати лет, со следами удушения на шее. Лере заявила, что ее душили красноармейцы и пытались изнасиловать. Несмотря на оказанную медицинскую помощь, Э.Шварц 15 марта 1945 г. умерла от потери крови, так же умерли и все остальные лица, обнаруженные в сарае.

И таких случаев было множество. В смерти этих людей виноваты не красноармейцы. В их смерти виновато руководство Германии, сознательно толкавшее людей на самоубийство.

Для более полной картины следует сравнить уровень, так сказать, заботы о населении оккупированных территорий со стороны Германии и СССР. Вот что творилось только в одной Воронежской области. За время оккупации захватчики отобрали у колхозов и государственных предприятий 469468,5 ц зерна, 60990,9 ц картофеля, 10465,1 ц овощей, 105022 головы крупного рогатого скота, 166753 головы овец и коз, 85620 свиней, 88232 лошади, 578125 голов домашней птицы и 92291 пчелосемью.

Не щадили гитлеровцы и личное хозяйство жителей области. Гитлеровцы разграбили у граждан 28825 голов крупного рогатого скота, 52610 овец и коз, 6133 свиньи, 31 лошадь, 646020 голов домашней птицы, 786645 ц разных продуктов. И, как следствие, за время оккупации от голода и заразных болезней в Воронежской области погибли 198300 человек. Что касается отношения к немецкому населению на оккупированных немецких территориях, то оно хорошо видно из следующих документов.

Из директивы Военсовета 1-го Белорусского ф. Военсоветам армий, командующим 16-й воздушной и 1-й польской армиями, начальникам управлений фронта и военным комендантам городов и районов об изменении отношения к немецкому населению от 22 апреля 1945 г.:

«Для устранения произвола и самовольства в отношении к немцам Военсовет фронта в соответствии с директивой Ставки Верховного Главнокомандования требует от вас строго проводить в жизнь следующие мероприятия:

1. Прекратить самовольное изъятие у оставшихся немцев их личного имущества, скота, продовольствия, за исключением неотложных нужд боевых частей, если в каком-либо имуществе будет ощущаться необходимость для обеспечения боя.

2. Все имущество, товары, продовольственные запасы на складах и в магазинах, предназначенные для потребительских нужд оставшегося населения, немедленно брать под войсковую охрану и передавать военным комендантам для организованного использования на нужды войск и обеспечения продовольствием городского населения.

3. Решительно бороться с незаконными самозаготовками продовольствия и мяса. Всех лиц, самовольно изымающих скот и продовольствие у оставшихся немцев, задерживать и наказывать, особенно строго наказывать лиц, поощряющих это и дающих право подчиненным на незаконные заготовки. Скот и продовольствие, брошенные бежавшими немцами, необходимо собирать и передавать военным комендантам, от которых получать на довольствие войскам порядком, установленным интендантом фронта. У оставшихся немецких хозяйств весь скот и продовольственные запасы военные коменданты берут на учет, разрешают расходовать только необходимое количество для питания (16 кг зерна, 30 кг картофеля, 3 кг зернофуражных на лошадь и т.д.) и посева, а остальное сдают владельцам для сохранения, запрещая расходовать без разрешения военного коменданта. Резать скот — запретить.

4. Прекратить имевшие место в прошлом факты, когда при размещении воинских частей и штабов немецкое население выгонялось из зданий без запасов продовольствия и личных вещей, а последнее растаскивалось. Впредь необходимые выселения производить только при размещении штабов и командиров и при отсутствии зданий, брошенных немцами. В остальном надлежит немецкое население изолировать от военнослужащих в отдельные постройки, разрешать им свое имущество собирать в отдельные комнаты и кладовые, закрывать на замок, а командирам размещающихся частей и штабов гарантировать сохранность его»

Из донесения начальника политотдела 8-й гвардейской армии начальнику Политправления 1-го Белорусского ф. об отношении советских военнослужащих к немецкому населению от 29 апреля 1945 г.:

«Военные коменданты заботятся об организации снабжения населения продовольствием. В н.п. Кепеник и Рансдорф второй день налажена выпечка хлеба и выдача его по карточкам. Правда, запасов муки и других продуктов в распоряжении комендантов мало — всего на 7-8 дней. Военсовет армии разрешил выдать с мясокомбината около 100 т. отходов и направить их на снабжение населения»

Из донесения члена Военсовета 1-го Украинского ф. заместителю Наркома Обороны и начальнику Главного Политправления РККА о путях улучшения работы среди немецкого населения от 30 апреля 1945 г.:

«Принять меры к тому, чтобы охранять личную собственность, в первую очередь крестьянина, рабочего и интеллигенции. Запрещаем всякую незаконную конфискацию имущества»

Закончить хочется выдержкой из мемуарной литературы. Возможно, кого-то она и наведет на те или иные мысли:

«Тут кто-то заорал, перекрывая шум: «Тихо!» Мы увидели невзрачного грязного солдата, на форме два железных креста и золотой Немецкий крест. На рукаве у него была нашивка с четырьмя маленькими металлическими танками, что означало, что он подбил 4 танка в ближнем бою. «Я хочу вам кое-что сказать, — кричал он, и в вагоне электрички наступила тишина. — Даже если вы не хотите слушать! Прекратите нытье! Мы должны выиграть эту войну, мы не должны терять мужества. Если победят другие — русские, поляки, французы, чехи и хоть на один процент сделают с нашим народом то, что мы шесть лет подряд творили с ними, то через несколько недель не останется в живых ни одного немца. Это говорит вам тот, кто шесть лет сам был в оккупированных странах!» В поезде стало так тихо, что было бы слышно, как упала шпилька».

По материалам историка Павла Сутулина и документам из архива РККА

Loading...