Анвар Садат: прагматик, предатель или герой?

НУРАНИ

6 октября 1981 года выстрелы четырех террористов оборвали жизнь Анвара Садата — президента Египта, которого до сих пор считают одной из самых противоречивых фигур в истории Ближнего Востока. Кем же он был на самом деле: «американской марионеткой», «героем войны и мира», «предателем» или миротворцем, опередившим свое время?

Анвар Мохаммед Садат родился в 1918 году в деревне Мит Абу-эль-Кум. Все его родные были ревностными мусульманами, и сам Садат в детстве посещал религиозную школу.

Независимость от Великобритании Египет получил в 1922 году. Однако британцы сохраняли в Каире заметное влияние. И когда в 1936 году военное образование стало доступным и выходцам из социальных «низов», над выбором своего жизненного пути Анвар Садат размышлял недолго: стать офицером, чтобы окончательно освободить Египет от англичан.

В 1938 Садат закончил в Каире военный колледж и отправился на юг страны — в войска связи. С Гамалем Абдель Насером он сблизился еще во время учебы в военном колледже Каира. А потом Садат примкнул к одному из тайных офицерских обществ — «Миср-аль-Фатат», был близок к «Братьям-мусульманам» — клерикальной террористической группировке, уже тогда имевшей в Египте колоссальное влияние.

Формально Египет не принимал участия во второй мировой войне. Тем не менее на фоне близости правительства страны с Лондоном в оппозиции, в том числе и армейской, антибританские настроения постепенно переходили в пронацистские.

Садат не был исключением. Сначала он пытался переправить в Ирак для усиления антибританской активности уволенного из армии генерала, но акция провалилась. Потом установил связь с двумя агентами рейха в Каире. Они, не задумываясь, выдали молодого египтянина после своего ареста, и в 1942 году Анвар Садат оказался в тюрьме. Через два года он объявил голодовку, был переведен в тюремную больницу, откуда сумел бежать.

«Легализоваться» Анвар Садат смог только после окончания войны. Но 6 января 1946 года он участвовал в покушении на египетского министра Амина Османа, за что вновь оказался в тюрьме, где провел без суда три года. А 6 января 1950 года вновь надел офицерские погоны. Садат — член организации «Свободные офицеры», возглавлял которую Гамаль Абдель Насер. 23 июля 1952 года он — среди активных участников военного переворота, завершившегося свержением египетского короля Фарука. Президентом страны становится Насер — один из самых авторитетных арабских лидеров в истории.

На мировой арене впервые заявляет о себе арабский национализм, в разных странах появляются партии «арабского социалистического возрождения», президент Сирии Хафез Ассад, тоже бывший офицер, даже требует, чтобы его приветствовали возгласами «Насер!», а не «Асад!». А сам Гамаль Абдель Насер призывает «наполнить новым содержанием» даже традиционное паломничество мусульман в Мекку и Медину.

Садат в правительстве Насера занимал пышные, но лишенные реальной власти посты. Сам Насер называл его «черным осликом», окружение именовало не иначе, как «насеровским пуделем». Садат позже вспоминал: «Если Насер заподозрил в тебе честолюбие, ты погиб». Но Садат дождался своего часа — Насер назначает его вице-президентом страны.

28 сентября 1970 года Гамаль Абдель Насер скончался от сердечного приступа. Занимавший пост вице-президента страны Анвар Садат становится во главе Египта. В истории Египта это было непростое время. Арабо-израильская война началась, когда процесс деколонизации Ближнего Востока еще не был завершен, и первые столкновения между арабами и еврейскими поселенцами начались тут еще в середине XIX века. А Египет оказался вовлечен в события с самого начала.

Здесь уже была внушительная община выходцев из Палестины. Даже палестинский лидер Ясир Арафат родился не в Иерусалиме, как утверждается в его «канонической» биографии, а в Каире, в семье богатого палестинского торговца, и первоначальную военную подготовку прошел именно в лагерях египетских «братьев-мусульман». Именно в Каир в 1946 году прибывает основная масса палестинских беженцев.

Позади была Суэцкая война 1956 года, «война на истощение», наконец, Шестидневная война, начавшаяся с того, что Египет закрыл Тирранский пролив для израильских судов, несмотря на предупреждения Израиля, что такое решение будет расцениваться как повод к войне. Наконец египетские части постоянно принимали участие в боевых действиях, под контролем Египта еще в 1946 году оказался сектор Газа. Шестидневная война, завершившаяся тяжелейшим поражением арабских государств, многих избавила от иллюзий.

Именно после этого Вади Хаддад предложил использовать террор в качестве средства реванша. В 1969 году в ответ на попытки «бряцания оружием» со стороны Египта Израиль проводит «ответную операцию» — израильские спецназовцы взорвали опоры ЛЭП, ведущие к Каиру от Асуанской плотины. Египетская столица погрузилась в темноту на несколько недель, и в Каире поняли: следующая операция будет проведена уже на самой плотине.

Истоки событий, которые сделали Анвара Садата героем для одних и предателем для других, следует искать в войне 1973 года, той самой, которую в Египте называют «войной Рамадана», а в Израиле — «войной Судного дня». Синхронное наступление египетских и сирийских войск, начавшееся 6 октября 1973 года, для Израиля оказалось шоком не меньшим, чем тот, который пережил мир 11 сентября 2001 года.

Свою роль сыграли и охватившие после победы в Шестидневной войне и рейда 1969 года израильское общество «шапкозакидательские» настроения, и просчеты разведки, и, без сомнения, дезинформационная кампания Каира. Демонстративная ссора Египта с СССР накануне войны 1973 года была «отвлекающим маневром».

Арабские стратеги, казалось, учли все до последней мелочи. Операция «Бадр» по форсированию Суэцкого канала готовилась почти год, и даже время ее начала было выбрано с таким расчетом, чтобы солнце светило в глаза израильтянам. 6 октября 1973 года, когда началось наступление, в Израиле отмечается Иом-Кипур или Судный день — в стране закрыто практически все: не работают госучреждения, общественный транспорт, даже электронные СМИ. В таких условиях провести быструю мобилизацию очень трудно. Согласно израильской военной доктрине небольшая по численности кадровая армия должна выдержать наступление в течение 48 часов. Это даст возможность провести мобилизацию резервистов.

Однако в 1973 году события развивались по самому катастрофическому для Израиля сценарию. Успех египетской и сирийской армий превзошел все ожидания. Уже через 6 часов после начала военных действий египтяне переправились через Суэцкий канал на всем 170-километровом фронте и продвинулись на 4-5 км, взяв штурмом знаменитую «Линию Бар-Лева».

Штурм эшелонированной линии обороны, прорыв фронта — это в военной истории события чрезвычайные по определению. Поэтому можно понять радость Анвара Садата, сказавшего советскому послу В.Виноградову с просьбой передать это лично Брежневу: «Именно советское оружие совершило это чудо переправы! Это отличное, блестящее оружие!».

Наступление арабских армий развивалось. Лобовые удары закончились истреблением сотен израильских танков и большими потерями в живой силе. Свыше 100 самолетов (всего их было около 500) были сбиты советскими ракетами «земля — воздух». Израильская армия сопротивлялась отчаянно. Тем не менее в Каире были уверены, что дорога на Тель-Авив практически открыта. Фотографии Анвара Садата в полевой форме, с биноклем в руках, сделанные в дни наступления египетской армии, обошли тогда многие газеты мира.

Но уже 14 октября ситуация стала меняться — в разгоревшемя танковом бое израильтяне, потеряв 10 танков, уничтожают 264 (!) египетских. А в ночь на 15 октября 1973 года дивизия, которой командовал Ариель Шарон, проделав сложнейший маневр, который признан классическим в военной стратегии, ударила точно в стык между 2-й и 3-й египетскими армиями. Теперь уже через Суэцкий канал переправлялись израильтяне. 16 октября разгорелся знаменитый «бой у Китайской фермы».

Война закончилась 25 октября, уже после вмешательства великих держав израильская армия стояла в полусотне километров от Каира. Тем не менее день 6 октября, когда египетская армия прорвала линию Бар-Лева, в Египте был объявлен национальным праздником — Днем победы. О том, чем закончилась эта война, в Египте предпочитали не задумываться.

Впрочем, критерии победы и поражения в арабских странах своеобразны — в Ираке до сих пор уверены, что войну в Заливе 1991 года, более известную как «Буря в пустыне», выиграл Багдад. Трудно сказать, что творилось тогда в душе Анвара Садата. В первый же день войны, 6 октября, в небе над Синаем погиб его брат, военный летчик Афиф Садат. Президента превозносили как героя войны, но Анвар Садат понимал и другое.

В 1973 году арабским странам в силу почти невероятного стечения обстоятельств удалось полностью реализовать свое преимущество, На их стороне были фактор внезапности, перевес в живой силе, технике. Наконец Израилю с первых часов была навязана война на два фронта — с Египтом и Сирией. И если в таких условиях израильская армия смогла переломить ситуацию и на момент окончания войны израильские войска стояли в 45 километрах от Каира, то традиционную арабскую политику с лозунгами типа «Сбросим Израиль в море!» требуется пересмотреть.

Да, вмешательство великих держав позволило Египту вернуть под свой контроль часть Синайского полуострова, но Садат не заблуждался: экономика страны уже не выдерживала бремени военных расходов, повышение цен на продукты и товары первой необходимости взвинчивало накал внутреннего противостояния. Решить экономические проблемы можно было при помощи западных инвестиций.

Анвар Садат провозгласил политику «открытых дверей», он сделал ставку на привлечение иностранных, прежде всего американских, капиталовложений, но США не любят, когда их союзники, пусть даже один из которых — потенциальный, находятся в состоянии войны. Так или иначе, а в 1977 году Анвар Садат дал понять, что готов вести переговоры с Израилем и даже нанести визит в Иерусалим как столицу еврейского государства. Сказать, что это был революционный шаг, значит ничего не сказать.

В ноябре 1977 года Анвар Садат, как и обещал, прибыл в Иерусалим. Он совершил паломничество в мечеть Аль-Акса — одну из самых почитаемых мусульманских святынь — и выступил перед депутатами кнессета. Переговоры шли трудно. Но в марте 1979 года произошло самое важное событие в политической биографии Анвара Садата — переговоры с премьер-министром Израиля Менахемом Бегиным при посредничестве Джимми Картера в летней резиденции президента США в Кемп-Дэвиде. Они закончились подписанием первого в истории мирного договора Израиля с арабской страной.

В том, что израильско-египетские договоренности стали «дипломатической революцией», не сомневался никто. Впервые был реализован принцип «мир в обмен на территории» — подписывая договор с Израилем, Египет мирным путем возвращал под свой контроль Синайский полуостров и отные владел обоими берегами Суэцкого канала, стратегическое значение которого трудно переоценить. Национальные интересы Египта вошли в клинч с интересами арабского мира и идеологией панарабизма, но Садат свой выбор сделал.

В Кемп-Дэвиде он не просто признал за Израилем право на существование — он еще и согласился отложить «на потом» переговоры о возвращении к границам 1967 года и создании арабского государства в Палестине.

Несмотря на серьезные территориальные уступки, в Израиле праздновали победу. Договор стал прецедентом — Израиль признала арабская страна. Граница на юге становилась безопасной, решались вопросы судоходства по Тирранскому проливу и даже Суэцкому каналу. Но самое главное, был расколот единый арабский фронт. Реакция последовала немедленно. Министр иностранных дел Египта подал в отставку. Египет был немедлено исключен из Лиги арабских государств (потом членство удалось восстановить).

Специально созванный трибунал постановил лишить Садата принадлежности к арабской нации. Дипломатические отношения с Египтом сохранил только Султанат Оман. В СССР эти переговоры тоже немедленно и решительно осудили. История сохранила удивительный факт. В те дни, когда в Кемп-Дэвиде шли переговоры, в Порт-Саиде стоял круизный лайнер «Советский Азербайджан», естественно, под советским флагом. Вскоре власти Египта обратились к капитанам судов, стоявших в египетских портах, с просьбой приветствовать гудками момент подписания итоговых документов. Моряки «Советского Азербайджана» сделать это категорически отказались.

Но самого Анвара Садата все это волновало мало. Жесткая структура египетского общества, где демократия существовала лишь номинально, позволила удержать ситуацию под контролем. О растущей активности в стране «Братьев-мусульман» египетским спецслужбам было известно — радикалы не скрывали, что считают Анвара Садата «предателем».

Как утверждали многие, накануне 6 октября 1981 года египетские спецслужбы знали, что исламисты готовят покушение на лидера страны, и традиционный военный парад было решено провести в условиях беспрецедентных мер безопасности. Вход — только по специальным приглашениям, ни у одного из участников парада не было боевых патронов в оружии. Однако, как утверждают многие, в возможность нелояльного отношения к нему армии и офицерства Анвар Садат не верил до конца. И когда его супруга Джихан утром 6 октября спросила у мужа, не стоит ли надеть под парадный мундир бронежилет, удивился: «Зачем? Ведь ты знаешь, куда я иду… К своим детям!»

Военный парад, проходивший на новом, специально выстроенном стадионе, уже подходил к концу. В небе появилась пятерка французских «миражей», демонстрировавших фигуры высшего пилотажа. И никто не обратил внимание на то, как у правительственной трибуны остановился армейский тягач. Садат был уверен, что солдаты хотели отсалютовать ему. И даже когда на трибуну полетели гранаты и пули, он растерянно повторял: «Нет… Не может быть…» Он поднялся во весь рост и представлял собой отличную мишень. Другие члены правительства террористов не интересовали — им нужно было убить Садата, и они добились своего.

Потом в теле президента обнаружили 28 пуль. Его отвезли в военный госпиталь, тот самый, где скончался после нескольких безуспешных операций шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви. Имена покушавшихся были названы два дня спустя. Халед Ахмед Шоуки аль-Исламбули — 24-летний старший лейтенант, командир артиллерийской установки. Абдель Хамид Абдель Аль — 28-летний бывший офицер войск ПВО. Ата Таиль — 26-летний старший лейтенант запаса инженерных войск. Хусейн Аббас Мухаммед — 27-летний сержант сил народной обороны.

Потом следствие установит, что все заговорщики принадлежали к организации «Новый Джихад». Ее предшественница — «Аль-Джихад» — была создана в 1977 году в ответ на визит Садата в Иерусалим, и цель ее была одна — убить «предателя и тирана». «Аль-Джихад» — плоть от плоти дитя «Братьев-мусульман» и родственных им организаций. В 1979 году египетским спецслужбам удалось практически разгромить ее. Однако одному из ее членов — инженеру-механику Абделю Саляму Фаррагу — удалось избежать ареста. Он вступил в организацию недавно, и его просто никто не запомнил. А потом, перебравшись в Каир, Фарраг решил создать «Новый джихад» и довести задуманное до конца.

Уже потом выяснилось, что террористы рассматривали множество вариантов покушения, Был и такой: в правительственную трибуну должен был врезаться самолет, за штурвалом которого находился бы летчик-«смертник». Кроме того, Садата намеревались взорвать в его летней резиденции, потом — на железнодорожной станции «Аль-Мансура». С Халедом Исламбули члены «Нового джихада» познакомились в одной из мечетей. Именно он накануне военного парада изъявил желание «избавить Египет от предателя и тирана», пообещав взять на парад боевиков «Нового Джихада» вместо своих солдат.

А потом на суде так объяснил свои мотивы: — Три причины подтолкнули меня к этому. Первая: законы, которые действуют в нашей стране, не соответствуют учению ислама и требованиям шариата. Вторая: Садат действовал в интересах сионистов. Третья: преследование и арест духовных лиц. Приговор оказался предсказуемым. Гражданских Абдель Саляма Фаррага, Ата Таиля и Абдель Хамида повесили. А Хусейна Аббаса и Халеда Исламбули, поскольку они были военные, расстреляли. Причем неподалеку от могилы Садата. Произошло это 15 апреля 1982 года.

[pt_view id="71ecce77le"]