Первая женская мусульманская школа на Востоке — в Баку

О.БУЛАНОВА

В конце XIX в. в Баку было несколько женских учебных заведений: заведение св. Нины, Мариинская гимназия. Но это были светские учебные заведения, где обучение проходило на русском языке. А вот женской школы для девочек-мусульманок, где обучение проходило бы на родном языке, не было. Причем не только в Баку, но и на всем мусульманском Востоке.

Идея создать в Баку такую школу пришла в голову великому бакинцу Гаджи Зейналабдину Тагиеву. Он понимал, что воспитать образованного человека может только образованная женщина, и начал предпринимать активные шаги для поднятия уровня самой женщины.

За разрешением открыть в Баку школу для девочек-мусульманок он обратился к Александру III за, но получил отказ. Тагиев подождал, и когда ожидалась коронация Николая II, он посылает императрице Александре Федоровне очень дорогой подарок и просит ее посодействовать в деле открытия бакинской мусульманской женской школы. Это был очень хитрый ход: чтобы умаслить императрицу, Тагиев ходатайствует о присвоении школе ее имени. Прошло два года, разрешение было получено.

Но мало было получить разрешение из С.-Петербурга, нужно было получить разрешение, а, главное, благословение на открытие школы от местного реакционно настроенного духовенства. О оно всячески вставляло палки в колеса прогрессивному начинанию. Учить девочек-мусульманок?! Зачем? Их дело – рожать детей и вести дом.

Но Тагиев снова нашел хитрый ход – он послал одного из прогрессивно мыслящих священнослужителей заручиться поддержкой уважаемых в исламском мире религиозных деятелей. Умасленные дорогими подарками, они выдали и разрешение, и благословение. Местным реакционерам ничего не оставалось, как молча смириться. И строительство началось.

Для осуществления проекта был приглашен выдающийся польский архитектор Иосиф Гославский, будущий автор Бакинской думы (в дальнейшем Баксовет). Строительство началось в 1898-м и было завершено в 1900 г.

Здание имело настолько внушительные размеры, что свободно могло превратиться в вуз. П-образное в плане, имеющее благодаря крепостной стене закрытый двор, оно как нельзя лучше отвечало климатическим и бытовым условиям Баку. Исключительное место в декоре здания занимал великолепно выполненный в восточном стиле главный фасад.

Когда здание было завершено, весь Баку ахнул. Красивое снаружи и уютное и хорошо продуманное внутри, оно отвечало всем требованиям, выдвигаемым к учебному заведению. На первом этаже находились классные комнаты, лаборатории, прекрасно оснащенная библиотека с читальным залом, приемная. Все учебные кабинеты были великолепно оборудованы. Там были все необходимые наглядные пособия: атласы, глобусы, чучела зверей и птиц, гербарии и т.п. Большие светлые помещения с высокими потолками и окнами сохраняли прохладу даже в самый знойный день.

На втором этаже размещались столовая, кухня, спальни, учительская, кабинеты директрисы и врача, комната для намаза. Баня, медпункт, прачечная и другие службы находились во дворе, где разбили красивый сад.

Александринская женская мусульманская школа стала в Азербайджане и на всем мусульманском Востоке школой нового типа, в корне отличавшейся от старой моллаханы. В старших классах девочек учили домоводству, рукоделию, шитью. Окончившие эту школу девушки составили основные кадры первых женщин-педагогов страны. Многие потом продолжили свое образование – стали врачами, экономистами, библиотекарями, учеными, художниками…

В первые годы девочки носили хиджабы, но потом этот наряд сменила форменная одежда русских гимназисток. Имелись зимняя и летняя форма, а также платья для торжественных церемоний и праздников.

Школа справедливо слыла образцовой, причем во всех отношениях: в плане системы обучения и воспитания, в одежде, поведении, этикете. Особое внимание уделялось опрятности одежды и обуви, здоровью и чистоте.

Школьный врач вела с девочками беседы о личной гигиене, два раза в неделю проверяла зубы. Фельдшер следила за чистотой ногтей, ушей и волос. Раз в неделю они ходили в баню. Девочкам, учившимся в младших классах, две воспитательницы расчесывали волосы, помогали им мыться в бане.

Чистота в классных и спальных комнатах была необыкновенная, как в аптеке. Белоснежные одеяла и подушки, пуховые матрасы. Постельное белье меняли раз в неделю. Такая же чистота царила и в столовой. Здесь по очереди дежурили ученицы старших классов.

Кстати, кормили пансионерок превосходно – четыре раза в день; еда была самая разнообразная, включая компоты, сладости, фрукты. Осенью и зимой многим давали рыбий жир.

Реакционно настроено духовенство могло спать спокойно: в школе работали только женщины, у входа стоял привратник, который никого не впускал, даже родителей. Для свиданий с близкими была отведена особая комната и строго обозначено время.

По праздникам девочек водили в кино или театр Тагиева. По спектаклям, поставленным по классическим произведениям, девочки потом писали сочинения.

По улицам они шли без чадры, хотя некоторые, опасаясь гнева родственников, оставались в школе. Девушки из старших классов ходили на концерты, вечера в русскую женскую гимназию. Оттуда, в свою очередь, давались ответные визиты. В 1915-1916 гг. старшеклассниц водили на концерты и вечера даже в мужскую гимназию и соседнее Реальное училище.

Девочки получали всестороннее образование и воспитание – в школе действовали драматический, литературный, танцевальный кружки, женский хор. По пятницам драмкружок давал представление для родителей. Однажды в школе поставили «Аршин мал алан» и пригласили на вечер автора – Уз.Гаджибекова, который остался весьма доволен и кружком, и спектаклем.

В праздники Новруз и Курбан пансионерки устраивали выставки, демонстрируя свое рукоделие. На выставки приглашались родные, организовывался небольшой обед. Все это способствовало небывалому росту популярности женской мусульманской школы на всем Кавказе и за его пределами.

Частыми гостями школы была супруга Тагиева Сона и он сам. Тагиев часто говорил девочкам: «Доченьки, учитесь с усердием. Счастье – в учении. Помните, знание – самое большое богатство».

В 1913 г. школа Тагиева была преобразована в учительскую семинарию. Тагиев собирался отдать семинарии и свой пассаж на Ольгинской, но началась Первая мировая война и помешала осуществлению его планов.

В советское время в здании разместили Президиум Верховного Совета АзССР. Сейчас там размещается Институт рукописей Академии наук Азербайджана.

 

Фото предоставлены О.Булановой
Материал является частью серии «Когда Азербайджан был первым«
Архивные фотографии школы — тут

Loading...