Баку гораздо старше, чем принято считать

О.БУЛАНОВА

Как известно, о Баку нет большого количества письменных свидетельств античного времени. Однако научный сотрудник Института географии НАНА, доктор географических наук Сейран Велиев убежден в том, что Баку гораздо старше, чем это принято считать.

В качестве одного из доказательств этого он приводит одно из немногих письменных свидетельств того периода – описание Каспийского моря, данное Геродотом в его «Истории» (V в. до н.э.).

«…Одно единственное устье Аракса, – пишет Геродот, – течет по открытой местности, (впадая) в Каспийское море. Каспийское же море – это замкнутый водоем, не связанный ни с каким другим морем. Ведь море, по которому плавают эллины, и то, что за Геракловыми Столбами (Гибралтарский пролив), так называемое Атлантическое и Красное море, – все это только одно море. Напротив, Каспийское море – это море совершенно особого рода. Длина его – пятнадцать дней плавания на гребном судне, а ширина в самом широком месте – восемь дней. На западе оно граничит с Кавказским хребтом…»

Из этого фрагмента видно, что Геродот с кем-то полемизирует, доказывая, что Каспий – в отличие от других морей – с океаном не соприкасается. Для того же, чтобы доказать это, он приводит данные об его длине и ширине, показывая этим, что Каспий в его время был хорошо известен.

Изучив внимательно этот отрывок, можно увидеть, что соотношений наибольшей ширины Каспия к его длине, приведенное Геродотом (15:8), несколько отличается от современного соотношения (17:8). Разница небольшая. Она объясняется тем, что не только во времена античности, но и в Средние века наиболее удаленной точкой на севере Каспия считалась дельта Волги, которая была конечной целью плаваний на севере Каспия.

Затем стоит обратить внимание на то, в каких мерах длины даются у Геродота размеры Каспия. Эта мера – дни плавания на гребных судах. Она уже сама по себе говорит о том, что во время Геродота по Каспию на гребных судах плавали, что называется, вдоль и поперек. Иначе откуда бы взяться этой мере?

Трудно предположить, чтобы какую-либо другую меру (греческую стадию или персидский парасанг) Геродот или его источник перевели бы в дни плавания судна. Обычно делалось наоборот. Исходя из средней скорости (плавания или пути) в один день подобные меры переводились в более конкретные. Сам Геродот пишет, что он таким способом измерил Черное море.

Для получения более точных данных о размерах моря того периода следует высчитать среднюю скорость гребного судна, исходя из данных, приведенных античным историком. Длина морского пути вдоль западного побережья Каспия (от юго-западного угла до устья Волги) – около 1000 км, длина морского пути вдоль южного побережья (самое широкое место Каспия) – свыше 530 км. Если поделить 1000 км на 15 дней, а 530 км – на 8 дней, то получим 65-70 км в день.

Т.к. раньше плавали вдоль берегов, ориентируясь на прибрежные местности, то плавать, могли лишь в дневное время, т.е. по 10-12 часов в день – в зависимости от времени года. Скорее всего, по морю ходили лишь в теплое полугодие, т.к. зимой Северный Каспий покрывается льдом. Таким образом, средняя скорость гребного судна получается равным 5-7 км в час. Достаточно посмотреть любую энциклопедию, чтобы убедиться в том, что такова средняя скорость любого гребного судна.

Выходит, что сведения Геродота поразительно точны и основываются на том, что уже тогда на Каспии было развитое мореходство, скорее всего, торговое. На это еще в XIX в. указал один из основоположников научного изучения кавказских языков Петр Карлович Услар. Впоследствии, однако, эта мысль почему-то не только не была развита, но даже забыта.

Проделав весь этот анализ, теперь можно сделать попытку выяснить: в каких портах делали остановки древние каспийские мореплаватели? Вероятно, что один из портов находился в устье реки Сефидруд (Иран), другой – у Дербента, который, судя по последним археологическим данным, уже существовал в то время, третий – у устья Куры, где начинался торговый путь от Каспийского к Черному морю, четвертый – у устья реки Волги. Другие порты или стоянки находились между ними на расстоянии однодневного пути – 60-70 км.

Одним из таких портов был Бакинский порт. Невозможно предположить, чтобы на Каспийском море, где очень мало естественных портов, закрытых бухт, древние мореплаватели не использовали лучшую на Каспии Бакинскую бухту, почти закрытую от часто бушующих здесь ветров. И действительно, в Средние века из-за отсутствия бухт использовали порты у Дербента и у Низовой, мало приспособленные для защиты кораблей от шторма.

Об особом положении Бакинского порта говорят уже арабские авторы X в. н.э. Так, ал-Мукаддаси в 985 г. отмечает, что Баку – единственная гавань области Арран, в которую входило побережье Каспия от Баб-ал-Абваба (Дербента) до устья Куры. Если такое положение сохранялось тогда, когда на Каспии было широко развито мореплавание, то есть основание полагать, что порт существовал и в более раннем периоде – в V в. до н.э.

Естественно, в ту пору, когда гребные суда останавливались через каждые 60-70 км, древние мореплаватели никак не могли пройти мимо Бакинской бухты, даже если плавание здесь было только транзитным. Последнее же маловероятно, т.к. в Средние века Баку был крупным экспортером нефти, а нефть высоко ценилась и в древности.

Обобщая все вышеизложенное, можно с большой долей уверенности утверждать, что Баку имеет возраст не менее 2,5 тысяч лет, по крайней мере как морской порт.

Loading...