Как появился «почтовый терроризм»

НУРАНИ

«Почтовый терроризм» появился задолго до нынешнего вида терроризма. И даже раньше, чем террор стал для многих государств угрозой безопасности номер один.

Ученые сегодня весьма уклончиво отвечают на вопрос, когда в истории впервые появилось письмо, в самом прямом смысле смертельное для адресата. И советуют в связи с этим внимательно изучить исторические хроники Средневековья и эпохи Ренессанса, с их запутанными и жестокими дворцовыми интригами, где яд был излюбленным способом устранения конкурентов и соперников.

А уж провести грань между политическим убийством и террором — дело априори неблагодарное. Тем более что, как подчеркивают эксперты, в отличие от террора «обычного», направленного по большей части против случайных и ни в чем не повинных людей, «почтовый террор» и сейчас сохранил определенную «адресность» — пусть и весьма относительную.

Есть, впрочем, и те, кто отсчитывает историю почтового террора с появления не отравленных, а именно взрывающихся писем и посылок. И дата их появлеиия зафиксирована четко — тридцатые годы ХХ века. Именно тогда шведский изобретатель Мартин Экенберг на практике осуществил идею смертоносного послания, направив начиненную взрывчаткой почтовую посылку своему соотечественнику-бизнесмену, который осмелился отвергнуть его изобретение. Бомбу — посылку Экенберг изобрел и изготовил сам.

Бомбиста, как утверждают теперь историки, полиция изобличила без труда — по почерку. Тогда Экенберг жил в Великобритании и пользовался в своем окружении нe очень-то хорошей репутацией. Он дважды женился, и обе его жены таинственно погибли. Собственно, его считали человеком, у которого поехала крыша. К подобному мнению склонялась и британская полиция, арестовавшая и посадившая его в лондонскую тюрьму Бриксон, где он должен был содержаться в ожидании высылки в Швецию. В тюрьме Экенберг покончил с собой. Но вот последователей у него оказалось больше, чем достаточно.

«Хулиганство» или террор?

Вышедший в 1997 году на американские экраны фильм «Почтальон» с Кевином Костнером в главной роли стал одним из немногих кинопроизведений, посвященных представителям этой вроде бы совсем не героической профессии. Которая, как оказалось, объединяет страну в единое целое. Согласно действующим в США законам, почта — это не просто государственная служба. Она является федеральным ведомством, и почтовая контора в любом, даже самом захолустном уголке — как символ присутствия власти. Точно так же символом присутствия власти почтовые офисы считаются во Франции. И порой именно как символ власти подвергаются атакам террористов — в частности, так происходило во французской Бретани, за независимость которой боролись таким образом сторонники группировки BZH — это аббревиатура лозунга «За независимую Бретань», но не на французском, а на сохранившемся здесь кельтском наречии.

Однако BZH — это скорее исключение, чем правило. Но порой взрывающийся «сюрприз», пришедший по почте, действительно представляет собой настоящий террор. И тут уже неисчерпаемую пищу для размышлений дает известная и зловещая история небезызвестного Унабомбера.

«Манифест Унабомбера»

25 мая 1978 года на автостоянке инженерного факультета Иллинойского университета в Чикаго был обнаружен тщательно обернутый почтовый пакет. Внешне все было вполне благопристойно: три марки белого, красного и синего цвета, имена как получателя, так и отправителя. Первым значился инженер, профессор Э. Дж. Смит из Ренсселеровского политехнического института в Трое, штат Нью-Йорк. А вторым — профессор Бакли Крист из Северо-западного университета, находящегося неподалеку, в Эвастоне, штат Иллинойс.

Находка вызвала подозрения сразу. И профессор Крист тут же заявил, что ни о каком пакете ничего не знает. Тем не менее администрация Иллинойского университета переправила ему найденную посылку. Бакли Крист, увидев, что надпись на пакете выполнена не его рукой, вызвал полицию. И когда прибывший полицейский Терри Маркер разорвал пакетную обертку, раздался взрыв…

К счастью, сила взрыва была незначительна. Маркер повредил левую руку и был отправлен в больницу. Университет связался со специалистами из АТФ (Бюро по алкоголю, табаку и огнестрельному оружию). Которые сразу же назвали странное и хитроумное взрывное устройство работой дилетанта: обрезок дюймовой металлической трубы, бездымный взрывчатый порошок, нечто вроде детонатора со взрывателем — небольшой гвоздь с шестью спичками. При открытии пакета гвоздь врезался в спичечные головки, при воспламенении которых порошок взрывался. Корпус устройства был выполнен из дерева.

Тогда инцидент сочли хулиганством — профессору, решили в полиции, пытался отомстить кто-то из студентов. А сам хулиган получил прозвище Junkyard Bomber («Хламовый бомбист») . Которого решили не искать.

А затем последовал новый инцидент. 9 мая 1979 года Джон Г. Харрис, студент инженерного факультета, решил посмотреть, что за сигарообразная коробка из картона с облицовкой под дерево вот уже несколько дней лежит возле комнаты 2424 Северо-западного университета. Но стоило ее открыть, раздался взрыв. Харрис отделался незначительными порезами и ушибами. Однако, преступник явно кое-чему научился. Гвоздь и жгут уже были заменены на батарею с проводами. Причем взрыв уничтожил все материалы, так что выяснить их происхождение не представлялось возможным.

Но по-настоящему сигнал тревоги сработал 15 ноября 1979 года, когда Боинг-727 компании American Airlines выполнял рейс 444 из Чикаго в Вашингтон, и неожиданно пассажиры услышали громкий хлопок где-то из багажного отсека. Потом станет понятно: пассажирам просто повезло. На борту сработала бомба, где обыкновенный домашний барометр, установленный во взрывном устройстве, выполнял функцию взрывателя. Как только самолет поднялся на высоту 10,5 км, барометр замкнул электрическую цепь. По счастливой случайности бомба не взорвалась. Но если бы она сработала как надо, самолет разорвало бы в воздухе.

Характер взрывного устройства (в особенности, опять тот же деревянный корпус) ясно подчеркивали его схожесть с предыдущими. Кроме того, снова имела место посылка (Боинг перевозил также и почту). Поскольку преступник не мог точно знать, какая из авиакомпаний понесет на своем борту смертоносный груз, эксперты исключили такой мотив, как преднамеренное нападение именно на American Airlines. С этой минуты дело неизвестного бомбиста стало прерогативой ФБР. К расследованию подключились и почтовые инспекторы (детективы Федеральной почтовой службы).

Один из почтовых инспекторов, приступивших к поискам преступника, ветеран службы Тони Мулджат, догадался, что дерево во взрывных устройствах — это «подпись» подрывника.

А взрывы тем временем продолжались. В начале июня 1980 года президент компании «Юнайтед Эйрлайнз» Перси Вуд получил письмо — якобы от некоего Энока Фишера из Лейк — Фореста, штат Иллинойс (там, где жил и Вуд). Фишер писал: «Уважаемый мистер Вуд, я рассылаю экземпляры книги Слоуна Уилсона «Ледовое братство» известным людям из района Чикаго, потому что считаю, что… [эту книгу] должны прочесть все, кто принимает важные решения, касающиеся общественного благосостояния.» Посылку с книгой доставили в тот день, когда Вуд отмечал свое 60-летие. Но стоило ученому открыть книгу, как сработало взрывное устройство, помещенное внутри. Вуд получил ранения лица и рук, но выжил.

Позднее Тони Мулджат отметил, что «деревянная» подпись преступника имела место четыре раза. Фамилия получателя посылки — Вуд (дерево). Бомба содержала деревянные части, используемые как шрапнель. Книга издана в издательстве Арчер, эмблемой которого являются листья. Кроме того, обратный адрес, указанный на посылке, — Рэвенсвуд стрит.

После случая с Перси Вудом ФРГ присвоила серийному подрывнику кодовое имя — УНАБОМ. Которое затем несколько раз незначительно менялось. Пока средства массовой информации не стали использовать то, которое и стало окончательным и известным во всем мире — УНАБОМБЕР. То есть Университетский и Авиационный БОМБИСТ (UNiversity and Airline BOMBER).

И, как назло, именно тогда в деятельности Унабомбера наступила пауза. В ФБР надеялись, что преступник умер, сел в тюрьму за какое-нибудь другое преступление, покончил с собой, подорвался на собственной бомбе…

Но, увы, 8 октября бомба с подписями FC была обнаружена в университете Юты. Ее удалось обезвредить. Никто не пострадал. После Юты вновь наступило молчание, но затем в начале мая 1982 года из кампусной почты университета Бригема Янга в Прово, штат Юта была отправлена посылка. Адресатом значился профессор Патрик. К. Фишер из университета штата Пенсильвания. Тот факт, что Фишер уже как два года не преподавал в Пенсильвании, указывал на то, что Унабомбер пользуется устаревшими данными (и довольно часто). Посылку переправили Фишеру на его нынешнее место работы — университет Вандербилта. Однако, когда она прибыла, профессор читал лекции в Пуэрто-Рико. Вместо него пакет вскрыла его секретарша Джанет Смит. Взрывом ее отбросило от стола. А в лицо и руки впились многочисленные осколки.

Уже потом, на следствии, выяснилось, что Унабомбер специально отправил пакет с недостаточным платежом за пересылку, рассчитывая, что ее вернут отправителю, указанному на упаковке, — профессору электроинженерного факультета Лерою Вуду Бернсону из университета Бригема Янга. Но почта «подвела» террориста.

Два месяца спустя Унабомбер нанес новый удар. 2 июля 1982 года в Кори- Холле (здание электроинженерного факультета Беркли) профессор Диогенес Й. Ангелакос (известный ученый, исследователь микроволн) вошел в компьютерный салон факультета, где обычно работал научный персонал факультета. Здесь он увидел необычное устройство, поднял ручку, и грянул взрыв. Ангелакос получил серьезные ранения лица и рук. Но бомба сработала лишь частично — не воспламенился бензин.

Целых три года после этого было тихо. Но затем Унабомбер возобновил охоту на профессора Диогенеса Й. Ангелакоса: 15 мая 1985 года его случайной жертвой стал капитан ВВС и студент Беркли Джон Хаузер, который просто не вовремя вошел в компьютерную лабораторию Кори-Холла и увидел какие-то три сцепленных друг другом кольца около компьютера. Когда он взялся за кольца, прогремел взрыв. Хаузер получил тяжелейшие ранения. Унабомбер явно научился делать более смертоносные «адские машины». Он теперь использовал серьезные взрывчатые вещества, саму бомбу начинял кусочками свинца и гвоздями.

13 июня Унабомбер вновь напомнил о себе: почтовый служащий компании Боинг в Обурне, штат Вашингтон, заинтересовался подозрительной посылкой, которая была адресована просто в отдел по выпуску боингов и обнаружилась спустя пять недель после того, как была отправлена из канадского Окленда. Это показалось чиновнику подозрительным, поэтому он сразу вызвал саперное подразделение графства Кинг. Рентген показал наличие в посылке взрывчатого вещества. В ходе расследования выяснилось, что обратный адрес — фирма по производству инструментов и запчастей «Вайбург» из Окленда — чистая фикция. После тщательного анализа и подробного изучения бомба была уничтожена.

Но уже через два дня, 15 июня 1985 года, тяжелые ранения получил профессор психологии Мичиганского университета Джеймс Макконнелл. Он получил посылку, пришедшую на его домашний адрес в Энн-Арборе, штат Мичиган. Отправителем значился Ральф Клоппенбург из университета Юты. В приложенном письме он писал Макконнеллу: «Я хочу, чтобы вы прочли эту книгу. Ее должен прочесть каждый». Посылка взорвалась в тот момент, когда ее попытался открыть ассистент профессора.

Следующей жертвой стал владелец магазина «Рентек Компьютер Стор» в Сакраменто, штат Калифорния Хью Скраттон, известный инженер, который просто попытался убрать с автомобильной стоянки подозрительный кусок дерева с гвоздями. При взрыве он погиб, став первой жертвой Унабомбера с его деревянными бомбами и «визитной карточкой» — буквами F.C. на ее деталях.

Следующее преступление Унабомбера дало детективам реальную надежду на его поимку: 20 февраля возле компьютерной фирмы «CAAMS Inc.» был замечен подозрительный незнакомец. Секретарше фирмы показалось (хотя она и не была до конца уверена), что он что-то положил на землю. Ее описание легло в основу знаменитого словесного портрета Унабомбера, выполненного художником — криминалистом Джинн Бойлан. Между тем незнакомец посмотрел на секретаршу и удалился. Спустя какое-то время на стоянку въехал вице-президент фирмы Гэри Райт: «Я заметил небольшой кусок дерева, из которого в разные стороны торчали гвозди.». Когда Райт подошел, чтобы отбросить опасный для колес кусок дерева, вновь раздался сильный взрыв. Райт получил ранения, но остался жив.

Затем взрывы прекратились на целые шесть лет. А 18 июня 1993 года Унабомбер отправил две схожие бомбы. Каждую из них он поместил в деревянный корпус и упаковал как посылку. Первым получателем оказался выдающийся генетик, исследователь синдрома Дауна, доктор Чарльз Эпштейн из Калифорнийского университета в Сан-Франциско. 22 июня, получив дома посылку и ничего не подозревая, он вскрыл ее. Ученый сломал руку и потерял три пальца, но остался жив.

Аналогичную бомбу доставили и доктору Дэвиду Гелернтеру — профессору-компьютерщику Йельского университета, крупнейшему специалисту в области искусственного интеллекта и разработчику языков программирования, создателю знаменитой «Линды». Ему оторвало правую руку, он потерял зрение на один глаз и слух на одно ухо. Вскоре после взрыва неизвестный мужчина позвонил в больницу, где работал брат Гелернтера — генетик. Его сообщение было кратким и угрожающим: «Ты — следующий!»…

10 декабря 1994 года от взрыва бомбы погиб вице-президент рекламной фирмы «Янг & Рубикам» Томас Моссер. В этот день он собирался отправиться со всей семьей за рождественской елкой. 24 апреля 1995 года от взрыва бомбы погиб президент Калифорнийской лесной ассоциации (одна из крупнейших фирм по продаже древесины) Гилберт Мюррей.

Появилось и письмо от Унабомбера: «Мы взорвали Томаса Моссера, потому что он работал на Берстон — Марстеллер. Которая является крупнейшей фирмой по связям с общественностью. Это означает, что его бизнес — не что иное, как разработка методов манипулирования общественным мнением». Уже было понятно, кого Унабомбер считает своими врагами. Это компьютеры, генная инженерия, технический прогресс и вторжения в окружающую среду.

А вскоре две ведущие американские газеты — The New York Times и The Washington Post — опубликовали знаменитый «Манифест Унабомбера»: его автор обещал отказаться от дальнейших взрывов, если его послание опубликуют ведущие газеты. Потом в США придут к выводу: «Манифест» представлял собой невнятные разглагольствования по поводу оборотной стороны прогресса.

Среди тех, кто ознакомился с «Манифестом», был и некий Дэвид Качински. Стилистика письма, его философия — все указывало на его старшего брата Теодора Качински.

Вундеркинд с бомбой

Теодор Качински родился 22 мая 1942 года в Чикаго, в семье польских эмигрантов. Его уникальные математические способности проявились еще в школе. Досрочно закончив школу, в 16 лет он был принят в Гарвард. Тэд выбрал теоретическую математику, где добился феноменальных успехов. В 25 лет он поступает на работу в университет Беркли, становится самым молодым профессором…и вдруг, бросив все, уходит.

В истории Америки, да и не только Америки, это было особое время — время молодежных бунтов против «общества потребления», время «детей-цветов» — хиппи, «не верь никому старше тридцати», и куда исчез подающий надежды математик — в «коммуну» хиппи или еще куда — мало кого интересовало.

Потом выяснится: Унабомбер жил в лесной глуши, в горах штата Монтана, в хижине без элементарных удобств и даже без туалета. До того момента, пока Дэвид Качински не обратил внимание: некоторые пассажи из «Манифеста Унабомбера» совпадают с фразами из писем его брата Тэда. И обратился в ФБР.

Шесть недель спустя, 13 апреля 1996 года следственная группа арестовала Тэда Качински в его хижине неподалеку от Линкольна, штат Монтана.

Суд над Унабомбером завершился в 1998 году. Тэд Качински признал себя виновным в совершении в период с 1978 по 1995 год 16 терактов, в результате которых погибли три и получили ранения 23 человека. Он приговорен к пожизненному заключению.

«Эпопея белого порошка»

Но, как того и следовало ожидать, с арестом Унабомбера эпоха «почтового терроризма» не закончилась. И уже после терактов 11 сентября 2001 года США будут потрясены волной писем с «белым порошком», содержавшим, как оказалось, споры сибирской язвы.

Строго говоря, это был уже не первый такого рода прецедент. В 1998 г., после выхода фильма «Эпидемия», в США разразилась «почтовая эпидемия» сибирской язвы. Противники абортов принялись рассылать в клиники, где их проводили, конверты с неким порошком и указанием, что внутри находятся «споры язвы». Да еще Бен Ладен в 1999 г. в интервью журналу Newsweek пообещал следующее: «Если нам удастся заполучить ядерное, химическое или биологическое оружие, мы не будем считать это преступлением».

Но самая страшная «почтовая эпидемия» началась 22 сентября 2001 года, когда 31-летняя служащая почтового офиса газеты «Нью-Йорк-Пост» обнаружила у себя признаки сибирской язвы. Затем, 5 октября, во Флориде (городок Бока-Рэйтон) умер от ингаляционной сибирской язвы Роберт Стивенс, 63-летний фоторедактор газеты The Sun («Солнце»), входящей в издательский холдинг American Media Inc. (AMI).

Находясь на работе, Стивенс вскрыл письмо, и ему на руки и на клавиатуру компьютера высыпался какой-то «порошок». Содержавший, как оказалось, споры сибирской язвы. В течение сентября и октября было обнаружено еще четыре конверта с таким «порошком», направленных в СМИ и известным политикам, в том числе двум конгрессменам. Еще больше было «мистификаций» — конвертов с белым порошком, но никакой язвы не содержащим. Потом письма с «белым порошком» возникали еще не раз — уже как символ.

Расследование этого дела закончилось только в феврале 2010 года. Как официально заявило ФБР, конверты с «белым порошком», от которых умерли 5 человек, а еще 17 заболели, рассылал по почте ученый-микробиолог Брюс Айвинс, который хотел таким образом поставить на людях смертельный эксперимент и заодно «продвинуть» свою вакцину от сибирской язвы. Айвинс скончался в 2008 году, так что суда с громкими разоблачениями не было.

[pt_view id="71ecce77le"]