Самедбек Мехмандаров: Страницы героической биографии

samedbek-mehmandarov

Ч.САЛАХЛЫ

В ряду блестящих военных деятелей прошлого Азербайджана особое место занимает Самедбек Садыхбек оглу Мехмандаров, прошедший большой и славный путь от юнкера военного училища до генерала артиллерии, второго по старшинству чина в Российской императорской армии и военного министра первой на Востоке Демократической Республики.

В апреле 1919 года Самедбек Мехмандаров писал о необходимости «знать славное боевое прошлое своего народа, вписавшего в страницы всемирной истории много таких подвигов, о которых помнят и говорят все европейские народы, но меньше всего, как кажется, только мы сами».

Самедбек родился 16 октября 1855 года в Лянкяране в семье губернского секретаря. Происходил из известного карабахского бекского рода. Общее образование получил в Бакинской гимназии. Военную службу начал 1 сентября 1873 года юнкером 2-го Константиновского военного училища в Санкт-Петербурге. По окончании училища в 1875 году в чине прапорщика был направлен в 1-ю Туркестанскую артиллерийскую бригаду, где командовал горным взводом 3-й батареи.

Уже через год, 12 октября 1876 года, молодой офицер «за труды и лишения, понесенные в походе против матчинских горцев» награжден был орденом Св. Станислава 3-й ст. В декабре 1876 года произведен был в подпоручики, а в декабре 1877 года — в поручики.

В начале 1879 года поручик Мехмандаров был командирован в Санкт-Петербург для сдачи экзаменов в Михайловскую артиллерийскую академию. Однако попытка оказалась неудачной, и осенью того же года Самедбек был прикомандирован к дислоцированной в Санкт-Петербурге 2-й артиллерийской бригаде. В 1881 году он был награжден орденом Св. Анны 3-й ст., а через год произведен в штабс-капитаны.

В июне 1885 года был переведен на Кавказ в 38-ю артиллерийскую бригаду, где прослужил девять лет. 16 декабря 1890 года С. Мехмандаров был произведен в капитаны, а 21 мая 1891 года награжден орденом Св. Станислава 2-й ст.

В 1894 году бригада была перемещена в Варшавский военный округ. В мае 1896 года Мехмандаров награжден был орденом Св. Анны 2-й ст. В январе 1898 года Самедбек производится в подполковники и назначается командиром 1-й батареи 3-го стрелкового артиллерийского дивизиона. В апреле 1898 года батарея была перемещена в Забайкалье и переименована во 2-ю батарею Забайкальского артиллерийского дивизиона. За отличие по службе в сентябре 1899 года Самедбек Мехмандаров был награжден орденом Св. Владимира 4-й ст.

В конце 1898 года в Китае вспыхнуло восстание ихэтуаней или, как его стали называть, «боксерское восстание». В июне 1900 года повстанцы совместно с китайскими войсками развернули активные действия против строящейся Китайско-Восточной железной дороги. В ответ на это царское правительство провело мобилизацию войск Приамурского военного округа и в начале июля направило в Маньчжурию отряды войск.

К участию в экспедиции в составе Мергенского отряда под командованием генерал-майора П.К. Ренненкампфа был назначен в Забайкальский артиллерийский дивизион. В первых числах августа отряд подошел к центру Хэйлунцзянской провинции — городу Цицикар и окружил его. Начальнику гарнизона было предложено открыть ворота города и сдаться. И тут произошел случай, который в полной мере характеризует Самедбека Мехмандарова как человека.

Из воспоминаний непосредственного участника событий Алиага Шихлинского: «Мимо С.Мехмандарова дефилировали колонны китайских войск, но без оружия. Получив приказ Ренненкампфа стрелять по ним, С.Мехмандаров возразил, что по безоружным людям стрелять он не может. Однако последовал новый приказ с угрозой, если он будет нарушен, то он будет привлечен к суду. С. Мехмандаров сделал несколько выстрелов, но поверх голов безоружных людей. Китайцы тут же вернулись в город».

В дальнейшем С. Мехмандаров распоряжением командующего войсками Приамурского военного округа с августа 1901 года по март 1902 года был направлен в город Хуланчен для командования частями Засунгарийского отдела. За отличие в китайском походе в 1902 году Самедбек Мехмандаров был произведен в полковники, награжден орденом Св. Владимира 3-й ст. с мечами и золотым оружием с надписью «За храбрость». В начале 1903 года Забайкальский артиллерийский дивизион вернулся в место постоянной дислокации — город Нерчинск.

В конце января 1903 года С. Мехмандаров уехал в Санкт-Петербург, где был зачислен в переменный состав Офицерской артиллерийской школы в Царском Селе. Завершив с отличием Офицерскую артиллерийскую школу, Мехмандаров в октябре 1903 года вернулся в Забайкалье и вновь вступил в командование 2-й батареей.

После начала русско-японской войны полковник Мехмандаров в феврале 1904 года был назначен командиром 7-го Восточно-Сибирского стрелкового артиллерийского дивизиона. Особое место в биографии С. Мехмандарова занимает героическая оборона Порт-Артура. Сухопутная линия обороны делилась на три фронта. В целях совершенствования управления огнем артиллерии для каждого фронта были назначены начальники артиллерии и при них были созданы штабы. Полковник С.Мехмандаров был назначен начальником артиллерии Восточного фронта. В течение всего периода обороны Порт-Артура Самедбек находился на передовых позициях.

Из дневника сотрудника порт-артурской газеты «Новый край» П. Н. Ларенко: «Полковник Мехмандаров (командующий всей артиллерией правого фланга) и подполковник Стольников относятся с удивительным презрением к личной опасности, ходят по батареям во время бомбардировок, будто не замечая рвущихся снарядов, ободряют этим других. Первый из них рыцарски храбр как кавказец, второй же, как бы спокойно, беззаветно покорен судьбе как человек религиозный».

13 октября во время очередного штурма японцев находившийся в форте» N3 полковник Мехмандаров был контужен в голову. Из дневника П.Н.Ларенко: «Из беседы с ранеными офицерами узнал еще кое-что про полковника Мехмандарова. Он человек самолюбивый, храбрый и строго требователен по отношению к своим подчиненным, ставит им в обязанность показывать примеры личного мужества. Будучи человеком горячего темперамента, высказывается довольно резко. Говорит, что ценит лишь людей разумно самолюбивых, которые способны на подвиги, и что главная мечта офицеров-карьеристов — сохранить свою жизнь и получить ордена без заслуги. Терпеть не может людей, прикрывающих свою трусость якобы преклонением пред идеями Л. Н. Толстого о непротивлении злу, о том, что не следует убивать, возмущается тем, что такие люди лезут в военную службу».

После капитуляции, 20 декабря, весь русский гарнизон крепости оказался в плену. Генералам, адмиралам и офицерам японцами было предложено, при условии дачи подписки о неучастии в войне, возвращение в Россию. Многие, дав подписку, вернулись на родину. Часть же генералов и офицеров, и в их числе Самедбек Мехмандаров, отказались от подписки, предпочитая разделить участь своих солдат.

Из дневника П. Н. Ларенко: «Вчера прибыл в крепость начальник японской артиллерии со штабом и разыскал полковника (произведенного во время осады в генерал-майора) Мехмандарова, начальника артиллерии правого фланга крепости, фактически руководившего там артиллерией с половины августа. Тот, было, оговорился, что почетные гости ошиблись, что они, наверно, желают видеть начальника крепостной артиллерии генерала Белого, но те ответили ему, что им интересно познакомиться именно со своим почтенным противником, с которым им пришлось так тяжело бороться. Сказали массу очень лестных комплиментов. Сознались, что потери японской артиллерии под Артуром большие — до 25 тысяч человек, что много японских орудий было подбито и что их задача была облегчена лишь недостатком в Артуре снарядов. Генерал Мехмандаров уехал в плен; он один из ярых противников сдачи и ухода «домой» под честным словом».

С декабря 1904 года по ноябрь 1905 года С. Мехмандаров находился в плену в Японии в городе Нагоя. За отличия в делах против японцев он еще 22 октября 1904 года, был произведен в генерал-майора. 24 октября 1904 года «в воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в делах против японцев в период бомбардировок и блокады Порт-Артура», награжден орденом Св. Георгия Победоносца 4-й ст. 4 января 1905 года за отличия в делах против японцев награжден орденом Св. Станислава 1-й ст. с мечами.

На основании приказа по военному ведомству N494 за 1906 год плен был засчитан за действительную службу. В декабре 1905 года генерал-майор Мехмандаров был назначен командиром 75-й артиллерийской бригады, которая впоследствии была переименована в 7-ю Восточно-Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду. В феврале 1906 года Мехмандаров был командирован в Санкт-Петербург для участия в работе комиссии по рассмотрению наградных представлений по Порт-Артуру. С июля 1906 года по июль 1907 года попеременно исполнял обязанности командира 7-й Восточно-Сибирской пехотной дивизии, а также начальника артиллерии 3-го Сибирского армейского корпуса.

Во время пребывания с сентября 1907 года в шестимесячном отпуске в Санкт-Петербурге приказом военного министра был назначен участвовать в заседаниях Верховного военно-уголовного суда по делу о сдаче крепости Порт-Артур японцам.

В июле 1908 года С. Мехмандаров за отличие по службе был произведен в генерал-лейтенанта и утвержден в должности начальника артиллерии 3-го Сибирского армейского корпуса. В мае 1910 года Мехмандаров возвращается на Кавказ, получив назначение на должность начальника артиллерии 1-го Кавказского армейского корпуса. В этот период он неоднократно исполнял обязанности командира корпуса. 31 декабря 1913 года. С. Мехмандаров был назначен командиром 21-й пехотной дивизии 3-го Кавказского армейского корпуса (командир — генерал от артиллерии В.А. Ирман). В состав дивизии входили: 81-й Апшеронский, 82-й Дагестанский, 83-й Самурский и 84-й Ширванский пехотные полки.

Первую мировую войну Самедбек встретил в Варшавском военном округе, куда был передислоцирован с Кавказа 3-й Кавказский армейский корпус. 10 августа 1914 года находившийся в резерве корпус был передан в состав 4-й армии Юго-Западного фронта (главнокомандующий генерал от артиллерии Н. Иванов) для участия в Галицийской операции. Под командованием Мехмандарова дивизия заслужила славу одной из лучших в русской армии. Особо отличился и сам командир дивизии генерал Мехмандаров.

Из наградного представления: «В период козеницких боев, под сильным огнем противника, переправился со 2-й бригадой вверенной ему дивизии через реку Вислу и в течение трех дней (27 -29 сентября 1914 г. — Ч.С.), отделенный от всякой поддержки рекой без всяких переправ, удерживался с названной бригадой на левом берегу реки, отбивая ряд атак гвардейского германского корпуса, нанося своими частями могучие штыковые удары и сам, переходя в наступление, несмотря на то, что бригада буквально со всех сторон расстреливалась жестоким огнем».

За этот подвиг Самедбек Мехмандаров был удостоен ордена Св. Георгия Победоносца 3-й ст. 11 декабря 1914 года генерал-лейтенант С. Мехмандаров был назначен командиром 2-го Кавказского армейского корпуса.

В своем последнем приказе 21-й пехотной дивизии 10 декабря 1914 года он отмечал: «Доблестная 21-я дивизия. По указанию Верховного Главнокомандующего … я назначен командиром 2-го Кавказского армейского корпуса. С назначением меня на высокий ответственный пост я должен покинуть ряды молодецкой дивизии. Расставаясь с вами, доблестными героями, обращаюсь к вам со своим прощальным словом. 11 месяцев я командую вами, причем последние 5 месяцев в условиях боевых. За это время, в особенности в боевой обстановке, я близко познакомился с вами. Служба ваша отмечена в ряде милостей, обращенных к вам, и известна всей России. Нет ни одного уголка нашего обширного отечества, где бы ни был известен наш корпус и, в частности, 21-я дивизия. Командовать вами, доблестными героями, считаю честью. С грустью покидаю вас, друзья мои. Расставаясь с вами, от искреннего сердца благодарю доблестные части дивизии за самоотверженную работу».

На завершающем этапе Лодзинской операции С. Мехмандаров командовал 2-м Кавказским армейским корпусом. Наступление германских войск вынудило русское командование осуществить глубокий отвод армий с левого берега Вислы. В начале декабря они отошли на рубеж рек Равка, Бзура и Нида, где перешли к жесткой обороне.

В своем приказе корпусу 17 декабря 1914 года генерал Мехмандаров поставил задачу «непременно удерживать занимаемые позиции на правом берегу реки Бзуры и принять меры для обеспечения построенных укреплений от захвата их противником, прочно удерживать их, пользуясь искусственными препятствиями, перекрестным и фланговым обстрелом подступов со стороны противника как ружейным, так и пулеметным огнем».

14 февраля 1915 года Высочайшим приказом за отличие в делах против неприятеля Самедбек Мехмандаров был удостоен Георгиевского оружия, украшенного бриллиантами «за то, что 9 и 10 октября 1914 г., преследуя в составе войск корпуса разбитую под Ивангородом германскую армию и встретив на линии Полично-Богуцинский лес шедшие ей на выручку превосходные австрийские силы, стремившиеся охватить фланг нашего боевого расположения, рядом штыковых ударов и решительным наступлением, лично находясь в боевой линии войск и неоднократно подвергая жизнь свою явной опасности, остановил движение противника и ударом во фланг обратил его в бегство. 11,12, и 13 октября 1914 г. отразил с большим уроном для неприятеля неоднократные попытки превосходных сил его обойти правый фланг нашего боевого порядка, принудив противника к поспешному отступлению по всему фронту, причем за один день -11 октября 1914 г.- нами были взяты 1 штаб-офицер, 16 обер-офицеров, 670 нижних чинов и 1 пулемет».

Кстати, в период первой мировой войны подобной награды удостоились всего восемь военачальников, а Самедбек Мехмандаров был единственным среди них мусульманином. 23 марта 1915 года он был произведен в генералы от артиллерии.

В августе 1915 года, в период отхода русских армий из Польши и южной части Прибалтики, вызванных Горлицким прорывом и наступлением германских и австрийских войск, был создан Западный фронт, в состав 10-й армии которого вошел 2-й Кавказский армейский корпус генерала Мехмандарова.

В августе-октябре войска 10-й армии вели тяжелые оборонительные бои за Вильно и по ликвидации прорыва германских войск в районе Свенцяны. 2-й Кавказский армейский корпус был усилен двумя пехотными дивизиями, и это объединение получило наименование «Группа генерала Мехмандарова».

Из приказа генерала Мехмандарова войскам группы: «От всех начальствующих лиц требую твердой воли, смелости, решительности, находчивости, проявления частной инициативы и разумной распорядительности; всем частям группы доводить оборону вверяемых участков до полного напряжения сил и до истощения всех средств; ответственность возлагаю на командиров частей и начальников дивизий; обратить особое внимание на развитие в частях дисциплины и на поддержание порядка, помятуя, что без этого не может быть никакого успеха, командирам полков быть ближе к своим частям и возможно чаще посещать окопы; в случае замешательства во время боя немедленно выезжать для восстановления порядка начальникам дивизий или командирам бригад».

9 апреля 1915 года Мехмандаров был удостоен ордена Белого Орла с мечами, а 15 октября того же года — ордена Св. Александра Невского с мечами.

В марте 1916 года началась Нарочская наступательная операция русских войск, проводившаяся по просьбе союзников в связи с их тяжелым положением под Верденом. Цель операции — отвлечь как можно больше германских войск с Западного фронта.

В составе 10-й армии группа генерала Мехмандарова наносила вспомогательный удар из района Молодечно в общем направлении на Вильно. Однако Нарочская операция не получила развития: наступление оказалось не подготовленным.

Подготовка кампании 1917 года проходила в чрезвычайно сложной обстановке. В России неуклонно ширилось революционное движение. Страна была в глубоком политическом кризисе. С падением в марте 1917 года царизма армия стала ареной острых политических столкновений классов и партий. На сознание солдата оказывали давление демагогические лозунги, звучавшие со всех сторон. В

оенный министр Временного правительства А.И. Гучков информировал Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии М.В. Алексеева: «Временное правительство,- писал он, — не располагает какой-либо реальной властью и его распоряжения осуществляются лишь в тех размерах, кои допускает Совет рабочих и солдатских депутатов. По военному ведомству ныне представляется возможным давать лишь те распоряжения, которые не идут коренным образом вразрез с постановлениями вышеназванного Совета».

«Разложившаяся армия — не армия, а вооруженная толпа, — подчеркивал Верховный главнокомандующий генерал М.А.Алексеев,- страшная не для врага, а для своего народа и для той свободы, которую он только что завоевал».

По данным Штаба главнокомандующего армиями Западного фронта, в течение первых месяцев после падения царизма только в 10-й армии, в состав которой входил 2-й Кавказский армейский корпус, было насильственно отстранено от службы 24 начальствующих лица звена корпус-полк. В числе их был и генерал от артиллерии Самедбек Мехмандаров.

Из рапорта временно командующего 2-м Кавказским армейским корпусом генерал-лейтенанта В.О. Бенескула военному министру А.И. Гучкову: «Доношу, что 28 сего марта во второй Кавказской гренадерской дивизии произошли непорядки (дивизия отказалась стать на позиции. — Ч.С.), в результате которых комитет офицерских и солдатских депутатов постановил выразить недоверие находившимся в то время в дивизии командиру корпуса генералу от артиллерии Мехмандарову, командующему дивизией генерал-майору Никольскому и начальнику штаба дивизии подполковнику Войцеховскому и предложил им оставить свои должности, на что эти лица выразили свое согласие».

Как сообщал генерал Бенескул, были попытки осуществить арест указанных лиц. Однако депутатов удалось уговорить, и все указанные начальники беспрепятственно возвратились в свои штабы для сдачи должностей. Дело это имело трагические последствия. 31 марта прибывший в корпус по приказанию командующего 10-й армией генерала от инфантерии В. Н. Горбатовского генерал С.Марков (генерал для поручений при командующем армией. — Ч.С.) подверг жесткому разносу генерала Бенескула за некорректность принятия им командования корпусом из рук толпы солдат во главе с известным демагогом прапорщиком Ремневым. На следующий день генерал-лейтенант Бенескул застрелился.

18 апреля 1917 года генерал Мехмандаров был зачислен в резерв чинов при штабе Минского военного округа, а 8 июля был направлен в Петроград и назначен членом Александровского комитета о раненых. Во второй половине года генерал Мехмандаров вернулся в бывшую штаб-квартиру 21-й пехотной дивизии во Владикавказ.

Так завершилась 44-летняя безупречная служба Самедбека Мехмандарова в российской армии. Впереди его ждали новые нелегкие испытания.

28 мая 1918 года в Тифлисе Национальным советом Азербайджана была провозглашена Азербайджанская Демократическая Республика. Буквально на следующий день командир Отдельного Азербайджанского корпуса генерал-лейтенант Алиага Шихлинский направил рапорт правительству республики с подробным планом создания на базе управления корпуса военного министерства. К сожалению, со стороны правительства никакой реакции не последовало. Осуществление руководства военным строительством молодой республики было передано находившемуся к этому времени в Азербайджане командующему Кавказской исламской армией генерал-лейтенанту Нури.

В начале июля Отдельный Азербайджанский корпус турецким командованием был расформирован и его части влиты в состав Кавказской исламской армии. Командир корпуса генерал А.Шихлинский был назначен состоять в распоряжении командующего Кавказской исламской армией генерал-лейтенанта Нури, т.е. никакой должности ему предоставлено не было. После освобождения Баку 15 сентября 1918 года частями Кавказской исламской армии турецким командованием была предпринята попытка воссоздания корпуса, однако она была обречена на неудачу.

Из рапорта временно командующего корпусом Генерального штаба полковника Г.Салимова председателю Совета министров:

«В настоящее время так называемый азербайджанский корпус существует только на бумаге. В действительности имеются только сильно потрепанные остатки 9-го и 10-го турецких полков, включенные в эти дивизии как кадр для обучения предполагаемых к прибытию молодых аскеров. Конница также в жалком состоянии, ибо, не имея денег в течение почти двух месяцев, она не могла ни существовать, ни организовываться. Организация артиллерии в зачаточном состоянии, хотя и имеются орудия в достаточном количестве, но нет ни офицеров, ни лошадей, ни снаряжения. Имеются налицо новобранцы, но они все босы, ободраны, полуголодны. Почти все аскеры в провинциях Азербайджана ведут полуголодное существование за счет местного населения. Даже в таком большом и богатом городе, как Баку, солдат нечем кормить, а лошади по три дня едят одну только землю. Нельзя все время питать аскера одним только «ун-шорбасы». В Сальянских казармах солдаты с голодным брюхом и на голых досках с жадностью смотрят на стакан чая, появляющийся у кого-нибудь. Нельзя создать армию без пропитания, одежды, лошадей и снаряжения. Полуголодного, не одетого и не обутого солдата, естественно, будет тянуть домой, отсюда и вся причина массового побега молодых аскеров со службы. Не только полуголодное существование ведут аскеры, но и офицеры создаваемой армии влачат жалкое существование. Полуголодная и босая армия очаг всякой заразы, не исключая и большевиков».

И только после того, как постановлением Совета министров Азербайджанской Республики 1 ноября 1918 года было учреждено Военное министерство, которое возглавил председатель Совета министров Фатали Хан Хойский, а товарищем (заместителем) к нему был назначен, приглашенный из Владикавказа, генерал от артиллерии Самедбек Мехмандаров, началась планомерная и целенаправленная работа по созданию национальных вооруженных сил. И уже 25 декабря генерал артиллерии Мехмандаров был назначен военным министром.

Приказ по Военному ведомству Азербайджанской Республики N4 от 3 января 1919 г. Гянджа:

«1. Возвратившись сего числа из г. Баку, я вступил в управление Военным министерством, командира Азербайджанского корпуса ген.-лейт. Шихлинского прошу обратиться к исполнению своих обязанностей. 2. В 25-й день декабря 1918 г. я назначен военным министром Азербайджанской Республики, о чем объявляю по военному ведомству. 3. Командир Азербайджанского корпуса ген.-лейт. Шихлинский постановлением Совета министров от 29 декабря 1918 г. назначен помощником военного министра. Военный министр генерал от артиллерии Мехмандаров».

Из обращения Самедбека Мехмандарова к гражданам Азербайджана 25 декабря 1918 года:

«С весны текущего года Азербайджан выделился в самостоятельное государство; с этого момента все усилия людей, стоящих у власти нашей страны, были направлены к тому, чтобы не допустить в стране анархии и восстановить законность там, где она была нарушена. Для этой цели в числе других правительственных мероприятий было решено создать собственные вооруженные силы, т.е. сформировать азербайджанские войска. В настоящее время я принял на себя обязанность сформировать наши войска. Я обращаюсь ко всему населению нашей страны с просьбой от имени нашей дорогой родины, во имя любви к ней и во имя вашего высокого патриотического чувства помочь мне в деле формирования нашего войска, которое нам необходимо для поддержания законности в стране. Это мое воззвание будет расклеено по всей стране, и пусть грамотный прочитает его неграмотному».

Из выступления военного министра Мехмандарова на заседании парламента по вопросу утверждения штатов Военного министерства 25 февраля 1919 года:

«Эта шумиха была поднята теми господами, которым я не позволил смотреть на азербайджанскую казну, как на дойную корову, а на военное ведомство, как на богоугодное заведение. Я заявляю, что, как до сих пор, я и впредь буду следовать принятому мною плану и идти по намеченной дороге, и никакие силы не смогут сдвинуть меня с намеченного пути».

В результате огромных усилий Военного министерства к началу 1920 г. в составе азербайджанской армии были две пехотные дивизии трехполкового состава, одна конная дивизия того же состава и две артиллерийские бригады двухдивизионного состава.

Кроме того, были созданы и оснащены три бронепоезда, бронированный автовзвод, авиаотряд, позиционные батареи, крепостной батальон. Было также создано Военное училище и сформированы саперная, пулеметно-гренадерская и военно-железнодорожная школы. Начато было формирование частей 3-й пехотной дивизии, гаубичного дивизиона, 4-го конного полка. К началу 1920 года общая численность Национальной армии, согласно архивным документам, составляла около 20 тысяч человек. Предполагалось создание достаточно мощных военно-морских сил. Однако планам этим не суждено было сбыться.

Чтобы дать возможность читателям в полной мере ощутить атмосферу последних часов существования АДР и ее армии, приведем без комментариев только несколько документов.

Телеграмма военного министра генерала от артиллерии Самедбека Мехмандарова командиру 1-й пехотной дивизии генерал-майору Джавадбеку Шихлинскому 27 апреля 1920 г.:

«Большевики напали на ст. Ялама, продвигаются дальше, заняли Худат, положение критическое. Приказываю сегодня же выслать в Кызыл-Бурун из Казаха один батальон и из Гянджи один батальон, по возможности, каждый силою не менее 500 штыков с пулеметами; подвижной состав уже подан. О времени выступления телеграфируйте, ожидаю прибытия этих батальонов завтра. Генерал Мехмандаров».

Телеграмма генерал-майора Джавадбека Шихлинского военному министру генералу Самедбеку Мехмандарову. Гянджа , 28 апреля 1920 г.:

«В 22 часа проследовали Гянджу бронепоезда N1 и N2 и в час ночи выступят со станции Акстафа батальон с пулеметной ротой Агдашского полка и со станции Гянджа батальон с пулеметной ротой Гянджинского полка. Генерал-майор Шихлинский».

Приказ по военному ведомству Азербайджанской Республики N237 28 апреля 1920 г.:

«Постановлением азербайджанского парламента признана новая советская власть. Объявляя об этом, приказываю: 1. Во всех частях, штабах, управлениях, учреждениях и заведениях военного ведомства продолжать работу так же, как было до сих пор до передачи новой власти. 2. Так как в военном ведомстве на много сотен миллионов имущества, продовольственных запасов, денег, вооружения, снаряжения и проч., то объявляю, что ответственность за похищение, растрату, неправильное и незаконное расходование денег и др. преступные деяния — ответственными, помимо непосредственно виновных в совершении этих деяний, будут и те лица, которые отвечают за порядок и законное ведение хозяйства в своих частях, управлениях, учреждениях и заведениях военного ведомства. Военный министр генерал от артиллерии Мехмандаров».

Приказ по военному ведомству Азербайджанской Республики от 28 апреля 1920 г. N238:

«Сего числа я сдал свою должность вновь назначенному советской властью военному и морскому комиссару Чингизу Ильдрыму. Объявляя об этом, я на прощание выражаю свою сердечную благодарность всем моим дорогим сослуживцам за их честную и доблестную службу. Не сомневаюсь, что они и при новой власти также будут служить честно и доблестно на благо всем нам дорогого Азербайджана. Прощайте, от всей души и от всего сердца желаю всем вам, от самого старшего до младшего аскера, всякого благополучия, успеха и счастья как в трудовой, так и в семейной жизни. Дай-то Бог.

Военный министр, генерал от артиллерии Мехмандаров.
Вр. и.об. начальника штаба армии, генерал-майор Гайтабаши»…

 

Loading...