Азербайджанский художник Гусейн Ахундов: история жизни

О.БУЛАНОВА

Гусейн Мамед оглу Ахундов — замечательный азербайджанский художник, члена Союза художников СССР.

Ахундов родился 28 апреля 1921 года в абшеронском селе Балаханы близ Баку. Яркая абшеронская природа, золото песка и солнца, лазурь моря и неба, зеленая вязь виноградной лозы, янтарь инжира, кружево тени тутовника — все это формировало художественное восприятие мира будущего художника.

Учась еще в седьмом классе средней школы, Гусейн стал посещать Азербайджанский художественный техникум, куда его отвела старшая сестра, видевшая, сколько времени и энергии ее братишка посвящает рисованию. В художественном техникуме его соседями в студии были будущие известные азербайджанские художники, такие, как Ага Мирзазаде, Абдул Халыг, Микаил Абдуллаев, Октай Садыхзаде и другие.

В 1939 году Гусейн Ахундов поступил на художественный факультет во Всесоюзный государственный институт кинематографии (ВГИК). Учился юноша прекрасно, но успел окончить только два курса: помешала война. С первого же дня войны он ушел на фронт, доблестно воевал, участвовал в обороне Москвы и во многих других сражениях, был тяжело ранен…

В 1943 году он так же тяжело был ранен во второй раз. В том бою немецкий снайпер обстреливал территорию, которую должны были преодолеть советские подразделения. Один из соотечественников Ахундова — Абдул Гусейнов — попытался ползком пройти небольшой участок пути, но попал под шквальный огонь, был ранен и потерял сознание. Когда он пришел в себя, то увидел Гусейна Ахундова, который оказывал ему первую помощь — перевязывал рану. А через два часа после этого Гусейн и сам был тяжело ранен.

После этого пути двух земляков разошлись, и только через двадцать пять лет они встретились совершенно случайно — в московском метро. Радости от встречи двух однополчан невозможно было передать. А когда в Москве силами одной из азербайджанских диаспор торжественно отмечалось 90-летие художника, был приглашен и Абдул Гусейнов.

В 1944 году Гусейн Ахундов был награжден медалью «За отвагу», а в 1985 году ему был вручен Орден Отечественной войны II степени. В этом случае говорят: награда нашла своего героя. (Впоследствии молодой ветеран Великой Отечественной был награжден и несколькими юбилейными медалями.) После второго ранения под Курском Гусейн Ахундов был отправлен в госпиталь. И надо ж было так распорядиться судьбе, что госпиталь этот располагался в родном Баку.

После выписки из госпиталя Гусейна Ахундова как художника пригласили на киностудию «Азербайджанфильм» для работы над картиной, которой суждено было стать легендарной и в прямом смысле слова культовой, быть переведенной на 86 языков и прокатываться в 136 странах. Речь идет, конечно, о фильме «Аршин мал алан», премьера которого состоялась в 1945 году.

Не дожидаясь окончательного выздоровления, Ахундов с головой окунулся в интереснейшую работу. При минимуме средств — все-таки время-то военное, все средства шли на нужды фронта — нужно было добиться максимального результата, и от работы художника очень многое зависело. То, что получилось благодаря самоотверженному труду сплоченного творческого коллектива, превзошло все ожидания: сложно вспомнить другую картину «Азербайджанфильма», получившую больше наград и большее признание.

В том же 1945 году Гусейн Ахундов, вернувшийся к тому времени в Москву (из-за ранения он был комиссован), окончил знаменитый ВГИК, стал дипломированным художником кино и получил предложение работать на киностудии «Мосфильм». Став, таким образом, первым в истории азербайджанцем, зачисленным в штат этой киностудии.

Конечно, сам Ахундов об этом тогда вряд ли думал, однако факт остается фактом. За годы своей работы Гусейну Ахундову посчастливилось работать с такими выдающимися мастерами советского кинематографа, как Григорий Александров, Иван Пырьев и Александр Птушко.

Как художник он участвовал в создании таких фильмов, как «Весна» (1947), «Идиот» (1958), «Сампо» (1958), «Белые ночи» (1959), «Человек без паспорта» (1965) и в двух десятках других картин, разрабатывая эскизы декораций.

Еще одно направление его творчества — это великолепные киноплакаты. Работал Гусейн Ахундов невероятно быстро, успевая в месяц делать иногда по три плаката, тогда как другие художники не всегда поспевали нарисовать один. В более позднее советское время подобная работа не считалась престижной, ее делали художники- оформители, считавшиеся как бы низшим рангом в художественной среде.

А во времена Ахундова это был высокооплачиваемый художественный труд, какой простому оформителю бы просто не поручили. Хорошие гонорары за подобную работу позволяли художнику не хвататься за любую подвернувшуюся халтуру, не писать на заказ все, что ни попросят. Это давало и возможность уважать самого себя, не размениваясь на «заказуху», и в то же время иметь творческую независимость и свободу, без которых, как всегда был убежден Гусейн Ахундов, не может существовать настоящее искусство.

На «Мосфильме» Гусейн Ахундов проработал до середины 70-х годов. Причем не только как художник, но и как актер эпизода. На его счету работы в таких фильмах, как «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» (1965), «Человек без паспорта» (1965), «Республика ШКИД» (1966), «Шестой» (1981), «Инспектор ГАИ» (1982). К сожалению, только в «Операции «Ы»…» он есть в титрах как актер, во всех остальных фильмах его фамилия в титрах отсутствует. Это в наши дни принято перечислять в титрах даже буфетчиков и водителей, не говоря уже о массовке и об актерах эпизода, а в советские времена попасть в титры мог далеко не каждый.

С середины 70-х Гусейн Ахундов все свое время посвящает исключительно живописи. Хотя еще в 1953 году им был оформлен один из павильонов ВДНХ. За свой несомненный талант Гусейн Ахундов был принят в члены Союза художников СССР, участвовал во многих московских выставках — в Манеже, в выставочной галерее на Кузнецком мосту, в Центральном доме художника на Крымской набережной… Много работ азербайджанского живописца находится в частных коллекциях в Польше. Гусейн Ахундов был великолепным портретистом, который мгновенно схватывал характерные черты и легкими взмахами черного фломастера переносил их на бумагу.

Однажды — это было в Берлине, когда Ахундов участвовал в тамошней выставке, — к нему выстроилась целая очередь за блиц-портретом. Его умение делать быстрый характерный графический портрет буквально поражало. Иногда его цепкий глаз схватывал не только то, что явно, но и то, что скрыто, и даже то, каким человек может стать через несколько лет.

Многие отмечали, что сделать портрет у Ахундова — все равно что к Ванге сходить. В одном из интервью Гусейн Ахундов как-то сказал, что «Лица с «ястребиным» профилем или с «сократовским» лбом рисовать легко. А вот когда острой выразительности в лице нет, тогда сканируешь характер. Порой часами «разговариваешь» человека, чтобы тронуть в нем потаенные струны, пробудить эмоции, без которых портрет мертв как полароидный снимок…».

Еще у него изумительно получались натюрморты — изысканные, сочетающие композиционную устойчивость «малых голландцев» и яркое колористическое буйство ранней абшеронской школы. Не менее выразительными были и пейзажи — яркие, насыщенные чудесным светом и цветом, самобытные, сочные и живые. И очень добрые.

И вот что характерно… Хоть Великая Отечественная и оставила неизгладимый след в душе, но войну Гусейн Ахундов не рисовал никогда. Он считал, что это слишком кроваво и грязно, чтобы еще в искусство тащить. Зато он с удовольствием «тащил в искусство» красоты родной природы — несмотря на то, что большую часть своей жизни он прожил в России.

Но даже живя вдали от родины, он не утратил своей к ней любви, уважения к народным традициям, ко всему азербайджанскому. Детство и юность, проведенные в Азербайджане, стали стержнем всей его дальнейшей жизни и всегда подпитывали его в творчестве.

Одна из наиболее значительных работ Гусейна Ахундова — это участие его в реставрационных работах в палатах Волковых-Юсуповых в Большом Харитоньевском переулке. Причем азербайджанский живописец был не просто одним из исполнителей, а главным художником всех работ. Это было крайне ответственным заданием, ведь Юсуповский дворец — один из объектов культурного наследия федерального значения, принадлежал князю Николаю Борисовичу Юсупову (1750-1831), государственному деятелю и дипломат, любителю искусства, одному из крупнейших в России коллекционеров и меценатов, владельцу подмосковных усадеб Архангельское и Васильевское.

В дальнейшем палаты принадлежали роду Юсуповых вплоть до Октябрьского переворота. Это одна из самых старых гражданских построек Москвы. Возведение здания относят к XVII веку или даже ранее, основываясь на легенде, что первым их владельцем был Иван Грозный. В начале XIX века здесь проводились светские встречи, а в 1801-1803 годах здесь жил великий русский поэт А.С. Пушкин. Так что ответственность была огромной, но опыт и талант Гусейна Ахундова помогли ему справиться с этой работой. Он был вторым художником, кому были доверены реставрационные работы в этих палатах — после знаменитого Игоря Грабаря.

Скончался Гусейн Мамед оглу Ахундов 6 февраля 2015 года в Москве на 94-м году жизни. Он прожил долгую жизнь — и человеческую, и творческую. Все было в ней — и трудности, и война, и награды, и почет, и звания, и семья…

А еще Гусейн Ахундов имел то, что является самым главным для любого созидателя: неиссякаемый источник вдохновения, запас творческих сил, любовь к жизни и, конечно, востребованность его как художника, признание при жизни.

Loading...