Эра воинствующих амазонок, или Родина амазонок — Кавказ?

М. МУРСАЛОВА

Первое упоминание об отважных женщинах-воительницах — амазонках — встречается в греческой литературе и принадлежит перу «отца истории» Геродоту. В его рассказе, повествующем о сарматах (древних предках одной из дагестанских народностей), дается описание встречи с воинственным племенем женщин. Придав образу амазонки немного таинственности, греческие поэты воспевали их в своих произведениях чаще других.

У остальных, по-видимому, облик женщины, закованной в доспехи, просто не вызывал столь романтического настроя. Нельзя отметать возможной политической окраски данного «пиара», ведь родина греческих поэтов на протяжении не одного столетия представляла собой военный лагерь. По этой причине амазонки ассоциируются у нас с романтикой, свободолюбием и однозначно с греческой мифологией.

Один из двенадцати подвигов Геракла, сына бога — битва с воинственными амазонками, из которой он вышел победителем не без помощи своего могущественного отца. Другой мифологический персонаж — Ахилл, сражавшийся с самой царицей амазонок Пентесилеей, узнал о том, что отважный воин на самом деле — женщина — только после окончания битвы и был сражен ее красотой. Существует легенда, которая может иметь под собой и реальную почву. Во времена завоевательных походов Александра Македонского к нему явилась царица амазонок прекрасная Филестра, у которой имелась армия из 120 тысяч вооруженных всадниц и предложила заключить союз.

«Я прибыла, чтобы подарить тебе сына, — самоуверенно заявила она могущественнейшему из мужчин, — если родится дочь, я заберу ее себе. Ибо нет выше меня женщины по силе и храбрости и нет мужчины, славнее тебя».

История не сохранила все подробности аудиенции, однако доподлинно известно, что против амазонок Александр не воевал.

Амазонками на самом деле древние греки называли воинственное племя женщин, которое основало свое государство на реке Фермодонт в Малой Азии, а затем, совершая успешные походы на юг и на север, подчинило себе сирийские и фракийские земли. Также в различных древних источниках часто упоминаются амазонки, жившие в Меотиде (район Азовского моря). Имеются сведения о женском царстве, находящемся где-то в полумесяце пути от Самарканда в Китай, где отсутствовали не только мужчины, но и в стадах паслись животные исключительно женского пола.

Об амазонках, живших в бассейне реки Кюр (Кура) ходили легенды, что в случае нападения на их племя они собирали мужчин из близлежащих яйлагов и силой заставляли воевать вместо себя. Видимо, высокая степень организованности, выработанная военной дисциплиной и владение боевым искусством позволяли вести себя столь агрессивно по отношению к мирным пастухам.

Судя по археологическим данным и народному эпосу многих стран амазонки — реалия древней жизни многих народов, населяющих разные континенты. Так, существуют сведения о ливийских амазонках. Ливийские амазонки, по описанию Диодора Сицилийского (I в. до н. э.), под предводительством Мирины прошли Египет и Аравию, покорили всю Сирию, прошли в Малую Азию, где основали ряд городов и святилищ, назвав их своими именами: Мирина, Смирна, Мартезия, Отрера и др. Следуя летописным данным, Мирина в конце концов погибла с большей частью своего войска в очередном бою во Фракии, а оставшиеся амазонки вернулись в Ливию (Диодор Сицилийский. Библиотека).

Есть и сравнительно «свежие» свидетельства об амазонках. В воспоминаниях морского офицера французской армии от 1860 года фигурируют африканские амазонки, составляющие личную охрану абомейских королей. Беспощадные, бесстрашные, хорошо владеющие как холодным, так и огнестрельным оружием, они наводили ужас на врага во время боевых действий. На период службы они давали обет безбрачия и составляли охранную свиту короля из 6000 женщин.

Позже амазонками стали называть себя женщинами-аристократками, красовавшимися в специальных женских седлах и одетыми в платья особого покроя для верховой езды, получившие также название «амазонки». У настоящей же античной амазонки на самом деле не было никакого платья, как и у ее лошади — седла. Мода на амазонскую тему не исчезала на протяжении нескольких сот лет и отразилась в произведениях искусства и литературы. Не без ее влияния надела гусарский мундир героиня 1812 года Надежда Дурова — прототип героини Л.Голубкиной в «Гусарской балладе».

Этимология слова «амазонка» так до конца и не изучена. Одни считают, что произошло оно от слова «безгрудая». Русский исследователь В.Тредиаковский уверял, будто слово «амазонки» славянского происхождения и означает «омуженки», то есть омуженные (мужеподобные) женщины. Советский академик Н.Марр, крупный специалист в области древних языков считал, что «амазонка» означает «женская конница». Скорее всего, последнее утверждение более правдоподобно. Легендарные имена амазонок — Ипполита, Меланиппа, Алкиппа и др. — содержат в себе корень «гиппос», что с греческого переводится как «конь».

Три особенности отличали амазонок Фермодонта от покоренных ими соседей, повествует Геродот: у них было оружие, изготовленное из железа, единственная в этой части света боевая колесница и, наконец, самое удивительное — не только войско, но и все государство целиком состояло из женщин. Амазонки великолепно стреляли из лука, метали копье.

Благодаря своим лошадям они догоняли бегущих врагов неожиданно для последних, сами же оставляли своих преследователей далеко позади, как рассказывал древний историк Лисий. Амазонки были вооружены луком, топором и копьем (Страбон. География), имели щиты и котурны (Плутарх. Жизнь Помпея), мастерски владели искусством набрасывания аркана. Из шкур диких зверей изготавливали себе шлемы, плащи и пояса (Страбон. География).

Доступ мужчинам в столицу амазонского государства был строжайше запрещен. Для того, чтобы заиметь потомство, амазонки раз в год, весной в специально раскинутых лагерях ненадолго сходились с мужчинами из соседних племен. Право выбора, как можно догадаться, по-прежнему оставался за ней. Редкие случаи проявления воли в форме желания либо отказа для мужчин оканчивались его гибелью. Лагерь охранял спецотряд вооруженных амазонок. Юная амазонка получала право стать матерью только после того, как истребит не менее трех врагов. Родившихся мальчиков по одним сведениям убивали, по другим — отдавали отцам. Еще в младенчестве девочкам прижигали правую грудь, что, по их убеждению способствовало укреплению мускулатуры правой руки, а также не мешало стрелять из лука или метать копье.

Античная традиция донесла до нас имена дев-воительниц, прекрасных цариц: Ипполиты, Антионы, Фалестры, Пенфесилии, под предводительством которых амазонки совершали далекие военные походы, властвовали над многими народами, порабощали своих соседей. Все античные авторы, писавшие об амазонках, подчеркивают их свободное, независимое поведение и высокомерное отношение к мужчинам. Однажды, повествует Геродот, эллинам все же удалось одержать над ними победу в сражении на реке Термодонт. Погибла их предводительница бесстрашная Антиона. Захватив пленниц, они отплыли обратно на трех судах.

Однако в море женщинам (кто бы сомневался) удалось перехитрить отважных, но наивных греков-мужчин и перебить их всех до одного. Вскоре амазонки остановились на землях свободных скифов у г. Кремны на Меотийском озере (Азовское море). Для сведения: скифы — это племена, вытеснившие в 7-8 тыс. до н. э. киммерийцев из Причерноморья. Они говорили на языке, близком к древнеиранскому, о чем можно судить по личным именам скифов, а также по названиям крупнейших рек бывшей Скифии — Дон, Днепр, Днестр, Дунай. Сами себя скифы называли сколотами, а персы называли их саками.

Итак, сойдя с кораблей, воинственные женщины начали грабить земли скифов. Поскольку они отличались крепким сложением и имели защитную броню, скифы приняли их за мужчин и вступили в битву с ними. То, что бились они с женщинами, скифские воины узнали только после битвы, осматривая трупы поверженных воительниц.

Скифы были поражены их необычайной красотой. Тогда на совете благородные воины решили не убивать более амазонок, а послать к ним своих юношей с целью иметь детей от этих славных, крепких здоровьем и красивых женщин. Скифские юноши на свой страх и риск стали лагерем по соседству. Но амазонки по достоинству оценили благородство смелых и сильных мужчин, которые, по описанию тех же историков, обладали к тому же особым шармом и множеством мужских достоинств: «имели совершенно дикий вид: с густыми длинными спутанными кудрями, облаченные в шкуры диких зверей, с хорошо развитой мускулатурой, воинственные и бесстрашные».

Но, по-видимому, главную роль здесь все же сыграл инстинкт — женщины подсознательно почувствовали, что встретили, наконец, спутников, на которых можно переложить часть своих проблем и просто спокойно пожить «за каменной стеной». Вскоре скифы и амазонки стали жить вместе. Несколько времени спустя скифы предложили амазонкам переселиться в общество их родных. Но амазонки отказались, заявив, что они не уживутся со скифскими женщинами.

«У нас с ними, — говорили амазонки, — не одинаковые обычаи: мы стреляем из луков, мечем дротики, ездим верхом, а женским работам не обучены, между тем ваши женщины не делают того, что делаем мы, а занимаются женскими работами. Если вы хотите иметь нас вашими женами, то ступайте к вашим родителям, возьмите свою долю имущества, вернитесь к нам, и мы будем жить отдельно». Скифские юноши так и поступили, «уж очень красивы и горды были дикарки и ненасытны в любовных утехах».

В сочинениях античных авторов более позднего времени: Эфора, Диодора Сицилийского, — явно видна связь легенды об амазонках с сообщениями о савроматах (сарматах). Так, Диодор Сицилийский, сведения которого не зависимы от Геродота и Эфора, но опираются, как и сочинения этих авторов, на местную традицию и рассказы, в своем труде «Библиотека» в разделе «Древнейшая история Скифии» тоже сообщает о народе, живущем под управлением женщин у реки Термодонт. Женщины этого племени занимались военным делом наравне с мужчинами.

«Говорят, — пишет Диодор, — что одна из них, имевшая царскую власть, отличалась мужеством и силой. Составив войско из женщин, она стала обучать их военному делу и покорила кое-кого из соседей. Возгордившись вследствие удач, провозгласила себя дочерью Ареса, а мужчинам предоставила прясть шерсть и исполнять домашние женские работы. Затем издала законы, которыми женщин вызывала на состязания, а мужчинам предоставляла смирение и рабство» (Диодор Сицилийский. Библиотека).

Геродот подчеркивает далее, что именно от браков скифов с амазонками пошел народ сарматов, то есть он генетически связывает сарматов не только со скифами, но и с амазонками. «Отсюда сарматские женщины ведут их нынешний образ жизни: вместе с мужчинами и без них ездят верхом на охоту и на войну, носят одинаковую с мужчинами одежду, — пишет историк. И далее, — Относительно браков соблюдается у них следующее правило: ни одна девушка не выходит замуж, прежде чем не убьет врага, некоторые доживают до старости девушками, потому что не могли выполнить это требование» (Геродот. История).

Сведения о том, что сарматские женщины возглавляли целые племена, находим и у Полиена, жившего при римских императорах Марке Аврелии и Луции Вере, в его рассказе об Амаге — жене царя сарматов Мидоссака. Полиен сообщает, что Амага, видя, что муж ее предается разгулу и пьянству, большей частью чинила суд и расправу сама. Сама расставляла гарнизоны в своей стране, отражала набеги врагов и помогала обижаемым соседям.

«Блестящая слава о ней разнеслась по всей Скифии… Амага послала скифскому царю приказание прекратить набеги на Херсонес, когда же скиф не послушался, то она выбрала 120 человек, сильнейших душой и телом… и, проскакав с ними 1200 стадий, внезапно явилась ко двору царя и перебила всех стражей, стоящих у ворот, Амага убила царя, а страну отдала херсонесцам; вручив царскую власть сыну убитого, приказала ему править справедливо и, помнив кончину отца, не трогать соседних эллинов и варваров» (Полиен. Военные хитрости).

По одним сведениям, амазонки жили отдельно от мужчин, общаясь с ними раз в год с целью деторождения и продолжения славного рода амазонок. По сообщениям Диодора Сицилийского, они жили вместе. Но все же, «в то время, как женщины совершали блистательные походы, мужчины находились в подчиненном положении, занимаясь домашним хозяйством и воспитанием детей» (Диодор Сицилийский. Библиотека).

Если амазонки жили отдельно от мужчин и имели только общих детей, то, как правило, девочек они оставляли у себя, а мальчиков отдавали отцам (Страбон. География). Если же они жили вместе, то обычно матери-амазонки калечили своих детей мужского пола (Диодор Сицилийский. Библиотека) или убивали их тотчас по рождении (Юний Юстин), чтобы воспрепятствовать их восстанию в будущем против женской власти.

Во многих греческих источниках встречаются многочисленные свидетельства однополой любви амазонок. Хотя по сравнению с другими авторами, греческие, конечно же, имели более свободные и смелые взгляды. Пример тому — описание знаменитого острова Лесбос, населенный исключительно женщинами, от названия которого пошло определение «лесбийская любовь». Повествование об этом также «безболезненно» включено в греческую мифологию. Такие факты не просто художественный вымысел авторов на потребу развращенным вкусам пресыщенной греческой знати.

В реалистичности данного факта ученые единодушны — долгая вынужденная (а тем более, искусственная) изоляция полов нередко ведет к появлению чувства любви и привязанности к себе подобному. Потому как человек не всегда отвечает за свои спонтанные плотские желания — за них отвечают специальные гормоны. Потому так важна, по мнению тех же ученых-физиологов, своевременная и правильная ориентация молодого человека. Но вернемся к нашим амазонкам.

Греческие писатели более позднего времени — Страбон и Плутарх — локализовали амазонок конкретно на Кавказе — в Скифии. Эти сообщения имеют под собой реальную почву, поскольку на Кавказе в настоящее время открыты погребения женщин-воительниц. Страбон — географ и историк, участник римских походов на Кавказ, в обязанности которого входило описывать подробности увиденного, рассказывает о племени амазонок, проживающем в горах по соседству с племенами легов и гелов (предков лаков и других народностей Дагестана), «отечество которых отделяется от амазонок рекой Мармадались».

Правда, выжигание груди здесь не практиковалось, но женщины гор были также воинственны и жестоки. У лакцев Кулинского района в эпосе все же встречается образ безгрудой женщины, которую называют Амазу. Ей, по старинному преданию, поручали воспитание молодых девушек. Обычай этот в определенной мере находит аналогию с образом жизни терских амазонок. Удивительно, но современные девушки-кулинки на самом деле отличаются своей воинственностью, смелостью и дерзостью, редко в чем уступают мужчинам. «Узаконенное» на многие века поведение мужчин и женщин во многих областях сложилось в определенный жизненный уклад.

Видимо, именно вследствие такой «генетической предрасположенности» у некоторых народов Кавказа до сих пор встречаться с собственной женой положено только под покровом ночи и там четко разграничено воспитание мальчиков и девочек. Доказательством существования амазонок служит также название отдельных гор Кавказского хребта — «гыз — кала» — «девичья крепость».

Многие ученые склонны думать, что амазонство всего-навсего — лишь определенный этап истории. Нет ничего удивительного в том, что в эпоху групповых браков женщина, ухаживающая за скотом и оберегающая семью, села на коня и взяла в руки оружие. «Амазонские царства» были, по-видимому, попыткой женщин вернуть себе права, утраченные с распадом матриархата, когда она решала главные вопросы рода и сама выбирала отца (или отцов) для своего ребенка. Учитывая реалии того времени, внушить уважение без помощи «меча и огня» «зарвавшимся» мужчинам, круг обязанностей которых традиционно замыкался на домашних заботах, по-видимому, было невозможно.

Но не стоит иронизировать на тему амазонок, так как она по сей день не утратила своей актуальности. Инфантилизм современных мужчин, а также деградация на почве массового увлечения спиртным и наркотиками, способствует тому, что женщина поневоле взваливает на себя мужские обязанности. Как когда-то в далекой древности.