«Имя Шихали Курбанова дорого каждому азербайджанцу…»

shikhali-kurbanov

Шихали Курбанов (16 августа 1925 — 24 мая 1967) родился в городе Баку, в семье служащего. Первая веха в судьбе Шихали — 1941 год, когда в свои неполные 17 лет он пошёл добровольцем на войну, прошёл ее всю и вернулся домой живой-невредимый.

Потом — филологическое образование, русистика, научный труд, идеологическая работа Шихали Курбанова в ЦК Компартии Азербайджана, на которой не смог он удержаться — уж очень больно и остро реагировал на ситуации, когда в политике наблюдались тенденции сдерживания развития национального языка, активно борясь в соответствии с Конституцией Азербайджана за внедрение азербайджанского языка во все сферы жизнедеятельности республики.

Словно предчувствуя, что всесильная эта должность секретаря ЦК по идеологии дана ему на короткий срок, Шихали Курбанов спешил что-то существенное и важное сделать для своего народа. Именно благодаря его инициативе стали официально широко отмечать в Азербайджане — это длилось, правда, недолго — Новруз-байрамы, во времена, когда официально запрещалось отмечать этот праздник.

Будучи по убеждению интернационалистом, он безгранично любил свой народ, Азербайджан. Именно благодаря этой любви Шихали Курбанов сумел в 1959 году заявить официальной Москве: «Позвольте нам нашу историю писать самим!» И тем не менее в феврале 1966 года Шихали Курбанов был избран секретарем ЦК КП Азербайджана по идеологии.

Литературный талант Шихали Курбанова был разносторонен и многогранен. Он писал стихи, рассказы, новеллы, либретто, пьесы. А за либретто музыкальной комедии «Нищий сын миллионера» (1966г.) Шихали Курбанов стал одним из первых лауреатов Государственной премии имени Узеира Гаджибекова (1967г.).

Но лебединой песней Шихали Курбанова стала его драма «Сенсиз» («Без тебя»), поставленная в 1967 году. В ней описана судьба людей, ставших жертвами сталинских репрессий. Это первая пьеса, посвящённая данной теме, поставленная на территории бывшего СССР. Автор увидел только генеральную репетицию этого спектакля. После его смерти пьеса была удостоена первой премии на республиканском конкурсе, посвящённом 50-летию Великого Октября. 24 мая 1967 года Шихали Курбанов трагически скончался при невыясненных обстоятельствах в должности секретаря ЦК КП Азербайджана.

Это была нелепая смерть. Шихали Курбанов в день премьеры пьесы с фатальным названием «Без тебя» родным сказал, чтобы шли в театр сами, а он поедет к врачу, так как разболелся зуб, а потом уже приедет в театр. Его ждут и ждут в театре, публика волнуется, не хотят начинать без автора спектакль «Без тебя», а он… Укол врача, и как следствие моментальная смерть…

Шихали Курбанов являлся депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР двух созывов. Был посмертно награждён орденом Ленина.

В своих воспоминаниях народный артист Азербайджана, лауреат Государственных премий СССР Джовдет Гаджиев говорил:

«Имя Шихали Курбанова дорого каждому азербайджанцу. Это уникальный человек, вобравший в себя самые лучшие черты азербайджанского народа. Это была универсальная личность с энциклопедическими познаниями… У меня было много встреч с Шихали Курбановым, который очень любил классическую музыку. В конце 50-х годов, когда я только приступил к должности ректора АГК им.Уз.Гаджибекова, в консерватории было очень много нерешенных проблем и одна из самых острых — плохое состояние роялей, пианино и всех остальных инструментов.

Они были расстроены, находились в крайне запущенном состоянии, нуждаясь в ремонте со стороны высококвалифицированных мастеров, которых в Баку практически не было. Приближалось начало учебного года, а студентов фактически невозможно было обучать на этих полуразбитых роялях, вышедших из строя духовых, струнных, ударных и других инструментах. Так Шихали Курбанов взялся решить эту проблему. Спустя некоторое время он позвонил мне и сказал: «Я договорился с Москвой, бригада мастеров-настройщиков уже выехала в Баку, встречайте».

Одной из самых дорогих для меня реликвий является подаренная мне Шихали Курбановым его замечательная книга — «Пушкин и Азербайджан».

Народная артистка Азербайджана, танцовщица-балетмейстер Амина Дильбази рассказывала:

«Редко встречаются личности, столь горячо любимые своим народом, как Шихали Курбанов. Подлинный азербайджанский интеллигент-просветитель, большой государственный, политический и общественный деятель, драматург, писатель, заботившийся прежде всего о благе народа, которому принадлежит, он оставил среди нас светлую память о себе.

Никогда не забуду Всесоюзный хореографический фестиваль, проходивший в 1957 году в Москве. Я как балетмейстер была включена во всесоюзное жюри для отбора лучших коллективов на Международный фестиваль танца, который также должен был проходить в Москве. ЦК ЛКСМ Азербайджана поручил мне подготовить новый танцевальный коллектив под названием «Ансамбль нефтяников». Поскольку фестиваль был молодежным, им руководил ЦК ВЛКСМ.

Этот фестиваль был для всех нас большим творческим экзаменом. В Москве нас ознакомили с составом жюри, членом которого являлась и я. Оно состояло из народных артистов СССР, лауреатов Государственной премии, корифеев советского хореографического танцевального искусства — Моисеева, Устинова, Ткаченко, Тургунбаева, Рамишвили и других.

Кроме того, каждая республика прислала своего официального представителя для того, чтобы они опекали свои коллективы и оказывали им помощь и содействие. Но от Азербайджана официального представителя не было. Я, честно говоря, немного приуныла и с доброй завистью смотрела на то, как представители других республик оберегают, помогают и заботятся о своих коллективах.

Настал день открытия фестиваля. Мы, члены жюри, приняли участие в жеребьевке. Нашему коллективу предстояло выступить на шестой день фестиваля.

Наконец, наступил первый концертный день всесоюзного фестиваля. Жюри разместилось в зале, в специально отведенном для него ряду. Я сразу почувствовала себя не совсем уверенно среди окружающих меня титулованных деятелей искусства. И вдруг кто-то похлопал меня по плечу. Я вздрогнула и, оглянувшись, увидела… Шихали Курбанова.

Он, наклонившись ко мне, сказал по-азербайджански: «Горхма, дарыхма. Я буду каждый день приходить на фестивальные концерты, а ты в любую минуту можешь обратиться ко мне по всем текущим вопросам фестиваля, проблемам нашего ансамбля». Невозможно переоценить то огромное духовное, психологическое, моральное значение, которые имели для меня, как члена жюри, и всего нашего коллектива поддержка и присутствие рядом с нами Шихали Курбанова.

Его присутствие в Москве как-будто вселило в наш ансамбль утроенную творческую энергию и уверенность в победе. Выступление азербайджанского ансамбля, прошедшее с триумфальным успехом, произвело ошеломляющее впечатление как на публику, так и на членов жюри. В итоге всесоюзного фестиваля азербайджанский «Ансамбль нефтяников» получил золотую медаль и прошел на международный фестиваль, где также стал обладателем золотой медали…».

Народная артистка Азербайджана, балетмейстер Рафига Ахундова писала о нем:

«Говорят, что нет людей незаменимых. Может быть, так оно и есть. Однако есть люди неповторимые. Именно таким был наш Шихали Курбанович — человек, готовый помочь всем и каждому. Он умел ценить талант и трудолюбие, отмечать в людях достоинства и недостатки, будить в человеке человека.

В 1966 году моего мужа, Магсуда Мамедова, в то время солиста балета Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета, пригласили в Москву, где шли репетиции в связи с поездкой звезд советского балета на гастроли в Японию. Это была большая честь и доверие, оказанные азербайджанскому артисту балета, который должен был выступать с видными представителями балета Москвы и Ленинграда.

Шла трудоемкая работа. Один репетиционный день сменялся другим. И вот в Москву приехал тогдашний министр культуры Азербайджана, ныне покойный композитор Рауф Гаджиев. Он встретился с Магсудом, узнал о его нуждах. Выяснилось, что Магсуд прошел отбор для участия в гастрольной поездке, но для окончательного решения вопроса нужно решение Бюро ЦК КП Азербайджана, на основе которого в ЦК КПСС будет дано «добро» на его поездку.

Рауф Гаджиев пообещал Магсуду выслать его документы тут же по приезде в Баку. Однако шли дни, а документов все не было. Москвичи подготовили и отпечатали программу, был готов и загранпаспорт, но без заветного решения два месяца кропотливого труда могли пропасть даром. Через несколько дней балетная труппа отправилась на 55-дневные гастроли по 30 городам Японии. Не поехал один Магсуд.

Народная артистка СССР, педагог Большого театра Семенова, готовившая выезд артистов за рубеж, все успокаивала Магсуда: «Да вы не переживайте, лишь бы было решение ЦК, а билет и визу мы обновим». По словам самого Магсуда, он был как потерянный. И вот в таком состоянии он звонит мне и рассказывает о положении дел. Тут же на ум мне пришла мысль позвонить одному единственному человеку, который не раздумывая придет на помощь — Шихали Курбанову. В то время он являлся секретарем ЦК КП Азербайджана по идеологии.

Я набрала номер телефона его секретаря и попросила соединить меня с ним, сказав, что это звонит заслуженная артистка республики, балерина Рафига Ахундова. Шихали Курбанович взял трубку сразу же, как только ему доложили обо мне. Я изложила суть дела, на что он попросил меня перезвонить ему через полчаса. Ровно в указанное время он уже говорил мне о том, что документы будут немедленно отправлены правительственной почтой в Москву, а сам он ко времени прибытия документов лично позвонит секретарю ЦК КПСС Пономареву с просьбой организовать отъезд азербайджанского артиста. Он просил меня не волноваться и велел сообщить обо всем Магсуду.

На следующий день, когда Магсуд занимался в классе, к нему заглянула Семенова и сообщила о том, что его приглашают в ЦК КПСС. Пономарев встретил Магсуда очень любезно… В результате для Магсуда специально приобрели билет и он один был отправлен в Японию.

Сегодня, с расстояния десятилетий, анализируя этот поступок Шихали Курбанова, не перестаешь удивляться тому, что в этом человеке не было казенщины, черствости, присущей некоторым чиновникам, он готов был прийти на помощь каждому, кто мог хоть что-то сделать во славу Азербайджана».

Народный артист Азербайджана, балетмейстер Магсуд Мамедов рассказывал:

«В середине 60-х годов мы с Рафигой потеряли ребенка, которому не было еще и полугода. Это была сильная травма, которая серьезно отразилась на нас обоих. Через несколько месяцев после случившегося мы репетировали в клубе имени Ф.Э. Дзержинского концерт в честь ответственного мероприятия. Вопреки ожиданиям участников концерта, Шихали Курбанович вдруг появился на генеральной репетиции. Подойдя ко мне, Шихали Курбанович выразил искреннее соболезнование по поводу смерти нашего ребенка и сказал: «Магсуд, берегите друг друга. У вас еще все впереди. Передай мой поклон Рафиге»…

Особенно ощутимо отсутствие Шихали Курбанова сегодня, когда жизнь в искусстве не стоит ломаного гроша, когда забота о творческой личности стала воспоминанием о днях минувших. Обидно и больно, но каждый новый день не приносит в этом смысле утешения…».

Народный артист Азербайджана, композитор Тофик Кулиев в своих воспоминаниях писал:

«Я не встречал в своей жизни второго такого человека, как Шихали Курбанов. Смелость его поистине не знала границ. Доброта души сочеталась в нем со строгим соблюдением человеческих взаимоотношений. Будучи одним из cекретарей ЦК КП Азербайджана, он был единственным в республике человеком, который говорил высоким руководителям истинную правду, не боясь последствий. И, когда у кого-либо из нас возникали проблемы, которые должны были решать руководители республики, мы всегда обращались к Шихали Курбановичу.

Поскольку я знал его близко, то могу точно сказать, что более доброго человека я не знал. Когда я был директором Азгосфилармонии, Шихали Курбанович просил меня оставлять места для его семьи. Для меня это была высшая награда. Ведь благодаря этому я мог быть хоть чем-то полезен Шихали Курбанову. И вот что удивительно, его семья регулярно платила за билеты. У меня это вызывало, не сказать более, смех. Наши взаимоотношения — и деньги?!

Но Шихали Курбанович был так тверд в своих решениях на работе и дома, что я даже не осмеливался возражать. К сожалению, таких людей у нас сейчас нет. Это говорю не только я, хорошо знавший его, но и те, кто виделись с ним лишь раз в жизни…»

Loading...