О Баку, Самаре и Жигулевском пиве

samara-baku-zavod

О.БУЛАНОВА

На открытке выше в верхней, большей части — изображение какого-то самарского завода, в нижней, меньшей — бакинского. Объединял два изображения вензель с буквами V и F. По ландшафту бакинское фото напоминало Зых.

Оказалось, что на Зыхе в числе других предприятий был пивзавод, где в советское время варили «Жигулевское» пиво. Как выяснилось, до Октябрьского переворота — тоже жигулевское. А занимался этим… австрийский дворянин, купец первой гильдии, пивовар, меценат, основатель Жигулевского пивоваренного завода в Самаре Альфред Йозеф Мария фон Вакано.

Будущий российский предприниматель родился в 1846 г. в Австро-Венгрии, окончил в Вене Коммерческую академию.

Когда и при каких обстоятельствах он появился в Самаре, где основал в 1880 г. (по другим данным — в 1881-м) Жигулевский пивзавод, мы, наверное, никогда не узнаем: свидетельств о существовании семейного архива Вакано нет, а дореволюционный архив Товарищества Жигулевского пивоваренного завода сгорел. Жигулевский же пивзавод через Морица Фабера был связан с Российско-венским обществом и заводом «Вена».

Свое название завод получил от Жигулевских гор, расположенных неподалеку от Самары.

Акционерное общество, основанное Вакано и Фабером в 1882 г., через некоторое время стала крупнейшим пивоваренным предприятием в России — там трудились 2,5 тыс. человек. Оснащен завод был по последнему слову техники, Товарищество имело 10 барж-ледников, 2 буксира, 19 собственных, специально устроенных ж/д вагонов-ледников.

Пива было несколько сортов, в том числе и фирменное «Венское», прародитель знаменитого «Жигулевского», ставшее в будущем известнейшим брендом. Пивом Вакано снабжал не только Самару, но и другие регионы, причем на их долю выпадало более трех четвертей продукции.

В 1889 г. пиво Вакано доходит до Баку и начинает пользоваться огромной популярностью. В Баку организовываются склады, на которые пиво поступает, в основном, морем. Располагались они, как мы можем видеть из объявлений в газете «Каспий», на ул. Безымянной. Еще один склад появляется в районе Молоканки. Так продолжалось почти 20 лет.

Однако очень скоро стало понятно, что если Вакано хотел оставаться поставщиком своей продукции на бакинский рынок, следовало подумать о том, как сохранять пиво качественным. Его, конечно, отправляли «зеленым», в пути оно дозревало и приобретало свой неповторимый вкус и аромат, но перевозка зачастую требовало много времени, да плюс ко всему летняя жара…

Все это пиво лучше не делало. Чтобы напиток «продержался» в дороге подольше, самарский завод начал выпуск крепкого пастеризованного пива. А что делать зимой, когда навигация на Волге заканчивалась? Везти по железной дороге? Но за это время пиво теряло свои вкусовые качества.

Вакано не мог об этом не задуматься и начал всесторонне изучать вопрос. Вариантов было два. Либо везти в Баку пиво в бочках и уже на месте его разливать, построив там предварительно ледники, либо же основать в Баку пивзавод.

Первый был, конечно, дешевле и легче. Но качество пива с ледников все равно было бы хуже, чем у свежего, разлитого на месте. Да и вопрос зимней транспортировки первый вариант не решал. Так что как ни крути, но строить завод в Баку было необходимо.

Баку на тот момент являлся крупнейшим потребителем пива за пределами Самары. Ведь нигде, ни в каком другом городе Российской империи Вакано не планировал тогда что-то строить. Потерять бакинский рынок было для него невозможно. Вакано осмотрел несколько подходящих территорий, где можно было построить завод, и остановился на окраине Баку — Зыхе.

Основным критерием оценки была, конечно, вода, точнее, ее качество — не на каждой воде можно варить пиво. Местным условием являлась опресненная вода, смешанная с жесткой пресной водой. Была сварена первая пробная партия, которая показала, что вкусовые качества пива от такой «смеси» хуже не стали.

И вот в 1907 г. началась закупка оборудования для нового пивзавода, а с осени 1907 г. — и само строительство. Для работы на нем были приглашены техники и другие специалисты из Западной Европы.

С января 1909 г. завод начал выпуск многовидовой продукции, которая называлась общим понятием «Жигулевское пиво». (Не следует путать с сортом «Жигулевское», который появился лишь в 1934 г. Такое название получило «Венское» пиво, «Мюнхенское» превратилось в «Украинское», «Пильзенское» — в «Рижское». Говорят, к этому приложил руку А.Микоян: дескать, буржуазные названия, надо сменить.)

Жигулевским пиво во времена Вакано называли по географическому принципу, по какому сейчас говорят «Немецкое пиво», «Чешское пиво» и т.д.

Зыхский завод был построен по последнему слову техники и технологии.

Об этом можно прочитать, например, в «Каспии» от 1 марта 1909 г.: «Жигулевский пивоваренный завод на Зыхе ныне должен быть признан как лучший и самый современный по оборудованию не только на Кавказе, но и в России».

Зыхский завод «переплюнул» своего «старшего брата» — самарский Жигулевский завод.

Завод не только снабжал своей бутылированной продукцией магазины, но даже и специализированные пивные. Так, в апреле 1910 г. напротив нового театра «Феномен» была открыта пивная «Мир», где можно было попробовать все сорта жигулевского пива, причем как бутылированного, так и разливного. Пивная предлагала также «натуральные и искусственные минеральные воды».

Еще одна пивная была открыта в июне того же года при ресторане «Золотой якорь» на Набережной Александра II.

Осуществлялась даже доставка пива на дом — по принципу современной пиццы. Но при одном условии: заказать нужно было не менее одного ведра. По домам развозили «Венское», «Столовое», «Пильзенское» и черное (темное) «Царское». Последнее было самым дорогим — 2 руб. 60 коп. за ведро.

Завод процветал (и фирма Вакано и Ко заодно тоже), пиво разлеталось «на ура». К 1914 г. фирме принадлежали в Самаре 24 торговых предприятия и 4 склада готовой продукции, выпуск пива был доведен до 2,5 млн ведер в год.

Кроме этого, оптовые склады находились почти в 60 городах России, а дочерние фирмы были организованы, кроме Баку, еще в Астрахани, Казани, Омске, Костроме и др. Но все они появились после Баку.

Жигулевское пиво очень быстро завоевало широкую известность, оно неоднократно отмечалось самыми разными наградами на международных выставках. Но, как известно, показатель качества не награды, а… подделки. Если вещь подделывают, значит, она реально стоящая и пользующаяся популярностью.

Так получилось и с жигулевским пивом: ушлые дельцы наводнили бакинский рынок поддельным пивом с поддельными этикетками. Вакано даже пришлось регулярно печатать объявления, в которых разъяснялось, как отличить подделку от оригинала.

Все было у Вакано хорошо, пока не началась Первая мировая, а с ней не пришел и «сухой закон». Жигулевский завод был закрыт и приспособлен под лазарет. Самому Вакано, которому к тому времени было уже под семьдесят, инкриминировался шпионаж в пользу Германии.

Вообще, надо сказать, успешному предпринимателю и благотворителю не везло и ранее. Несмотря на все то, что он делал для Самары, его постоянно травили в Городской думе, гласным которой он был, с 1902 г. обвиняли даже в заговоре против России: мол, спаивает он русский народ.

А сделал он немало. На свои деньги обустроил огромную территорию, примыкавшую к заводу. Расширил и вымостил камнем несколько улиц. Провел газовое освещение в городскую управу, в театр и Струковский сад, которое позже им же было заменено электрическим. Построил много домов для своих рабочих, там впервые в Самаре было устроено паровое отопление. На свои средства сделал проект и начал строить городскую канализацию. Был основателем семейно-педагогического кружка, членом местного биржевого общества.

В 1898 г. Вакано возвел заводскую электростанцию, которая опять же впервые в Самаре стала питать систему электрического освещения не только в производственных цехах, но и в квартирах персонала.

Как благотворитель Вакано отдал под приют для бездомных детей один из своих земельных участков, помогал средствами Российскому Красному Кресту, был главой ремесленного приюта-училища для беспризорных, помогал инвалидам Русско- японской войны, состоял членом Самарского отделения попечительства императрицы Марии Александровны о слепых.

По свидетельствам современников, «является сотрудником всех филантропических обществ», снабжая их деньгами. В начале Первой мировой Вакано на свои средства построил и открыл лазарет для раненых на 35 коек, приняв на себя обязательство содержать и лечить раненых в течение всей войны.

И вот за все это его занесли в списки неблагонадежных и выслали (без доказательств какой-либо вины) вместе с сыном Владимиром под гласный надзор полиции в Бузулук. Так российские власти отплатили человеку, создававшему в разных городах свои предприятия, порядкам на которых и социальному обеспечению могли бы позавидовать современные управленцы.

Что уж тут говорить о большевиках, которые, когда пришли к власти, национализировали все его заводы, в том числе и бакинский, конфисковали недвижимость и коллекции произведений искусства, арестовали сыновей…

Альфред Вакано умер в 1929 г. в Австрии.

А что же завод в Зыхе? До конца 20-х он назывался Жигулевским, как и самарский, затем его переименовали в Зыхский («Зых»).

Завод варил пиво до 70-х, пока мог удовлетворять спрос бакинцев, а к 1978 г. уже был готов к запуску новый завод в Хырдалане. До 1996 г. на Зыхском заводе делали лимонад.

Использована информация с сайтов ourbaku.com, газеты «Каспий»

Из серии «Тайны Баку»

Loading...