Тайны Баку: Братья Нобель, Атешгях и Фаберже

atashgah-baku

О.БУЛАНОВА

На фото Храма огнепоклонников в Баку, сделанном в первые годы ХХ Александром Мишоном, уникальным фотографом и человеком, в 1898 г. снявшим первый в истории Азербайджана фильм, изображены люди в европейской одежде.

Они находились везде: во дворе, на стенах, на крыше чахар-тага (центрального алтаря, состоящего из четырех арок, направленных на четыре стороны света), на лестнице, прислоненной к крыше чахар-тага…

Как экскурсионный объект Атешгях тогда не рассматривался. Что же делали там все эти люди?

Можно ли в одни ряд поставить Нобелей, Атешгях и Фаберже? Причем так поставить, чтобы в итоге получился не бессмысленный набор слов, а что-то связное? Те, кто более-менее знают историю Баку, Нобелей и Атешгях в одни ряд поставить смогут — Атешгях находится в Сураханах, а Сураханы — один из районов, где добывалась нефть.

Товарищество братьев Нобель, как известно, занималось нефтедобычей, и, значит, Атешгях через Сураханы как-то к Нобелям привязать можно. А уж Карл Фаберже сюда никак не вписывается. Но обо всем по порядку.

В 1874 г., когда в Баку впервые побывал Роберт Нобель и понял, что нефть — дело выгодное и очень перспективное. В 1875 г. он вновь приехал в Баку и за 25 тысяч рублей купил у Тифлисского общества маленький керосиновый заводик и несколько нефтеносных участков в Сабунчах.

В мае 1879 г. впервые в Российской империи в Баку была основана иностранная и крупнейшая нефтепромышленная фирма — «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель (Бранобель)».

В качестве учредителей выступали трое братьев Нобелей (Людвиг, Роберт и Альфред) и их друг, полковник гвардейской артиллерии (впоследствии генерал) барон Петр Бильдерлинг. Основной капитал составил 3 млн рублей. За короткое время компаньоны стали владельцами промыслов в Сураханах, Балаханах, Биби-Эйбате. В итоге — одна из крупнейших фирм по добыче, переработке и транспортировке нефти, давшая, в том числе, основу фонду Нобелевской премии.

Дальше история Нобелей очень интересна, в ней есть и первые в мире цилиндрические суда-нефтехранилища, и первый в мире дизель-электроход, и первые в мире нефтеналивные суда, и нефтепровод, и разработка и внедрение в России ранее практически отсутствующих вагонов-цистерн.

Как у любой фирмы — и в наши времена, и ранее — у Товарищества бр. Нобель был свой логотип. Этим логотипом стал… Храм огнепоклонников Атешгях! Он присутствовал везде: на акциях, на всех официальных документах, его изображение висело в конторе Нобелей, позже красовалось на роскошном издании 1904 г., посвященном 25-летию деятельности Товарищества.

К тому времени, кстати, Товарищество имело 12 тысяч служащих, 40 нефтяных заводов в районе Баку, 5 очистительных заводов, 7 фабрик, 150 складов, 1500 вагонов- цистерн и 12 танкеров.

Но почему Атешгях? Официальная версия объясняет это тем, что огонь, которому поклонялись в древности жители Абшерона и прилегающих областей, появлялся благодаря геологическим процессам — выходам к поверхности нефти и газа. Позже возник храм огнепоклонников.

И вот Нобели связали в одно целое огнепоклонников, позже зороастрийцев, нефть, газ, храм, точнее, его чахар-таг, и в итоге получился символ, логотип фирмы.

На официальных сайтах можно прочитать, например, такое: «…являющаяся на сегодняшний день самым престижным мировым брендом шведская фамилия Нобель исторически тесно связана с Баку, историей развития нефтегазовой промышленности в Азербайджане, первым нефтяным бумом, и, конечно же, с культурой и историей нашего народа. Кстати, неспроста товарищество «Бр.Нобель» своим логотипом и символом избрало изображение находящегося на Абшероне Храма Огнепоклонников…»

С одной стороны, все логично. С другой — Храм огнепоклонников несколько притянут за уши. Если речь идет о выборе Нобелями некоего символа, который исторически связан с историей и культурой азербайджанского народа, то логичнее было бы взять что-то более характерное.

Девичью башню, например. Ведь Храм огнепоклонников связан с огнем (получавшимся в результате горения природного газа), а не непосредственно с нефтью. Плюс ко всему он достаточно «молод» — по сравнению с Девичьей башней.

Поэтому некоторые исследователи объясняют возникновение чахар-тага на логотипе Нобелей немножко по-другому. Объяснение довольно смелое и неожиданное, но оно имеет право на существование как версия.

Эти исследователи предполагают, что Нобели… исповедовали зороастризм или, по крайней мере, были его сторонниками, поклонниками. Да, довольно неожиданное предположение, но оно имеет объяснение.

Дело в том, что в то время в европейском обществе имелся большой интерес к зороастризму. Брита Осбринк, автор известной книги «Империя Нобелей. История о знаменитых шведах, бакинской нефти и революции в России» пишет об этом так: «…Людвиг, как и многие другие европейцы той эпохи, интересовался зороастрийскими верованиями. Это тоже было веянием времени».

Далее Б.Осбринк довольно много места уделяет Заратустре, учению зороастрийцев, его принципам. Зачем? Для погружения в историю? Но в других главах книги такого погружения в историю мы не наблюдаем.

К слову сказать, первый в мире нефтеналивной танкер, который придумали братья Нобель, назывался… «Зороастр»! Кто-то возразит, что последующие танкеры и пароходы Товарищества были названы именами других выдающихся деятелей и пророков: «Норденшельд», «Будда», «Моисей», «Магомет», «Брахма», «Сократ», «Спиноза» и «Дарвин». Но первым был «Зороастр»! Не «Будда», не «Моисей» — если исходить из хронологии появления этих личностей в истории, а именно «Зороастр».

Кроме этого, Нобели, видимо, чувствовали и некоторую вину за всех нефтепромышленников по отношению к Атешгяху: из-за добычи газа и нефти на соседнем месторождении давление газа упало и «вечный» огонь потух. Храм был осквернен и старинное святилище оказалось заброшенным. Как бы там ни было, но тяга к зороастризму (который у Нобелей, видимо, переплетался в сознании с огнепоклонничеством) налицо. Иначе Атешгях они своим логотипом бы не выбрали.

А теперь пора объяснить, как с этим связан Фаберже. Именно к этой знаменитейшей ювелирной фирме, которая выполняла заказы лишь для самых высокопоставленных клиентов — представителей царствующих домов, князей и т.п., Нобели обратились, когда возникла необходимость создать каминные ювелирные часы в ознаменование достижений их компании. Компания к тому времени (1879-1906) произвела 1 млр пудов сырой нефти. (Об этом на сделанных в 1908 г. часах появится соответствующая надпись на серебряной плакетке).

Фаберже очень редко что-то создавал для кого-либо, кроме царской семьи, но Эммануэль Нобель (сын Людвига) принадлежал к небольшому числу счастливчиков: известно, например, потрясающе красивое «Ледяное яйцо» Нобеля.

В этот раз представители фирмы подошли к заказу более чем ответственно: в Баку была откомандирована комиссия с целью максимально точного обмера чахар-тага. Именно этим и занималось полсотни человек на фото Мишона.

Часы были изготовлены и представляли собой модель чахар- тага храма огнепоклонников из серого гранита на постаменте из красного родонита. Факелы на чахар-таге также из родонита — ярко-розового. Модель чахар-тага украшена серебряной инкрустацией. Высота часов — 65 см, ширина — 44,5, глубина — 27,5. Для них был предусмотрен футляр из дуба.

На постаменте внизу — две серебряные плакетки, сделанные Карлом Густавом Ялмаром Армфельдтом. На передней изображение Абшерона, профили Людвига и Эммануэля (отца и сына) и надпись о том самом рекордном миллиарде пудов.

Плакетку поддерживают две символические фигуры: женская — Промышленности и мужская — Торговли. Промышленность лавровым венком осеняет Людвига. В левом нижнем углу плакетки — изображение танкера «Зороастр».

На задней плакетке — нефтяные вышки на месторождении в Балаханах, принадлежавшем Нобелям, слева — Крепость и верблюды, груженые нефтью. Присутствует также женская фигура в античном одеянии, чем-то по позе напоминающая статую Свободы в Нью-Йорке. В ее руке — горящая нефтяная лампа, перед ней — алтарь в виде вытянутой усеченной пирамиды, на котором опять же горит огонь.

Эти часы после советизации Азербайджана исчезли из поля зрения (как и состояние Нобелей, которое к тому времени составляло более 25 млн рублей) и возникли в июне 2006 г. на аукционе Bukowskis в Швеции. На аукцион их выставили потомки бр. Нобель.

Часы ушли за рекордную сумму — 2,1 млн. евро (2,6 млн. долларов) при стартовой цене в 1-1,6 млн. евро — и стали самым дорогим произведением прикладного искусства, когда-либо проданном в Швеции.

Из серии «Тайны Баку»

Loading...