Неизвестные страницы жизни Зейналабдина Тагиева

haji-zeynalabdin-tagiyev

О.БУЛАНОВА

Какая связь может быть между французским генералом, родившимся в середине XIX в. в Безансоне и умершим в почтенном возрасте в Париже, и столицей Азербайджана — Баку?

А связь тут самая прямая. Потому что речь пойдет о Мари-Поле Матье Лакреноне, который помимо своих непосредственных обязанностей увлекался путешествиями и фотографией, был плодовитым фотографом-любителем, оставившим после себя более 10 тысяч фотографий самых разных стран, в том числе Российской империи и Баку.

Поль Лакренон — один из тех людей, кому можно сказать огромное спасибо за редкие виды Баку конца XIX в., людей, в нем живших, и окрестных пейзажей.

В 1987 г. наследие Ланкренона было выкуплено французским государством из частных архивов и поступило на хранение во французское Министерство культуры и коммуникации (связи) и Медиатеку архитектуры и культурного наследия.

Наследие Лакренона представляет собой коллекцию, состоящую из более чем 2600 стеклянных пластин и примерно 1500 мягких негативов, а также двух рукописных тетрадок «Альбомы по фотографии». Из этого количества несколько снимков посвящены Баку. Но обо всем по порядку.

Родился Ланкренон в 1857 г. в семье нотариуса, знатного и уважаемого жителя Безансона. Окончил Политехнический институт, затем прикладную Инженерно-артиллерийскую школу в Фонтенбло. В 1881 г. школа была введена в состав экспедиционных сил в Тунисе, которые привели к созданию французского протектората. В 1890 г. Лакренон стал офицером штаба.

Его военная карьера развивалась очень удачно, он был участником Первой мировой войны, офицером Почетного легиона, получил звание бригадного (дивизионного) генерала, потом генерал-майора, был кавалером орденов Почетного легиона, ордена Белого орла Сербии, колониальной медали- булавки «Тунис» и др.

В 1918 г. по состоянию здоровья завершил свою военную карьеру в качестве помощника инспектора планирования рабочей силы в Северной Африке. Скончался в 1922 г. в военном госпитале Валь-де-Грейс, в результате ран, полученных на фронте. В 1925 г. получил гражданский статус «Погиб за Францию».

Несмотря на насыщенную военную карьеру, Лакренон никогда не расставался с фотокамерой — даже в военных походах, делая замечательные фоторепортажи.

В 1890 г. его представили к награде за репортаж о его двадцатидневном путешествии по Дунаю от немецкого Ульма до Белграда, во время которого он проделал по воде полторы тысячи километров. В 1891 г. Ланкренон принял решение о путешествии по всей Европе, получил от Военного командования шестимесячный отпуск и отправился в далекий путь.

На велосипеде он пересек Швейцарию, Германию, Литву, Латвию, Эстонию, добрался до озера Селигер и Валдая, на байдарке прошел по Оке и Волге, из Астрахани добрался до Баку, по железной дороге пересек азербайджанские губернии, на лошадях — Грузию, затем доехал до Молдавии, Румынии и Австрии.

Результатом грандиозного путешествия стали сотни снимков и энциклопедия «Три тысячи миль на веслах, от Сены до Волги», вышедшая в 1896 г. Лакренон сделал фотографии Баку и Апшерона в 1891 г.

Долгое время считалось, что они принадлежат Полю Надару. Но исследователи по маркировке снимков и данным из архивов доказали, что сделаны они именно Лакреноном. Путаница стала возможной из-за того, что оба этих человека, оставившим ценные фото города, были в Баку с разницей в один год.

Лакренон прибыл в Баку 15 августа 1891 г. на пароходе «Занг» из Астрахани. На борту он сделал несколько интересных снимков, в том числе палубы, заполненной пассажирами. При подходе к Баку Лакренон запечатлел общий вид города. Эта прекрасная фотография дает нам возможность увидеть практически весь Ичери шехер: Девичью башню — еще без белой полосы наверху, которая была нанесена в 1895 г., пристани и доки в районе нынешней пл. Азнефти, двухэтажные дома на набережной Александра II, корабли на рейде.

Любопытно, что ракурс, с которого сделан снимок, почти полностью (до нескольких градусов) совпадает с ракурсом, с которого В.Верещагин в 1872 г. написал свою картину «Вид Баку».

К сожалению, Лакренон был в Баку всего два дня — уже вечером 16 августа он по железной дороге отправился в Тифлис. (Даты посещения Лакреноном Баку определены совершенно точно — по маркировке его фотопластин.)

Однако два бакинских дня были для Лакренона очень насыщенными. Прибыв в Баку, он с причала сделала фото «Занга» (благодаря чему мы имеем представление о том, как выглядел типичный пассажирский пароход), и отправился на нефтяные промыслы Зейналабдина Тагиева в районе Бибиэйбата, где сфотографировал тагиевский нефтеперерабатывающий завод, Баилов мыс, корабли в бухте.

А вот тут мы имеем одну загадку, касающуюся и Лакренона, и Тагиева. Почему Лакренон отправился именно туда? Тагиев пригласил? А когда Лакренон успел познакомиться с этим выдающимся человеком? То, что они были знакомы лично, доказывает фото, на котором Лакренон уже 16 августа запечатлел Тагиева с семьей Сенмарк и тремя детьми на фоне Шиховской гряды в районе между 20-м участком и Мухтаровым.

Правда, снимок в оригинале назван «Г.З.А. Тагиев с мадемуазель Сенмарк и детьми в пустыне». Ну, для Лакренона каменистый абшеронский пейзаж на самом деле мог напоминать пустыню.

То, что Тагиев был знаком с семьей Сенмарк — удивления не вызывает. Сенмарк был управляющим на промыслах Ришара, которые соседствовали с промыслами Тагиева. Может, Лакренон отправился в район Бибиэйбата не ради Тагиева, с которым неизвестно где и как познакомился, а ради своих соотечественников — семьи Сенмарк? И вот там уже и состоялось знакомство с Тагиевым? Но как там оказался Тагиев, который посещал промыслы отнюдь не каждый день? Случайно? Да и французов в Баку было предостаточно, так почему именно Сенмарки?

Скорее всего, Лакренона привлекли не они, а другая соотечественница — мадам Бонхомм, которую он запечатлел в тот же день вместе с мадам и мадемуазель Сенмарк.

Мадам Бонхомм и ее деятельность, а также ее посещение Баку заслуживает отдельного глубокого изучения. Она была из семьи знаменитого французского священника Пьера Бонхомма, причисленного в 2003 г. Ватиканом к лику блаженных, основателя Конгрегации Сестер Богоматери Голгофской. П.Бонхомм вел активную пастырскую деятельность, помогал бедным, больным, глухонемым и недееспособным людям, для которых и была создана конгрегация (монашеское объединение, не имеющее статуса ордена).

К 1891 г. П.Бонхомма не было в живых ровно 30 лет, но сотрудники его Конгрегации продолжали разъезжать по миру в поисках приложения своих сил.И вполне может быть, что мадам Бонхомм прибыла на несколько дней в Баку с благотворительной миссией. Или же для того, чтобы познакомиться с таким замечательным человеком, как Тагиев, потому что его деятельность благотворителя была в Европе широко известна.

Но, скорее всего, мадам Бонхомм прибыла в Баку по приглашению Тагиева, которое было сделано с целью профинансировать Конгрегацию: откуда-то организация получала ведь деньги для помощи нуждающимся?

И вот в один день на промыслах на Бибиэйбате сошлись Поль Лакренон, Зейналабдин Тагиев и мадам Бонхомм. Случайно ли? Вряд ли. Скорее всего, Лакренона пригласил Тагиев (неизвестно как взявшийся в его жизни) и познакомил с мадам Бонхомм. И оба дня Лакренон провел в компании с интересными людьми и на что другое не отвлекался — других его снимков Баку в архивах нет.

О чем договорились мадам Бонхомм и Зейналабдин Тагиев? Какие добрые дела они сделали совместно? Может быть, это были благотворительные школы, клубы для рабочих нефтепромыслов? Старые бакинцы рассказывали, что в те годы открывались чайные клубы для рабочих, в которых работали их жены.

После работы или в обеденный перерыв можно было попить чаю с булками или бубликами, а какой-нибудь грамотный человек читал в это время вслух умную книгу. Это нововведение, кстати, было подхвачено и в России, прогрессивные помещики открывали такие клубы в своих деревнях.

Ясно, что связь Тагиева с миссией Конгрегации очевидна. Ясно и другое: в виде этих снимков заезжего офицера-фотолюбителя мы имеем косвенные доказательства еще одной грани жизни Тагиева.

Из серии «Тайны Баку»

Loading...