Тайны Баку: ЦУМ — вечная классика

baku-tsum-univermag

О.БУЛАНОВА

На одной из центральных и главных улиц Баку — проспекте Азербайджана (бывшей улице Гуси Гаджиева) возвышается здание бакинского Центрального универмага (ЦУМ).

Казалось бы, что интересного можно рассказать про это здание? Обычная советская постройка 70-х.

Официальные источники, а также туристические сайты и путеводители пишут о ЦУМе коротко: «ЦУМ построили в 1970-х годах. По всему видно, что место советское, но посетить его все-таки стоит. Как минимум из-за возможности поторговаться, а как максимум прикупить ювелирку… по весьма привлекательным ценам».

В других источниках типа Википедии называют временем постройки начало 70-х. Иными словами, все происходило практически на наших глазах и никакой тайны собой не представляет. Или если уж не тайны, то хотя бы чего-то интересного. Однако интересное можно найти всегда и везде.

«70-е» и «начало 70-х» — это не та степень приблизительности, которая допускается к возрасту зданий, построенных относительно недавно. Можно было бы, конечно, не мучиться и спросить у старых бакинцев. Но память человеческая иногда подводит, так что воспоминания — не документ.

Автор стала искать документы. И выяснилась любопытная вещь: пресловутые 70-е кочуют из источника в источник, и никто не называет конкретного года. (Как и фамилию архитектора, но об этом позже.)

И вот совершенно случайно, разбираясь с другим зданием на этой же улице — Азернешр — автор наткнулась на фотографию улицы Гуси Гаджиева, на которой сразу за зданием Азернешр четко просматривался ЦУМ, но на проезжей части были запечатлены аж две «Волги» Деточкина (модель ГАЗ-21, которая появилась на свет еще в 1956 г.), какой-то допотопный «Москвич», кургузый автобус типа ЛАЗ. И никаких тебе «Жигулей» или более поздних моделей «Волги», которых вполне логично было бы ожидать на фото середины 70-х.

Да и само фото своим видом говорило, что оно гораздо старше — как минимум лет на пятнадцать. Что же получается? ЦУМ был построен на рубеже 50-60-х? Источники ведь могут врать (как врали, например, источники относительно года постройки кафе «Жемчужина», утверждая, что год постройки — 1966-й), а фотография — вещь упрямая.

Но эту догадку нужно было проверить, и автор нашла туристическую карту Баку с картинками достопримечательностей. ЦУМ на ней уже был. Но карта датирована 1972 годом. Получается, время постройки на самом деле начало 70-х — официальные источники не врали? Но как быть с отсутствием более современных автомашин на фото с Азернешр?

И тут очень помог комментарий на одном из сайтов, посвященных истории Баку. Речь шла как раз об установлении точной датировки фото с Азернешр.

«…эта фотка 1961 года, летом лично я получил письмо из Баку, я служил в Белоруссии, в Витебске, где говорилось о том, что у нас закончили строить универмаг и мой товарищ был назначен там ревизором. И это было в середине 1961 года».

Этим воспоминаниям уже можно верить, ибо они подкреплены письмом, имеющим четкую датировку. Так, собирая информацию с миру по нитке, автор утвердилась в мнении, что год постройки ЦУМа — примерно 1961-й.

А вот с фамилией архитектора по-прежнему было непонятно. Ее не упоминают никакие официальные источники — ни энциклопедии, ни сайты, рассказывающие о достопримечательностях Баку… Но так ведь не бывает, чтобы у здания не было автора! И вот совершенно неожиданно, в статье, посвященной советской архитектуре и опубликованной в 80-х гг. в журнале «Архитектура СССР», в перечислении различных зданий и сооружений советской эпохи, автор наткнулась на бакинский ЦУМ.

Архитектором был указан Н.Я. Кенгерли. И рядом стоял точный год — 1961-й.  Затем, автору попалась книга Л.Бретаницкого «Баку», входящая в серию «Архитектурно-художественные памятники Советского Союза» и изданная в 1965 г.

Там здание ЦУМа профессионально «разобрано по косточкам»:

«Универмаг (архитектор Н. Кенгерли) занимает квартал около Дворца печати. Сопоставление его с архитектурой Дворца, Монолита, впоследствии выстроенных крупных жилых домов… и новой застройки улицы Гуси Гаджиева говорит об исканиях художественного образа в сфере приемов и форм, значительно более близких к современным эстетическим представлениям.

Отбрасывающий глубокую тень большой козырек «отбивает» нижний этаж. Сквозь слегка вынесенные вперед остекленные поверхности его витрин виднеются мощные столбы-устои. Четыре верхних этажа объединены пилястрами, облицованными плитами естественного камня. Их ритм организует большие плоскости стекла, расчлененные по горизонтали лишь скрытыми за ними торцами междуярусных перекрытий.

Последний — аттиковый этаж, с оконными проемами обычного рисунка выделен перемычкой, также облицованной каменными плитами. Пилястры объединяет широкая гладь архитрава, завершенного несложно профилированным карнизом, с большой выносной плитой.

Композиционный строй здания с хорошо найденными пропорциями отчетливо воспроизводит каркасную структуру, ничем по сути не декорированную. Универмаг невольно привлекает внимание лаконичной ясностью облика…»

В 70-х так уже не строили, все это свойственно позднему «сталинскому ампиру», выражаясь по-научному, неоклассицизму. Более того — проект здания ЦУМа Кенгерли начал разрабатывать аж в 1955 г.

Но кто же такой Н.Я. Кенгерли? Судя по всему, талантливый архитектор. О котором также практически ничего неизвестно — если судить по общедоступным источникам. Даже инициал его отчества — и то с трудом удалось узнать: везде он идет как «Н.Кенгерли». А ведь он автор не только ЦУМа.

Его перу (или карандашу) принадлежат Республиканский стадион им. Т.Бахрамова (в соавторстве с А.Барадатовым, А.Бузовым; время проектирования — 1950 г.), жилые дома Северного жилого массива (в том же соавторстве; время проектирования — 1952 г.), построенное здание облисполкома в Ханкенди (тогда Степанакерте), год постройки — 1972-й. (По данным Бакинского государственного Проектного института.)

Для того чтобы построить центральный универмаг (а эта мода — в каждом крупном городе строить центральные универмаги — волной прокатилась по всему Советскому Союзу), пришлось бы чем-то пожертвовать.

Потому что в центре все было уже занято, а на то универмаг и центральный — чтобы строить его в центре города. Было решено снести так называемые Мясные ряды (Гассаб-базары), которые располагались в квартале, ограниченном улицами Гуси Гаджиева и Али Байрамова (ныне Тебриза Халилбейли), и улицами Саратовца Ефима (ныне Нигяр Рафибейли) и Физули. Но не той Физули, которая Басина, а той, которая бывшая Губернская, а потом часть Торговой-Низами. (Видимо, из-за такой чехарды с названиями в Баку и передвигаются чаще по ориентирам, нежели по адресам.)

Вообще-то «объектов» в Мясных рядах было много: и жилые хибарки, и артель слепых, которые делали щетки, и овощная лавка, и хлебная, и рыбная, и продуктовый магазинчик, и даже нарсуд. Но мясные лавки все же преобладали — отсюда и название. Которое возникло, кстати, еще в XIX столетии. Было оно, конечно, неофициальным, но зато все знали, что это и где.

И вот всю эту одноэтажную «красоту» (местами из-за стихийных и самодельных надстроек и повышения улиц выглядевшую как двухэтажная) на рубеже десятилетий снесли, место расчистили и приступили к строительству. Внутреннюю отделку ЦУМа по некоторым данным производили венгерские специалисты.

Новый бакинский Центральный универмаг (вместе со зданиями Публичной библиотеки им. М.Ф.Ахундова, музея В.И. Ленина, Театра азербайджанской драмы им. М. Азизбекова) был сдан к 40-летию установления в Азербайджане советской власти. Тогда это было принято — сдавать значимые здания и сооружения к значимым датам, в основном — к политическим.

Тут, конечно, многие, дружащие с математикой, могут указать на неточность: : 40-летие установления советской власти в Азербайджане падает не на 1961-й, а на 1960 г. Но сведения о том, что все перечисленные здания были сданы в эксплуатацию именно в честь 40-летия, почерпнуты автором все из той же советской книги Л.Бретаницкого.

Книгу эту (как, впрочем, и другие в тот период) прежде чем сдать в печать, штудировали всякие специально обученные личности из органов — чтобы какая неточность или антисоветчина не проникла. Так что если написано — к 40-летию, значит — к 40-летию.

Надо сказать, что бакинский ЦУМ не сразу стал популярным местом, ведь у бакинцев был БУМ, пользующийся большой любовью. И это несмотря на то, что ЦУМ предоставлял массу возможностей покупателям. На первом этаже был валютный магазин, а дальше чего только не было! Начиная от галантереи и кончая электроникой.

На открытии нового универмага была масса народу и к прилавкам было не протолкнуться: выбросили дефицит, в том числе и импортный. Например, в канцелярском отделе было много чешских товаров: карандашей обычных и кохиноровских цанговых, китайские авторучки с золотыми перьями и т.п.

Как уже упоминалось, была такая мода на строительство ЦУМов по всему Советскому Союзу. Но надо сказать, что основная волна этой моды была все-таки не в 50-60-е гг., а позже — в 70-е. В 1975 г. был построен и ЦУМ в Перми.

Тут, правда, возникнет закономерный вопрос: а Пермь-то здесь при чем? А при том — и в этом нетрудно убедиться, сравнив фотографии бакинского и пермского ЦУМов, — что Пермский ЦУМ если не брат-близнец бакинского ЦУМа, то уж по крайней мере кузен.

Видимо, проект Н.Я.Кенгерли настолько вдохновил пермских зодчих, что они построили нечто подобное и у себя. И это нечто из середины 50-х прекрасно вписалось в пермский городской ландшафт 70-х. Это при условии, что архитектурная мода за двадцать лет (если считать с момента создания кенгерлинского проекта) не могла не поменяться. Донецкий ЦУМ тоже отчасти напоминает бакинский.

Отсюда можно сделать вывод, что Н.Я.Кенгерли создал замечательный проект, который к тому же оказался классикой. Почему классикой? Потому что, согласно одному определению, классика — это то, что всегда современно.

Из серии «Тайны Баку»

Loading...