Тайны Баку: Дом Ашурбековых

О.БУЛАНОВА

Однажды замечательный бакувед Фуад Ахундов привел экскурсантов в один удивительный дом в центре города. Поразили росписи на стенах подъезда — удивительно яркие и сочные, совершенно не мусульманские. Это был дом Ашурбековых, нефтяных королей Баку прошлой эпохи.

История этого дома, как и вся современная история Баку, началась с первого нефтяного бума в 1872 г., когда рядом с селом Сабунчи забили нефтяные фонтаны.

Дальше все развивалось очень стремительно, и город обогатился прекрасными зданиями, а его история — величественными именами авторитетных нефтепромышленников, которые сделали немало, чтобы Баку стал тем, чем он стал.

Одно из таких имен — как раз Ашурбековы. Теймурбек Ашурбеков, потомок Ашурхана, являлся владельцем села Сабунчи и еще двух сел, полученных им в наследство.

После того как в Сабунчи обнаружили нефть, прошло совсем мало времени, и вот уже фирма Ашурбековых стала одной из самых прибыльных и процветающих в Баку. Промыслы компании находились близ селений Сабунчи и Забрат. Управляющим промыслами Ашурбековых был долгие годы горный инженер Ланн, который впоследствии стал министром горнодобывающей промышленности Эстонии.

Семейный бизнес, продолженный сыновьями Теймурбека, развивался более чем успешно, и основным залогом успеха являлось, в основном, то, что в отличие от других обнаруживших на своем участке нефть, Теймур- бек не поддался давлению, не отдал в аренду свои земли и начал самостоятельно развивать свое предприятие.

В результате он стал не только уважаемым в городе нефтепромышленником, но и инициатором своего рода кодекса чести всех нефтепромышленников.

Кодекс этот представлял собой устные договоренности между владельцами крупных нефтяных компаний Баку о правилах ведения бизнеса, о решения конфликтов и — что немаловажно! — обязательной для каждого благотворительности.

Братья Алибек и Балабек продолжили дело отца и стали со временем одними из самых авторитетных в Баку арбитров конфликтных ситуаций, все чаще возникающих в связи с нарастающей конкурентной борьбой за бакинское нефтяное Эльдорадо.

Балабек стал известным меценатом и в 1904-1917 гг. финансировал обучение многих азербайджанцев в вузах Петербурга и Москвы.

Сам он окончил гимназию и экономические курсы в Тбилиси, здесь познакомился и со своей будущей супругой, Исмет Султановой, дочерью крупного торговца дорогими коврами, драгоценностями и предметами роскоши. Свадьбу играли несколько дней — сначала в Тбилиси, затем в Баку.

В 1904 г. Теймурбек подарил молодоженам к свадьбе тот самый трехэтажный особняк, один из шедевров архитектуры старого Баку, построенный Иосифом Гославским, автором здания Городской Думы.

На первом этаже располагался офис нефтяной фирмы Ашурбековых, а также квартира грузинской княгини Дадиани. На втором в апартаментах из одиннадцати комнат и большого зала проживал Балабек с супругой и детьми, на третьем — его родители и старший брат Алибек.

Особняк, находившийся на ул. Прачечной, являлся последней работой самого известного в Баку архитектора. Среди уже упомянутых настенных росписей особо выделяется панно на третьем этаже под названием «Оазис».

В этой атмосфере праздника и творчества, созданной Балабеком и Исмет ханым, прошло счастливое детство их пятери дочерей и сына Ришадбека.

Именно здесь развился художественный вкус у старшей дочери Сары, отличного художника-пейзажиста в юности, а впоследствии самого авторитетного историка Баку, автора ставшими классикой «Истории Ширваншахов» и ряда книг по истории Баку.

С 1899 г. Теймурбек и сыновья — частые гости на ежегодно проводимой в Баку выставки ювелирных изделий, устраиваемой в доме Агамалова на улице Персидской.

Но даже богатых нефтяных магнатов Баку поразила выставка 1900 г., сделавшая многих из них заядлыми коллекционерами — во всех домах уважающих себя бакинских миллионеров появились великолепные коллекции кавказского холодного оружия и ювелирных изделий.

Однако именно Ашурбековы в числе первых уловили тот громадный интерес иностранцев к кавказскому оружию и ювелирным изделиям и стали заказывать ювелирам и ремесленникам особенно понравившиеся экспонаты — еще до «ювелирного бума» после Парижской выставки.

А на Парижскую выставку были отвезены изделия-претенденты, выставленные на Бакинской выставке. В Париже азербайджанских ювелиров ждал грандиозный успех.

На первом месте стояли изделия бакинских умельцев из Гянджи, Нухи (ныне Шеки), и только далее следовали Кубачи. Именно благодаря парижскому успеху прежде недооцененное местными богачами бакинское ювелирное искусство переживало в те годы краткий миг расцвета. Лучшие экспонаты выставки были затем направлены в Москву в т.н. «кустарный» комитет под председательством великой княгини Елизаветы.

Так что дети Теймурбека родились и росли в доме, ставшим благодаря стараниям их родителей своего рода домом-музеем, и с детства были окружены роскошью этого одного из самых богатых домов города.

Каждое лето родители с детьми проводили в Европе, что повлияло ни их мировоззрение.

Одно из ярких воспоминаний детства Сары относится к 1913 г.: «Папа устроил праздник, почти еретический для мусульман — новогодняя елка. К нам в гости пришли дети всех известных миллионеров того времени — Тагиева, Асадуллаева, Шибаева, Салимова, был Лева Ниссельбаум, впоследствии он стал писателем, известным в Европе под псевдонимом М. Асадбей».

Дом Ашурбековых был не только архитектурным шедевром и своего рода музеем, но и явлением в культурной жизни города. На званые вечера в доме Ашурбековых собиралась вся светская знать города, вся творческая элита.

Залы особняка поражали гостей изумительными произведениями восточного и европейского искусства. Исмет ханым и Балабек создали в своем доме праздничную атмосферу познания красоты и великолепных произведений искусства и служили ориентиром для бакинской элиты в области благотворительности, меценатства и покровительства миру искусства.

Например, Ашурбековы заказали местным умельцам копию преподнесенного императору Николаю серебряного блюда весом в 8 фунтов с инкрустациями из золота на слоновой кости, серебра и разноцветной эмали. Искусные мастера справились с заданием прекрасно.

Это блюдо экспонировалось на выставке 1900 г. и произвело настоящий фурор в Париже. Как и шашка Шамиля из коллекции горного инженера Ф. Везирова, а также именные пистолеты в серебряной оправе.

И, конечно, ажурной работы диадемы бакинских ювелиров, усеянные изумрудами, алмазами и рубинами. Некоторые из этих диадем при стоимости в 2500 рублей в 1900 г. сразу после парижского триумфа были оценены в 25-30 тысяч рублей.

Активная общественная жизнь и меценатство Ашурбековых проявлялись и в участии во всех значительных благотворительных акциях, проводимых в городе.

Например, когда в 1908 г. по инициативе эмира Бухары начался сбор средств на возведение мечети в Санкт-Петербурге, весьма заметная часть вклада бакинских нефтяных магнатов пришлась на долю братьев Ашурбековых.

В 1910 г. Бала-бек вдобавок преподнес в дар для большого молельного зала Петербургской мечети великолепную люстру. Эта люстра, кстати, сохранилась до сих пор — большевики, когда начали грабеж мечети, просто не смогли ее демонтировать.

Кстати, когда большевики установили свою власть в 1920 г. и в Азербайджане и он стал одной из республик СССР, то первым делом произошла национализация нефтеперегонных заводов и вскоре вся нефтяная промышленность стала государственной.

К этому времени большая часть нефтяных королей уже давно уехала за границу. Однако Ашурбековы выразили горячее желание остаться в родном Баку. Но их буквально выдавливают из страны.

Боле того, Алибека арестовали, и лишь благодаря Нариману Нариманову — дальнему родственнику Исмет ханум, он получает свободу. Вскоре Н. Нариманов помогает Бала-беку с семьей эмигрировать в Турцию.

В Стамбуле семья Ашурбековых прожила пять лет. Затем в СССР возник НЭП. В период затишья во время НЭПа Ашурбековы возвращаются в Баку. Но их великолепный особняк на улице Гоголя давно уже заселен новыми жильцами и уплотнен, и Ашурбековы стали жить в небольшой квартире тети в Шахском переулке. Им казалось, что о них забыли, но в 1935 г. арестовывают Балабека.

Обвинение — стандартное: нефтепромышленник, нефтяной король старого Баку. Его содержат в тюрьме одного из городов Казахстана. Информации о том периоде нет почти никакой; много лет спустя по рассказу тюремного врача стало известно, как в камеру подсадили провокатора, и тот начал ругать Сталина.

Все молчали, прекрасно понимая причину смелости новичка, Балабек же не выдержал и заявил: «Сталин — диктатор!». Этой фразы было достаточно, чтобы в декабре 1937 г. его расстреляли. Тремя годами позже, в 1940 г. от сердечного приступа умирает Алибек…

Семью от голода спасла Сара: она прекрасно знала несколько европейских языков и смогла устроиться переводчицей. Благодаря ей семья выжила, сестры получили образование, брат Ришад окончил медицинский.

Во время Второй мировой он служил врачом в военно-полевом госпитале и в 1944 г. погиб при освобождении Будапешта. Сестры долгие годы скрывали от матери смерть сына. Исмет ханым скончалась в 1954 г., в день 50-летия своей свадьбы.

Сару же ждало блестящее будущее в науке. Уже будучи известным историком и находясь в преклонном возрасте, она напишет:

«Я автор 120 статей и четырех книг. За книгу «Государство Ширваншахов» удостоена трех наград — заслуженный деятель науки, лауреат госпремии СССР, кавалер ордена «Шохрат».

В моих книгах нет ссылок на вождей и классиков марксизма-ленинизма. Откройте мои книги, в них нет цитат Ленина, Сталина, Багирова, Хрущева, Брежнева, Горбачева. Их история прожгла мое сердце, лишила моих самых близких, разрушила наш прекрасный дом.

Мой девиз — никаких компромиссов с властью. Таким был и мой отец Балабек, который остался в истории нефтяной промышленности как один из немногих промышленников, с кем не могли справиться ни братья Нобели, ни Багиров, ни Сталин».

Из серии «Тайны Баку»

Loading...