Villa Petrolеa — зеленый уголок нефтяного Баку

villa-petrolea-baku

О.БУЛАНОВА

В 1882-1883 гг. Баку обогатился одним очень красивым особняком, построенным в византийском стиле. Точнее, тогда это был не Баку, а пригород, граница между Черным и Белым городом. Называлось это здание Вилла Петролеа (Villa Petrolеa), или Нефтяная вилла.

Вообще-то в те времена Виллой Петролеа называлось не одно здание, а целый поселок с огромным парком, созданный усилиями Нобелей для служащих своей фирмы. И, в том числе, для себя.

Появление виллы Петролеа объясняется просто. Заводской район города, удаленный от центра почти на восемь километров, был неблагоприятным и по природным данным, и по благоустройству, и с экологической обстановкой тоже были огромные проблемы, однако район считался вполне приемлемым для проживания бакинского пролетариата. Но административно-технический персонал даже за крупное вознаграждение не соглашался работать, а тем более жить в такой обстановке. Именно поэтому Нобели, чтобы не лишиться приглашенных специалистов, создали для них самые благоприятные условия проживания.

О том, как выглядел поселок во времена Нобелей, можно узнать из письма главного управляющего Товарищества братьев Нобель» Густава Тёрнудда (1882-1888) от 10 августа 1882 г., опубликованном в книге шведской журналистки Бриты Осбринк «Империя Нобелей. История о знаменитых шведах, бакинской нефти и революции в России». В своем письме Тёрнудд не только подробно описывает Виллу, но и прилагает к письму свой чертеж.

Из письма мы узнаем, что парк и дома расположены в очаровательной долине, с южной стороны которой возвышаются две горы, живописно спускающиеся к морю.

«Нам принадлежит около 10 туниландов (1 туниланд – 4936 кв.м – О.Б.) земли, на которой мы возводим поселок для примерно ста служащих компании. Все дома расположены на одном склоне, так что из каждого окна, обращенного на восток или на юг, видно море – иногда поверх домов, иногда между ними.

Все здания сооружаются в византийском стиле из белого, тонко обработанного песчаника, некоторые будут в один, другие в два этажа, а вокруг раскинутся прекрасные сады и парки. С южной и восточной сторон – как на первом, так и на втором этажах – дома окаймлены изящными просторными верандами.»

Далее Тёрнудд рассказывает обо всем подряд: о гостиной, кегельбане, хозяйственном блоке с ванными, баней, прачечной, помещением для катания белья и гладильней, дает описание квартир.

«Есть также клуб, в котором размещаются ресторан, музыкальный и бальный залы, биллиардная и библиотека с читальней. Погреб до отказа набит льдом с Волги, и этот ледник стал для нас всех истинным спасением (лед в количестве 800 тонн доставляли в конце весны морем; его хватало на весь летний сезон – О.Б.).

Впоследствии будут построены оранжерея, конюшня, сараи для экипажей, птичий двор, пруды для уток, коровник, свинарник; кроме того, мы надеемся прикупить еще земли и со временем устроить крупное сельскохозяйственное предприятие.

С завода к домам подведен газ для приготовления еды и отопления комнат. Освещение и на заводе, и в поселке уже частично электрическое. Телефонная линия тоже есть, но от нее нужно сделать отводы к каждому из подразделений и в конторы – городскую и в Балаханах».

Это, кстати, была первая телефонная линия в Баку! Вообще в Российской империи первый телефонный разговор состоялся в 1879 г., а 25 сентября 1881 г. российское правительство утверждает «Основные условия устройства и эксплуатации городских телефонных сообщений в России». Однако еще в январе того же года Товарищество братьев Нобель обратилось к губернатору Баку генерал-лейтенанту Валериану Позену за разрешением для прокладки телефонной линии, и 18 февраля его получило.

Первая телефонная линия длиной в 6 км, соединившая главную контору Товарищества (вилла «Петролеа») с домами председателя и главного инженера, была сдана в эксплуатацию 23 ноября (6 декабря) 1881 г. С 2006 г. 6 декабря в Азербайджане стали отмечать как профессиональный праздник связистов и специалистов в сфере IT-технологий.

А Тёрнудд меж тем продолжает: «Чуть было не забыл упомянуть: мы устанавливаем очень дорогое оборудование, чтобы посредством сжатого воздуха снижать температуру в комнатах Виллы Петролеа до 15-20 градусов, т.е. нормальной температуры, к которой мы, северяне, привычны».

Совершенно невероятная информация. На дворе-то, между прочим, XIX век! И дело не в Париже происходит!

«Составлен проект канализации и утилизации грязных вод, – пишет далее Тёрнудд. – Будет возведена и больница в окружении красивого сада. Мы строим отличную казарму для нашей охраны – 40 человек отборных петербургских гвардейцев, все хорошо вооруженные, а часть к тому же на конях. Сообщение с городом на баркасах. Разве это не похоже на сказку из «Тысячи и одной ночи»? Тем не менее это правда, и она подтверждает, что Людвиг Нобель не пожалел трудов и средств для того, чтобы сделать Баку как можно приятнее для нас, скандинавов».

Все внутренние помещения были изысканно декорированы, комнаты украсили дорогими коврами, изготовленные руками азербайджанских и персидских мастеров. Из Петербурга выписали живописные полотна, множество книг для библиотеки, а позже – и скульптуры и бюсты для сада. Некоторые источники упоминают, что в саду было построено отдельное помещение для вместительного театра.

Не был забыт и спорт. Так, группой любителей спорта 12 апреля 1910 г. был учрежден спортивный кружок «Вилла Петролеа». Задачей кружка было поддержание спорта в разных его видах, и, главным образом, игры в теннис.

Вилла Петролеа строилась, выражаясь современным языком, как закрытый объект: доступ туда для простых граждан, не имеющих отношения к работе Товарищества братьев Нобель, был запрещен.

Чтобы не вводить никого в искушение, в газете «Каспий» было дано объявление: «Сим доводится до всеобщего сведения, что «Вилла Петроль», между Черным и Белым городом, составляет частную собственность Т-ва Бр. Нобель, почему проезд и проход через нее посторонним лицам не разрешается».

Для младшего персонала – кучеров, садовников, сторожей и т.п. – жилье было возведено за пределами Виллы.

Вилла была оснащена по последнему слову техники. К тому, что было описано в письме Тёрнудда, можно добавить, что питьевой водой обитателей Виллы обеспечивал опреснитель. Но этой воды для нужд Виллы, а также для полива огромного парка на территории, конечно, не хватало. Однако фирма братьев Нобель нашла остроумный выход и «последовал приказ о том, чтобы наливные суда, возвращавшиеся с астраханского рейда, наполнялись волжской водой в качестве балласта и направлялись также к черногородским причалам».

Этот ход был остроумным, но не оригинальным: когда в 50-х гг. XIX в. у стен Ичери-Шехер закладывался Городской (Губернаторский) сад, комендант бакинской крепости полковник Роман фон дер Ховен, «главный инициатор «зеленой» политики», как пишет А.А.Гасанова в «Садах и парках», приказал купцам, судовладельцам и т.п., идущих в Баку с юга, в частности, из Персии, привозить несколько мешков чернозема для закладки садов – в качестве особой пошлины.

Гениальная и невероятно передовая для своего времени идея. Но Нобели вряд ли о ней знали, так что в остроумии им отказать никак нельзя! Тёпнуд писал об этом так: «Пресную воду ежедневно доставляют с Волги и заливают в резервуар, откуда она по трубам поступает в кухни, ванные комнаты и к брандспойтам».

Исследователь архитектуры Азербайджана Ш.С. Фатуллаев пишет: «Касаясь архитектуры промышленных районов Баку, следует особо отметить архитектурный феномен того времени, так называемую «Виллу Петролеа» – комплекс зданий и сооружений, возведенных на территорию обширного парка, принадлежавшего Товариществу братьев Нобель. Сооружения этого комплекса явились не только первым удачным образцом парковой архитектуры в промышленном районе города, но и во многом уникальным образцом для мирового дендропаркового зодчества того времени».

Надо сказать, сады являлись обязательным элементом всех нобелевских поселков, расположенных даже в сложных природно-климатических условиях.

Сад было решено разбить в 1898 г., для работы был приглашен известный специалист Э.Бекле. Этот выбор не случаен: под руководством Э.Бекле создавались многие сады и парки Варшавы. Ознакомившись с участком, земля которого была насквозь пропитана нефтяными отходами, Э.Бекле потребовал доставки плодородной почвы для парка. Вскоре к черногородской пристани фирмы стали причаливать баржи со свежей землей из Ленкоранского уезда.

В итоге их усилий на стыке Черного и Белого города, где не было ничего, кроме массы нефтяных резервуаров, амбаров, нефтеперегонных заводов, появился крупный зеленый массив, логично завершивший весь комплекс площадью около 10 гектаров.

Опытный садовод Э.Бекле, изучив природные особенности Апшерона, особое внимание уделил подбору пород деревьев, чтобы с их помощью эффектно решить планировочную и объемно-пространственную структуру Виллы.

Посадочный материал Э.Бекле подбирал в Ленкорани, Тифлисе, Батуме и других городах, а также выписывал из питомников России и Европы – из Франции, Италии, Турции. В общей сложности в парке Виллы произрастало около 80 тысяч кустов и деревьев, среди которых насчитывалось большое количество фруктовых.

Сложившаяся планировочная структура Виллы Петролеа определялась рельефом местности (с уклоном к морю), размещением жилых и других зданий и выбором направлений основных аллей. Множество дорожек и аллей подводили к сооружениям, перед которыми были разбиты площадки с цветниками или же группировались деревья. Главные аллеи выходили к видовым площадкам, откуда можно было сквозь густую зелень видеть заводские трубы Черного города и Каспийское море.

Кто был автором генерального плана и архитектором зданий с характерными для юга террасами, верандами и балконами, решенными в эклектичном духе с использованием романских мотивов, историкам установить не удалось. Известно только имя архитектора главной виллы, построенной в византийском стиле, – итальянец Бора.

Однако несомненно, что архитектор был: об этом свидетельствуют генеральный план Виллы, умело выполненная вертикальная планировка с учетом террас и композиционная идея парка. По-видимому, все это разрабатывалось неизвестным архитектором при прямом участии Бекле. В итоге великолепный парк в промышленном пейзаже, расположенный на обширной территории, оказал положительное влияние на всю садово-парковую архитектуру Апшерона.

«Здесь прекрасная оранжерея и велотрек, – сообщала 13 января 1901 г. газета «Каспий». – Дома заводских служащих и клуб утопают в зелени. Народные чтения, концерты, спектакли дают возможность служащим с пользой проводить часы досуга в праздничные дни. При заводе существуют школа и курсы технического черчения, учрежденные фирмой Нобель на поприще образования и насаждения профессиональных знаний среди своих рабочих и служащих».

Если вдуматься, то Вилла Петролеа – уникальное явление! Кроме того, что она со своим садом была просто прекрасным творением рук человеческих… Чем являлся в конце XIX в. Баку для Российской империи? Сырьевым придатком. Куда хлынули не только промышленники, различные специалисты, но и авантюристы всех мастей, а также промышленники-временщики. Для которых главным было вычерпать побольше богатств из этой земли и смыться.

Нобели же являют собой пример поистине удивительный! По сути, они иностранцы, которым и дела нет до местной рабочей силы, которые попали в совершенно иную климатическую зону и хорошо бы о себе успеть позаботиться, не то что о других. Однако они ведут себя не как временщики, а заботятся о местном населении, вкладывают сумасшедшие деньги для развития этого края, вплоть до привоза воды и земли, разбивают парки, строят целые поселки, обучают своих работников…

Это же пример совершенно иной психологии! Кстати, во время Первой мировой войны владельцы Виллы, закрытого до того момента для посторонних объекта, отдали ее под лазарет.

После советизации Азербайджана хозяева покинули свою роскошную виллу. В 1920 г. она была национализирована, читай – разграблена. Все ценности были вывезены в неизвестном направлении. В разное время здесь были устроены дом отдыха для детей работников нефтяной промышленности, приют для беспризорных, сиротский дом, потом воинская часть, конная рота, что-то еще…

Вилла переходила из рук в руки. А у семи нянек, как известно, дитя без глаза – если сад еще как-то существовал, то вилла к концу ХХ в. находилась в плачевном, можно сказать, ужасающем состоянии: стены с пустыми проемами для окон и дверей, потолков нет вообще, угрожающе торчащие балки, мусор, запустение, бродячие кошки и собаки…

Однако в 2007 г. была завершена реставрация и реконструкция территории, включая основное здание. Полуразрушенный особняк превратился в великолепный Международный музейный центр, единственный музей семьи Нобелей за пределами Швеции. Реставрацию осуществлял Бакинский фонд наследия Нобелей, специально созданный в 2004 г. Торжественное открытие восстановленной резиденции Нобелей состоялось 25 апреля 2008 г.

Использованы материалы книг Б.Осбринк «Империя Нобелей», М.Сулейманова «Дни минувшие», Ш.Фатуллаева «Градостроительство Баку конца XIX – начала ХХ веков», А.Гасановой «Сады и парки Азербайджана», данные c сайтов baku.ru, ourbaku.com, izvestia.ru, а также Бакинского фонда наследия Нобелей и bakunobel.org