Villa Petrolеa — зеленый уголок нефтяного Баку

villa-petrolea-baku

Т.ГУМБАТОВА

6 мая 1882 года, в день рождения Императора Александра III, на 10 гектарах бесплодной земли, взятой в аренду на 49 лет у Общества казенных крестьян селения Кишлы, Людвиг Нобель заложил поселок и дал ему название -Villa Petrolea.

На завтраке после молебствия первый тост был сказан за здравие Государя императора и Наследника цесаревича Николая. Прозвучали пожелания за установление добрых, человеческих отношений между хозяевами и служащими, за тесную и прочную экономическую связь между ними. Затем Л.Нобель призвал всех к необходимости сплочения общих усилий в одно целое и предложил девиз «Стремление к взаимной выгоде!» В этот же день была отправлена телеграмма: «Цвет нефтепромышленности, собравшийся на закладку нового поселка для служащих, шлет Роберту Нобелю, который заложил основы Товарищества, свой нижайший и сердечнейший поклон!» Подписали -Дорпат, Талльгрен, Карасев и Нобель.

Брита Осбринк в замечательной книге «Империя Нобелей» приводит письмо главного управляющего «Т-ва бр. Нобель» Густава Тернудд от 10 августа 1882 года своим родным. Там он описывает поселок Петролеа и прикладывает его чертеж.

«Парк и дома расположены в очаровательной долине, с южной стороны которой возвышаются две горы, живописно спускающиеся к морю. Мы возводим поселок примерно для ста служащих компании. Все дома расположены на одном склоне так, чтобы из каждого окна, обращенного на восток или на юг, было видно море, иногда поверх домов, иногда между ними. Все здания сооружаются в византийском стиле из белого, тонко обработанного песчаника. Некоторые будут в один, другие в два этажа, а вокруг раскинется сад и парк. Дома с южной и восточной стороны на первом, так и на втором этажах окаймлены изящными просторными верандами.

Пресную воду ежедневно будут доставлять с Волги, заливать в резервуар, откуда она по трубам поступит в кухни, ванные комнаты, к фонтанам и брандспойтам. Там будут гостиная, кегельбан, хозяйственный блок с ваннами, баней, прачечной, помещение для катания белья и гладильни. Есть даже клуб, в котором разместятся ресторан, музыкальный и бальный залы, бильярдная и библиотека с читальней. Погреб до отказа набит льдом с Волги, и этот ледник стал для нас всех истинным спасением. Впоследствии будут построены оранжерея, конюшня, сараи для экипажей, птичий двор, пруды для уток, коровник и свинарник.

С завода к домам подведен газ для приготовления еды и отопления комнат. Освещение на заводе и в поселке уже частично электрическое. Чуть было не забыл. Мы устанавливаем очень дорогое оборудование, чтобы посредством сжатого воздуха снижать температуру в комнатах до 15-20 градусов, то есть нормальной температуры, к которой мы, северяне, привычны. Составлен проект канализации и утилизации грязных вод. Телефонная линия тоже есть, но нужно сделать отводы к каждому из подразделений, а также в Городскую контору и в Балаханскую. Охрана состоит из сорока человек отборных петербургских гвардейцев, которые хорошо вооружены, а часть к тому же на конях. Сообщение с городом на баркасах. Разве это не похоже на сказку из «Тысячи и одной ночи»? Тем не менее, это правда и подтверждает, что Людвиг Нобель не пожалел трудов и средств, для того чтобы сделать Баку как можно приятнее для нас, скандинавов».

Тернудд прожил на вилле до 1888 года и с юмором воспринимал все трудности жизни того времени: отвратительные дороги, отсутствие пресной воды и встречи с «домашними животными». «Больше всего донимают мухи, а их здесь мириады, хуже, чем в каком-нибудь финском хлеву!» Встреча с тараканами заставила Густава тут же разработать свой способ борьбы: «Утром, когда комнаты убраны и камины погашены, нужно налить в миску нефти (лучше всего нобелевской) и как следует намазать ими полы. Потом, закрыв окна и двери, удалиться. По возвращении ты застаешь тараканов, прилипших к полу длинными задними ногами. В таком положении и оставляешь их подыхать или же приканчиваешь молотком. Средство верное, благодаря этому я избавлен от бессонных ночей».

Что значила для Людвига Нобеля построенная им вилла, мы узнаем из его письма от 17 октября 1884 года своей 18-летней дочери Анне в Петербург. Необходимо отметить, что из четырех братьев семьи Нобель, дети были только у старшего, Роберта (четверо) и у Людвига (десять). Эмиль погиб молодым, а Альфред остался одиноким.

Людвиг был женат дважды. Первый раз он женился на двоюродной сестре Вильгельмине, которая родила ему троих детей — Эммануэля, Карла и дочь Анну. После смерти жены в 1869 году , он женился на Эдле Коллин, которая подарила ему семь детей — Мину (1873), Людвига (Луллу-1874), Ингрид (1879), Марту(1881), Рольфа (1882), Эмиля (1885) и Йосту (1886).

20 мая 1885 года под руководством инженера-технолога Ф. Лемкуля была построена нобелевская пристань, которая соединила Т-во с городом. Туда же было подведено электрическое освещение. До виллы можно было добраться простой конкой, позже от вокзала ходила паровая конка. Самым удобным был путь по морю паровым баркасом.

31 марта 1888 года в г. Канн (Франция) в возрасте 59 лет умер Людвиг Иммануилович Нобель. Он был похоронен в Петербурге на Смоленском кладбище, рядом с первой женой Вильгельминой. Людвиг Нобель был человеком горячего общественного темперамента, убежденный в том, что одной из предпосылок промышленного успеха является социальная поддержка людей. Он говорил: «Я уже более 20 лет стараюсь приложить к своим предприятиям теорию: сделать каждого человека, который работает вместе со мной, участником в достижении результата, чтобы тот, кто делит со мной мои труды, имел бы право делить со мной мои барыши».

Он всячески содействовал развитию знаний среди молодежи и повышению их квалификации. На просветительские цели никогда не жалел ни средств, ни времени. Добро, и словом, и делом, он творил без огласки. Его любили все, и скорбь в связи с его кончиной была глубокой и искренней.

6 апреля Городская Дума провела заседание, посвященное памяти Людвига Нобеля. Городской голова Деспот-Зенович выразил глубокое соболезнование о понесенной утрате — «смерти выдающегося деятеля нефтяной промышленности, почетного гражданина нашего города». Гласные почтили его память вставанием и выразили общее соболезнование семье покойного. Тогда же было принято постановление о наименовании «улицы, проходящей около завода Т-ва Бр. Нобель на вечные времена — Нобелевской». Бюст Л.Нобеля позже был установлен в Астрахани.

Город продолжал жить и «с трепетно-радостным настроением» ожидал приезда Его Императорского Величества Александра III, который прибыл 8 октября 1888 года вместе с венценосной супругой Императрицей Марией Федоровной, 20-летним наследником цесаревичем Николаем Александровичем и 19-летним вел.кн. Георгием Александровичем. Их сопровождали главнокомандующий на Кавказе кн. Дондуков-Корсаков и целая свита. Главным поводом для приезда царской семьи была закладка нового православного Александро-Невского собора, которая состоялась в этот же день.

9 октября в половине третьего часа дня Их Величества отправились на завод Нобеля, где их встретили дети покойного Людвига Нобеля — Эммануэль и Анна, а также директора Товарищества — Бильдерлинг и Неллис.

На заводе была устроена арка в русском стиле, а на стене при входе вывесили рисованную карту Абшеронского полуострова. Его Величество внимательно рассматривал эту карту и познакомился с разными отделениями завода. Затем все последовали через арку, сооруженную из рей и мачт, на пристань, в конце которой был устроен павильон из флагов. Его Величеству преподнесли альбом с крышкой из массивного серебра работы Овчинникова, в русском стиле, с узорами из разноцветной эмали. Борт альбома был украшен рисунком в мавританском стиле. В альбоме находилось тридцать фотографий с видами нобелевских заводов.

Наследнику Николаю подарили дубовый ларец с 24-мя хрустальными флаконами образцов нефти и всех продуктов, получаемых из нее. Великому князю Георгию вручили серебряную модель буровой вышки с насосом, что вызвало у него огромное восхищение. На обеде в саду «Вилла Петролеа» августейшие гости подняли бокал шампанского за процветание нефтяного дела и на экипажах направились в Балаханы.

31 марта 1889 года на «Вилла Петролеа» отмечали день памяти Людвига Нобеля. В зале был вывешен его портрет. Из Тифлиса специально приехал инспектор К. Лысенко. Было сказано много добрых слов об усопшем.

В клубе на Вилле были библиотека и биллиардная. Рядом был устроен кегельбан (Kegelbahn), где можно было выпить пива. В зале клуба постоянно проходили концерты, спектакли, музыкальные и благотворительные вечера.

31 октября 1893 года в клубном помещении «Вилла Петролеа» состоялись первые чтения, которые за время своего существования оправдали свое название «народных». Желающих доставляли бесплатно туда и обратно на паровом баркасе «Баку» с Петровской набережной и высаживали у дачи «Вилла Петролеа». Набралось около 400 заводских рабочих. Перед началом протоиерей Юницкий провел молебен, а затем любителями была прочитана «Сорочинская ярмарка» Гоголя. Энтузиастом этого дела была А.А. Лампе, жена служащего «Т-ва Бр.Нобель» И. Ф. Лампе. На следующие чтения, которые состоялись 14 ноября, уже не допускались дети моложе 10 лет и женщины с грудными детьми.

villa-petrolea-baku2

25 февраля 1894 г. на «Вилла Петролеа» в пользу шведско-немецкой школы прошел спектакль на шведском языке, а 9 апреля — музыкально-драматический вечер, который состоял из четырех отделений: 1) оркестровое; 2) одноактная пьеса «Соседи» Августа Биани на шведском языке с участием г-жи Эклунд и г.Таусон; 3) концерт: сопрано — г-жа Лампе, виолончель — г-н Римишней, рояль — г-н Штар и орган- М. Шумахер.

Исполняли «Ave Maria» Гуно, арию Агаты из оперы «Фрей — шютц» на немецком языке и попурри для органа; 4) шутка А.И.Катаева «Бабье лето», на русском языке в исполнении Билибина, Ермолаевой, Альфтан, Зейдер, Линдблата и др. В пользу школы было собрано более 400 рублей. Газета «Каспий» писала: «Вечер прошел удачно. Публика долго аплодировала и унесла с собой приятные воспоминания о вечере, который был устроен с такой симпатичной целью, и на который было потрачено немало самого добросовестного труда».

Первые автомобили в городе появились в начале 1896 года у Т-ва Нобель. Впечатление было шокирующим.Так, увидев машину «Бенц», за рулем которой был Хагелин, один из слуг, закричал :»Хозяин, хозяин! Я теперь могу спокойно умереть…Я видел, как арба едет без лошадей!»

15 февраля 1897 года на Вилле были устроены народные чтения с музыкальным отделением. Более трех месяцев назад госпожа Лампе объявила о создании народного любительского хора. Откликнулось более 60 человек служащих Товарищества и рабочих. Большая часть из них не была знакома ни с музыкой, ни с нотами, но, благодаря врожденным способностям, вниманию к делу и аккуратности, результат оказался блестящим. Любительский концерт доставил удовольствие присутствующим. Понравилось чтение с живыми картинками.

На Вилле активно занимались спортом, и в 1890-х годах там был устроен лаун-теннис. 28 июля 1897 года на велодроме Виллы прошли ежегодные велосипедные состязания городов Кавказа на соискание звания первого ездока.

6 февраля 1898 года служащие Т-ва, «выражая глубокую благодарность, за все то, что было до сих пор сделано на Вилле и, желая улучшить ее состояние», обратились к управляющему бакинского отделения Т-ва Бр. Нобель К.В.Хагелину с просьбой разрешить принять на себя содержание сада с правом нанимать и увольнять садовника, выращивать цветы и зелень и продавать их в виде букетов, венков и пр. по доступным ценам. Для устройства помещения для садовника они просили ассигновать единовременно 1000 руб. на перестройку деревянного сарая. Хагелин согласился, но при условии совместного с ним выбора исполнительного органа по управлению садом.

8 января 1899 года на заседании, где присутствовали И.Г.Гарсоев, Л.Л.Стигцелиус, К.К.Трейтман, Д.И.Штарь, А.Г.Таусон, Н.Весьблад и др., был избран Комитет по уходу за садом. Этот Комитет работал до конца существования Виллы, проводя ежегодно отчетно-выборные собрания. В разные годы членами Комитета были Фегреус, Аландер, А.Лесснер, Бауэр, Ермолин и др. 27 июня 1899 года Комитет решил перестроить старый сарай в оранжерею Kalfhaus, и, после утверждения 5 августа 1900 года фасада, начались работы по ее постройке.

В качестве садовника был приглашен Э.Бекле, известный своими работами по созданию парков и садов в г. Варшаве. По его рекомендации на Виллу была привезена земля из Лянкярана, а для поливки использовалась вода реки Волга, доставляемая наливными судами Т-ва при возвращении их из рейда. Для сада выписывали саженцы и семена из всевозможных питомников России и Европы. Там было посажено до 80 тыс. деревьев и кустарников. Надо отметить, что долгие годы посещение Виллы Петролеа входило в план экскурсий учебных заведений города.

15 мая 1900 существовавший на Вилле Кружок любителей спорта провел велосипедные состязания на велодроме.

13 января 1901 года на Вилле Петролеа давали любительский спектакль «Не ври!», участниками которого были служащие и рабочие Т-ва Нобель. Это всегда было праздником. Газета «Каспий» (редактором которой был А.М-бек Топчибашев) с восторгом писала о Вилле: «Здесь прекрасная оранжерея и велотрек. Дома заводских служащих и клуб утопают в зелени. Народные чтения, концерты, спектакли дают возможность служащим с пользой проводить часы досуга в праздничные дни. При заводе существуют школа и курсы технического черчения, учрежденные фирмой Нобель на поприще образования и насаждения профессиональных знаний среди своих рабочих и служащих».

В 1902 году в Баку ожидали приезда сына главного представителя американского общества Standart Oil Company Джона Д. Аргбольда, который только завершил образование и предпринял путешествие с целью ознакомления с нефтяным делом. Учитывая «хорошие отношения с людьми, стоящими во главе американского дела и желая высказать особое внимание», Эммануэль Нобель попросил управляющего конторой Т-ва Бр. Нобель И.Г.Гарсова предоставить молодому человеку на «Вилла Петролеа» помещение директора Правления Т-ва и «сделать все, чтобы оставить приятные воспоминания, соединив его удовольствие с пользой для дела».

12 мая 1910 года был утвержден Устав Спортивного кружка «Вилла Петролеа», согласно которому, все его имущество после закрытия переходило к обществу» Любителей устройства сада на «Вилла Петролеа». В разные годы, вплоть до 1917, в этот устав вносились дополнения и изменения.

8 октября 1911 году любителями драматического искусства семейного собрания служащих Т-ва Бр. Нобель были представлены комедия В. Билибина «Приличие» и водевиль Р. Чинарова «Зуб мудрости».

В 1914 году, после начала войны с Австро-Венгрией, было принято распоряжение о высылке германо- и австрийскоподданых, что вынудило многих сотрудников Т-ва покинуть Баку. Виллу стали усиленно охранять. Въезд на территорию возможен был по предъявлении специального удостоверения. Такие документы были выданы 13 марта 1914 года Александру Михайловичу и Александру Александровичу Бенкендорфам на автомобили с N49 и N10, соответственно.

14 сентября 1914 года город ожидал до 10 тыс. раненых, в связи с чем управляющий бакинским отделением Товарищества предоставил под лазарет клуб Виллы.

24 мая 1918 года по распоряжению Народного Комитета по Внутренним Делам Нобелевский сад и помещения были переданы в распоряжение НК по просвещению. Для передачи была создана комиссия с участием представителей Т-ва Бр. Нобель.

Вилла Петролеа была национализирована в 1919 году. В первые советские годы там были организованы дома для беспризорных. Затем, в 1923 году решено было открыть сад Луначарского. В марте 1930 года рабочие Фабрично-заводского (Хатаинского) района г. Баку выступили с инициативой превратить бездействующий сад в Парк культуры и отдыха, в задачу которого входило «проведение разумного отдыха, увязанного с политико-воспитательной работой». Совнарком поддержал эту инициативу, а с целью увеличения необходимых для постройки средств постановил «на каждую бутылку пива наложить налог в 5 коп».

Сад был расширен до 15 га и 1 мая 1931 года был открыт, получив при этом новое, немецкое, название Rоte Fahne. Это было связано с тем, что еще в 1925 году бакинские нефтяники в знак интернациональной солидарности передали берлинскому пролетариату Красное знамя. Оно было доставлено в Берлин и на многотысячном стадионе вручено немецким рабочим.

Берлинско-Бранденбургская организация Компартии Германии прислала благодарственное письмо, положившее начало дружбе и сотрудничеству. Определенную помощь в поддержке связи оказывал корреспондент газеты «Бакинский рабочий» в Германии Карл Мейер. Его репортажи о борьбе Компартии Германии и его печатного органа Die Rothe Fahne постоянно печатались в бакинских газетах. Бакинцы были хорошо осведомлены о попытках запрещения газеты, и о судебном процессе над сотрудниками Сленге, Гирше, Шотмане и Хампеле. Бакинские рабочие посылали «горячий привет бесстрашным борцам с врагами пролетарской диктатуры».

При этом пролетарский Баку оказывал поддержку не на словах, а на деле, отчисляя 1% заработной платы германским металлистам, а женщины-труженицы в добровольно-принудительном порядке отдавали даже свои золотые украшения. После расстрела в 1929 году первомайской демонстрации в Берлине газета стала печататься в подполье под названием «Боевое Красное Знамя». В тот же год журналисты газеты посетили Баку и учредили переходящее Красное знамя своей газеты, которое должно было вручаться лучшему коллективу бакинских нефтянннков. Все происходило под лозунгом: «По-боевому деритесь за знамя!». В результате этой «драки», победу одержал 3-й Сураханский промысел.

Сад Rothe Fahne пользовался большой популярностью. В 1935 году на открытие летнего сезона пришло более 15 тыс.людей. Там было установлено колесо обозрения и устроено озеро, где можно было покататься на лодке. В 1941 году после начала войны парк получил имя азербайджанского поэта Низами.

Товарищество бр. Нобель, оказавшее огромное влияние на развитие всей нефтяной промышленности, в отличие от других, не строило красивых архитектурных домов. Они устраивали для служащих и рабочих жилища нобелевские городки, больницы, школы и пр. Достойным памятником добрым делам семьи Нобель в Баку стал парк «Вилла Петролеа».

Loading...