Тайны Баку: «Жемчужина» стиля

О.БУЛАНОВА

Так уж сложилось, что знаменитое кафе «Жемчужина» на Приморском бульваре у большинства бакинцев ассоциируется со старым добрым Баку. Правда, почему оно «Жемчужина», если гораздо больше напоминает ракушку, этого никто не знает.

Впрочем, об этом кафе – при всенародной к нему любви – вообще мало кто что знает. Не могут даже придти к общему знаменателю, споря о годе постройки: одни источники утверждают – первая половина 60-х, другие – вторая половина. Небольшой процент бакинцев уверял, что помнят это кафе в 50-е. Однако в 50-е его еще не было.

Точно так же неверно утверждение, что «Жемчужину» следует датировать второй половиной 60-х. На нескольких фотографиях из частного архива есть надписи: август, сентябрь и декабрь 1961 года. На этих фото кафе «Жемчужина» находится в процссе завершения строительства.

Так что годом сдачи «Жемчужины» в эксплуатацию можно смело назвать начало 1962-го. Либо – если допустить, что объект нужно было срочно сдать к какому-то сроку (к Новому году, к Октябрьской годовщине и т.п.) – то им может стать даже конец 1961-го. Долгострой Алиш Лемберанский, тогдашний мэр Баку, просто не допустил бы. В любом случае это были 60-е, время «Золотого века» Приморского бульвара.

А вот почему и как такое кафе вообще появилось в Баку, источники во мнениях сходятся: спасибо тому же Алишу Лемберанскому. Этого удивительного человека недаром называют самым лучшим мэром Баку за всю историю существования города.

Этот человек отдавал своему делу все силы и энергию, но делал это с умом: не засаживал с активностью, достойной лучшего применения, город непонятными сортами деревьев и кустарников, которые то ли примутся, то ли нет, не устанавливал лавочек совершенно футуристических конфигураций, ни мало не задумываясь о том, а как же на них все-таки сидеть? И многих других вещей тоже не делал, например, не вырубал живые деревья, как это происходило в 2000-х годах, и не «высаживал» вместо них пластиковых уродцев, унизанных лампочками, как новогодняя елка.

Также он не вырубал деревья, если они загораживают памятники архитектуры. Он их только сажал! В том числе и вокруг кафе «Жемчужина», когда оно было построено.

Согласно городским легендам (которые в данном случае имеют под собой вполне реальное основание), Алиш Лемберанский, побывав в какой-то скандинавской стране (а он везде ходил с фотоаппаратом), привез оттуда то ли эскиз, то ли какую-то фотографию, на которой было изображено нечто, что послужило прообразом «Жемчужины». Он всегда что-нибудь привозил из своих командировок и старался применить у себя, украсив таким образом свой город. Что же он привез? Эскиз? Вряд ли. Тогда бы автором «Жемчужины» не назвали архитектора Вадима Шульгина.

Скорее всего, это была фотография ресторана «Manantiales». Его в пригороде Мехико построил в 1958 году удивительный испанский архитектор Феликс Кандела. Как в Скандинавии Лемберанский наткнулся на этот мексикано-испанский архитектурный шедевр, история умалчивает. Может, на выставке работ Канделы? А, может быть, увидел в каком-то журнале или альбоме, посвященном архитектуре.

Если посмотреть на фотографию канделовского ресторана, сразу становится понятным, почему Лемберанский на него «запал». Ведь это было то, что надо! Надо – в смысле, для Приморского бульвара. Тут надо сказать, что вообще-то бульвар архитекторы трогать боялись: понимали, что если здесь что-то и строить, то только очень бульвару созвучное – легкое, светлое, динамичное и, как бы мы сейчас сказали, экологичное. Что-то, что было бы создано с помощью архитектуры природных форм, так называемой органической архитектуры.

В ту пору вообще было увлечение подобной архитектурой и, надо сказать, очень успешное. Это была эпоха хрущевской оттепели, страна словно оттаивала не только в политическом плане, но и на внешнем слое – в области архитектуры: освобождалась от тяжелого сталинского ампира, который называли втихаря «сталинским вампиром».

Оттепель породила такое архитектурное течение, как павильонный модернизм. Это были небольшие, сопоставимые с масштабом человека, открытые, часто совсем прозрачные – сплошь из стекла – сооружения природных форм: кафе, выставочные павильоны, различные киоски и т.п. Кафе «Жемчужина» стало подлинной жемчужиной этого стиля.

Бульвар к тому времени был по инициативе Лемберанского основательно обновлен, расширен и продлен до 2,7 км, засажен красивыми деревьями и кустарниками, которые были предназначены именно для нашего климата. На нем начали появляться такие светлые и радостные объекты, как кафе «Садко» и «Сахиль», небольшой парк «Малая Венеция» (1960), чуть позже Морской вокзал (1971)…

jemchujina-restoran-baku

Каким образом Лемберанский вышел на Шульгина, история умалчивает. Но факт остается фактом: Шульгин, в будущем соавтор такого грандиозного сооружения, как дворец им. Ленина (1976 г.; позднее им. Гейдара Алиева) и других бакинских зданий, например, гостиницы «Турист», стал автором проекта «Жемчужины».

Вадим Шульгин был выдающимся архитектором. Он был смелым человеком, можно сказать, новатором. Шульгин подошел к задаче творчески. Он не просто переработал идею, что принес ему Лемберанский, он привнес в нее изящество, стильность и лаконичность. Плюс отсутствие стеклянных окон. «Жемчужина» получилась легкой и прозрачной. Все невероятно пропорционально, все линии выверены – то ли гениально просчитаны, то ли просто нарисованы легким взмахом руки, которой двигали чутье и душа. А если учесть, что толщина перекрытий всего 6-8 см, и чтобы возвести их, требовалась сплошная деревянная опалубка, куда заливался торкретбетон, то понимаешь, насколько ювелирная работа была проделана.

«Жемчужина» стала настоящим символом бульвара. Это же отмечал и замдиректора Управления Приморского Национального парка Назим Меджидов: «У Баку есть свой символ – Девичья башня. Бульвары многих городов мира также имеют свой символы, а наш бульвар около ста лет был без символа».

Хотя отсутствием популярности это место никогда не страдало, особенно сразу после своего открытия. Там имелось напечатанное меню – невиданное дело! В какой еще бакинской кябабной было такое меню? Ни в какой. Там можно было выпить кофе-гляссе, поесть мороженое, к обеду подавали осетров, выловленных прямо тут же – «Жемчужина»-то стояла практически на воде, ее основание омывал Каспий.

Это место считалось «центровым». По вечерам вокруг гуляли люди, играла музыка из индийских фильмов, а с моря дул свежий ветерок.

В 70-х море начало стремительно отступать и «Жемчужина» оказалась на суше. Экзотика исчезла, персонал и руководство сменились, все стало очень по-советски, и кафе стало потихонечку терять популярность. Хотя его все равно любили.

В 2008 году «Жемчужина» была отреставрирована – на волне полномасштабной реставрации, охватившей и город, и Приморский бульвар. Надо сказать, что если после этой тотальной реставрации об исчезнувшей старой доброй «Малой Венеции» сокрушался весь город, то какой стала «Жемчужина», получившая новое название – «Мирвари», – понравилось всем.

Смотрите также: «Жемчужина» советского Баку (41 ФОТО)

Из серии «Тайны Баку»

[pt_view id="501457004v"]