Тайны Баку: Дом Правительства

О.Буланова

В формировании облика города важную роль всегда играли общественные здания. Они служили некими опорными точками, являлись своего рода визитными карточками, в которых отражалась национальная самобытность. Недаром фотографиями именно таких зданий открывались открыточные наборы.

В Баку одним из таких зданий был Дом Правительства. Это здание оказало решающее влияние на эстетическую направленность послевоенной архитектуры Азербайджана.

В эпоху, когда здание строилось, оно являлось доминантой над окружающим пейзажем — низкоэтажная застройка только подчеркивала его масштабность. Возможно, именно потому, что никто не был в состоянии посмотреть на него сверху, с самого начала строительства вокруг него тут же родилось множество легенд.

Т.к. на стройке трудились немецкие военнопленные, одна из легенд гласит, что немцы не смирились со своей участью и построили здание в виде свастики. По крайней мере, эту свастику очень легко распознать, если взглянуть на здание с высоты птичьего полета. Это «знание» преподносилось как тайное, засекреченное, шепотом на кухнях.

На самом деле свастика к плану Дома Правительства имеет такое же отношение, как пятиконечная звезда к плану Колизея. Хотя бы той простой причине, что спроектировал его русский советский архитектор Лев Руднев в соавторстве с В.Мунцем, и никакие немцы, будь они хоть трижды строителями, ничего в проекте изменить не могли. Дом Правительства в плане имеет вид широкой буквы П.

Построенное в стиле, получившим в народе меткое прозвище «сталинский вампир», здание при всей своей помпезности и масштабности очень пластично, выразительно и изящно и производит очень сильное впечатление.

На самом деле этот стиль называется советским монументальным классицизмом, хотя в Доме Правительства имеют место и восточные мотивы — считается, что прототипом для трех рядов колонн по бокам здания послужила колоннада «приемного зала» комплекса дворца Ширваншахов. Можно углядеть в архитектуре и элементы итальянского барокко.

Тем фактом, что здание родилось благодаря фантазии именно Л.Руднева, Баку может гордиться: именно Руднев является автором знаменитой Чкаловской лестницы в Горьком (чья слава вполне была способна затмить славу Одесской лестницы), Военной академии РККА им. Фрунзе в Москве и множества других сооружений, включая мемориал жертвам на Марсовом Поле в Петрограде (март 1917 г.).

Но самое известное его творение, причем известное на весь мир, — это главный корпус МГУ в Москве. И вот такой архитектор строит после войны в Баку Дом Правительства!

Но начиналось все намного раньше — в 1934 г., когда было принято постановление тогдашнего Совета народных комиссаров Азербайджанской ССР «О строительстве Дворца Советов в г. Баку» (именно так первоначально назвалось здание правительственного дома).

Согласно Постановлению, «Дворец Советов сооружается с целью создания Правительственного центра, рационального размещения всех правительственных учреждений, проведения республиканских съездов и массовых демонстраций и освобождения жилых помещений, занятых советскими учреждениями». Был объявлен всесоюзный конкурс.

Согласно заданию, «Основной задачей конкурса является найти такую архитектурную композицию, которая… давала бы внешний облик, соответствующий содержанию и назначению здания, достойного Советского Азербайджана, — передового форпоста социализма на Востоке». Требовалось использовать «все положительное из архитектурного наследия Азербайджана».

Выиграли Руднев и Мунц, на 2-м месте — очень интересный, основанный на мотивах дворца Ширваншахов проект Дадашева и Усейнова (в будущем автора гостиницы «Москва»), на 3-м проект бакинца Константина Сенчихина, автора т.н. «Монолита».

Начаться строительство должно было в 1935 г., только на подготовительные работы было выделено 2 млн. рублей, а закончено должно было быть в 1937-м, но началось все с опозданием — в 1936-м, продолжалось дольше планируемого: очень уж большими оказались затраты — и по времени, и по деньгам, а закончить его помешала война.

Строительство возобновилось в 1945 г., и одновременно начался конкурс на скульптуру Ленина: первое место занял проект Джалала Гарягды и Руднева (Скульптура займет свое место в 1955 г., а в 1991 г. ее сменит флаг Азербайджана.)

dom-pravitelstva-baku2

Вообще по замыслу весь комплекс Дома Правительства должен представлять собой «здание-памятник» вождю революции. Одиннадцатиметровая скульптура, кстати, очень удачная (этот памятник был признан во всем СССР одним из самых выразительных) изготавливалась не в Баку — она была отлита на скульптурной фабрике в подмосковных Мытищах.

Нельзя не отметить и такой факт: во всей истории советской архитектуры бакинский Дом Правительства считается одним из лучших примеров подлинного синтеза архитектуры и скульптуры, органического включения в архитектурную композицию скульптурного монумента.

С высотой памятника связана одна байка. У Гарягды долгое время не получалось рассчитать высоту памятника, чтобы она идеально вписалась в ансамбль. Экспериментировал он на макете здания, который стоял у него мастерской, где периодически случались веселые пирушки.

И вот как-то один из гостей поставил на макетный пьедестал бутылку «Особой». Гарягды восхитился: то, что надо! Путем соотношения размеров бутылки и макета он и вычислил нужную высоту скульптуры. Завершено строительство было в 1952 г.

Чуть позже Дом Правительства описывали так: «В этом здании, где от мощных уступов стилобата, словно растворяясь в воздухе, поднимаются ажурные лоджии угловых башен, а перед каре основного объема на слившемся с трибунами пьедестале стоит овеваемая морским ветром Каспия бронзовая фигура В.И. Ленина — все дышит пространством и морем».

Одновременно перед поднимающимся комплексом формировалась просторная площадь, в то время — самая большая в СССР. Обрамляющие ее массивы зелени, соединенные с почти трехкилометровой прибрежной полосой, освобожденной от захламлявших ее ветхих строений, позволили расширить территорию Приморского бульвара.

Вообще место для строительства Дома Правительства было выбрано неслучайно: оно создавало целостный ансамбль города и Приморского бульвара. До этого момента какого-то «парадного» морского фасада у города не имелось.

То, что строительство пришлось на трудные послевоенные годы, сказалось на скромности реального фасада здания: его планировалось украсить фигурами. Но не сложилось, и какой-то аскетично пустой фасад резко контрастирует с богатым убранством башен-крыльев. Сократилось количество этажей (до десяти) и, значит, уменьшился объем здания, был исключен зал собраний.

Соответственно, здание утратило ряд своих общественных функций. Безлюдными стали ажурные колоннады, задуманные в качестве обширных открытых фойе зала. Да и внешне проект, первоначально решенный, в основном, в стиле барокко, претерпел значительные изменения. Но изменения в лучшую сторону в плане местного колорита: более широко и более органично были применены элементы национальной азербайджанской архитектуры.

Есть, правда, легенда, объясняющая, почему количество этажей уменьшилось. Согласно ей, все дело в ошибке проектировщиков: они не учли близость грунтовых вод, из-за чего дом дал осадку и несколько этажей вместе с фундаментом опустились. Виновники сели за это в тюрьму. Нелепая довольно-таки легенда… Скрывшиеся под землей этажи — это даже не смешно…

Еще одна легенда связана с уже упомянутыми немцами. Якобы они устроили забастовку из-за того, что им… привезли некачественный цемент! Возможно ли было устроить немецким военнопленным забастовку в те времена? Вряд ли. Но легенда показательна: показывает педантичность и аккуратизм немцев.

А по правилам много чего не делали… Городские власти требовали срочно сдать не готовое внутри здание, мол, потом, за счет ведомственных ремонтов доделаем. Но заселяться в недоделанное здание никто не хотел. Тогда волевым решением партии первыми заселили архитекторов. И куда? На десятый этаж!

«Вы — плохие архитекторы, — сказал второй секретарь ЦК, — так как десятый этаж сделали низким, а вместо нормальных окон сделали шестигранные — сионистские. Надо бы вас судить. Но для начала поселитесь на десятом!»

Десятый этаж изначально планировался техническим — для размещения складов, книгохранилищ, подсобных и технических помещений. Да и назвать «плохими архитекторами» столичных корифеев — верх невежества. Они все сделали правильно: зачем подсобкам высота потолков в 5 метров?!

А вот окна в виде шестиугольников — это попахивало скандалом, особенно в такое антисемитское время. Но как-то обошлось… А ведь и правда: оба архитектора были евреями. Может, и не случайно окна имеют такую форму? Но как бы там ни было, но архитектурные ведомства, ЦСУ и Азгипросельст таскали все свои пожитки на высоту в 55 метров на руках, без лифта — лифты не работали.

Как и многое другое — большинство туалетов, система теплоснабжения, отсутствовало оборудование технологических служб. Зато в избытке было строительных материалов под ногами и деталей интерьерного убранства.

Здание стали заселять. При запланированном проектом количестве в 2-2,5 тысяч человек сотрудников туда разместили в несколько раз больше. Из лифтов были вынуты зеркала — чтоб женщины в них не задерживались. Но при таком перегрузе лифтов все равно приходилось долго ждать, да они еще и застревали между этажами — в них было вынуждено ездить больше народу, чем лифты выдерживали.

В 1957 г. была выпущена курьезная открытка с видом Дома правительства фотографа Макса Альперта: она была отпечатана в зеркальном варианте. Поэтому надписи на стягах, украшавших здание к 40-летию Великого Октября, не читались. Никто в типографии этого не заметил…

Открытка стала филокартической редкостью.

В 60-70-х гг. вокруг Дома Правительства был построен большой комплекс зданий, включая гостиницы «Азербайджан» и «Абшерон», 16-тиэтажные дома на улице Гаджибекова, здание «Азерпочты».

Из серии «Тайны Баку»