Геополитика, Карабах и трагедия ходжалинцев

Т.АТАЕВ, историк

Согласно воспоминаниям являвшегося в 1992-96 гг. руководителем посреднической миссии России, полномочным представителем президента РФ по Нагорному Карабаху, сопредседателем Минской группы ОБСЕ от России Владимира Казимирова, «на начальной фазе карабахского конфликта… раньше всех и больше всех проявляла активность Москва.

Памятны встреча руководителей Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха (НК) в Железноводске 23 сентября 1991 г. при посредничестве президентов России Б.Н.Ельцина и Казахстана Н.А.Назарбаева после их поездки в регион конфликта и принятое на ней совместное коммюнике…30 декабря 1991 г. было сделано обращение к Азербайджану и Армении с призывом восстановить переговорный процесс. 30 января 1992 г. МИД России выступил с заявлением в связи с обострением конфликта. 20 февраля 1992 г. в Москве по инициативе А.В.Козырева (МИД РФ в тот период. — Авт.) был достигнут ряд договоренностей между министрами иностранных дел Азербайджана и Армении, что было позитивно встречено в ООН и СБСЕ».

В эту хронологию целесообразно добавить, что 1 января 1992 г. Азербайджан и Армения были приняты в СБСЕ. Причем СБСЕ (ОБСЕ) попытался сразу же сыграть роль посредника в урегулировании конфликта, 12 февраля направив в регион первую миссию. Со слов В.Казимирова, принятие обоих государств в ОБСЕ «соответствовало интересам США и других западных держав. Не только из-за того, что те не имели до этого каких-либо позиций в Закавказье, но еще больше потому, что уже тогда были заинтересованы в выдавливании России из этого региона».

В этом контексте нельзя не согласиться с В.Казимировым, т.к., со слов Збигнева Бжезинского, Азербайджан с «огромными энергетическими ресурсами…в геополитическом плане имеет ключевое значение. Это пробка в сосуде, содержащем богатства бассейна Каспийского моря и Ср.Азии…Независимый Азербайджан, соединенный с рынками Запада нефтепроводами, которые не проходят через контролируемую Россией территорию, также становится крупной магистралью для доступа передовых и энергопотребляющих экономик к энергетически богатым республикам Ср.Азии».

Таким образом, после распада СССР геополитическая борьба между Россией и Западом за овладение рычагами воздействия на ситуацию на Южном Кавказе перешла на новую фазу. В этом контексте «позиционную» завесу несколько приоткрывает помощник личного представителя действующего председателя ОБСЕ по НК в 1998-99 гг. Фолькер Якоби: «Армения и армяне Карабаха предпочитали ООН в качестве форума по урегулированию, так как их исторические «друзья» Россия и Франция являлись членами СБ ООН. По той же самой причине Азербайджан склонялся в пользу СБСЕ, членом которого была его надежная союзница Турция».

Конечно же, «право выбора» Еревана и Баку было минимальным, но между строк Ф.Якоби понимаем полностью, т.к. он фактически определил конкретный приоритет интересов в регионе Запада и России. Можно лишь добавить, что связка Армения-Россия существовала не только в рамках ООН, свидетельством чего является нижеследующее. Специалисты, изучающие ситуацию вокруг Южного Кавказа, осведомлены о т.н. «плане Гобла», названном по имени автора меморандума об обмене Лачинского коридора (Азербайджан), связывающего НК с Арменией, на аналогичный «Мегринский коридор» (Армения), соединяющий Баку с Нахчываном (Пол Гобл — бывший советник администрации США, политолог).

Так вот, согласно данным российского аналитика Владимира Максименко, «по словам автора плана, первый вариант еще в январе 1992 г. был одобрен и поддержан администрацией Дж.Буша-старшего». Этот шаг Вашингтона вполне ясен. В целях «вхождения» и закрепления на Южном Кавказе США нуждались в политической стабильности в регионе.

Вполне возможно, что в качестве одного из вариантов ее обеспечения США как раз и «выдвинули» предложение П.Гобла. Но также очевидно, что данный план не устраивал Москву, т.к. его осуществление, по словам генерал-майора КГБ в отставке, начальника Управления «С» Первого главного управления (ПГУ) КГБ СССР в 1979-1991 гг. Юрия Дроздова, позволяло Западу «пробить «брешь» на линии намечаемого сотрудничества Россия-Армения-Иран-Сирия, что впоследствии может привести к различным вариантам распада Ирана и даже России».

xocali-5

Безусловно, нельзя не согласиться, что при развитии событий «в обменном варианте», с учетом наличия (пусть и на небольшом участке) общей границы Нахчывана с Турцией, между Баку и Стамбулом устанавливалось бы «прямое соединение». А это действительно шло вразрез интересам Москвы и Тегерана. Как отмечал тот же Ю.Дроздов, «значение турецко-американских отношений в стратегических планах США возрастает в связи с наличием больших запасов энергоносителей в странах Центральной Азии и Азербайджане…Турция рассматривается как одно из важных звеньев НАТО в исламском мире, причем не только на Востоке, но и на Западе».

В контексте вышеизложенного несколько с иных позиций может оцениваться появившийся еще в 1988 г. первый план территориального обмена на «карабахском поле». Так, к концу 1988 г. группа московских ученых выступила практически с идентичным гобловскому предложением, озвученным академиком Андреем Сахаровым (обмен армянонаселенных пунктов Азербайджана на азербайджанонаселенные Армении).

Причем для его продвижения он выехал в Закавказье. Но именно в преддверии визита академика началась массовая насильственная депортация азербайджанского населения из Армении. И план благополучно приказал долго жить. Так что представление в начале 1992 г. очередного предложения «об обмене» не могло не сигнализировать об очередной угрозе «территориально-демографического» поражения Азербайджана.

Совбез РФ Ю.Скоков возглавил в апреле 1992 г., но, согласно российским источникам, он был «осенью 1991 г. назначен секретарем комиссии при президенте по разработке предложений, структуре и порядку деятельности Совета безопасности РСФСР — членом Госсовета РСФСР». И «ряд мер военно- политического характера» на Южном Кавказе действительно были осуществлены, причем, что довольно симптоматично, в унисон с одобрением вашингтонской администрацией плана Гобла. Поэтому все происходившее с того периода в зоне армяно-азербайджанского противостояния видится четко направляемым и управляемым.

6 января 1992 г. НК провозгласил никем не признанную независимость. 15 января армянской стороной захвачена деревня Кяркиджахан Шушинского района. 28 января 1992 г. ракетой «земля-воздух» сбит рейсовый гражданский транспортный вертолет Агдам-Шуша.

Российский исследователь участия авиации в боевых действиях, в т.ч. и на Кавказе, Михаил Жирохов свидетельствует: «28 января 1992 г. гражданский Ми-8 азербайджанской авиакомпании «Азал» совершал полет из Агдама в блокированный армянами город Шушу в Карабахе, имея на борту 30-40 человек. При заходе на посадку вертолет был поражен ракетой ПЗРК и рухнул в стороне от жилых кварталов. ВСЕ (выделено М.Жироховым. — Авт.) находившиеся на борту погибли».

Жирохов не уточнил, однако, что основную часть погибших пассажиров составили эвакуируемые из зоны боевых действий азербайджанские женщины и дети. Бакинский журналист Керим Керимли дополнил печальнейшую картину, отметив, что «погибли 44 мирных жителя. И мы, журналисты, наряду с жителями Шуши в тот день собирали останки человеческих тел на склонах горы, на ветвях деревьев». А 12 февраля армянской стороной были полностью разграблены и сожжены села Малыбейли и Гушчулар Шушинского района.

Вспоминает российский писатель-публицист, петербуржец Юрий Помпеев: «Мне, русскому литератору, стало очевидно, что готовится, как и в январе 1990 г., массовое кровопролитие в Азербайджане. «Радио, ТВ, многие газеты ежедневно нагнетают антиазербайджанские страсти, — писал я в телеграмме на имя Бориса Ельцина и Руслана Хасбулатова в воскресенье 26 января 1992 г. — Посредничества не получилось. Ясно, что под эгидой России готовится кровавая расправа в Карабахе, брошенном на произвол боевиков и особого полка России». Призывал российские власти вывести из Ханкенди (Степанакерта) 366-й полк и предотвратить готовящуюся бойню» (под 366-м полком подразумевается дислоцированный в тот период в Степанакерте мотострелковый полк бывшей Советской армии, получившей к тому времени звучное наименование «Объединенные вооруженные силы СНГ».

Апофеозом же этой, фактически санкционированной «хроники объявленного убийства» (по Г.Г.Маркесу) явилась трагедия, происшедшая в азербайджанском г.Ходжалы. В рамках вышерассмотренного геополитического аспекта выбор «объекта» для нападения был далеко не произвольным и не случайным. Эта местность, находясь в центре НК, как бы разделяла его на две части, связывая при этом дорогу Агдам-Шуша. Кроме того, в Ходжалы располагался единственный работоспособный аэропорт, стратегическое значение которого для налаживания постоянной и беспроблемной связи между Ереваном и Степанакертом трудно было переоценить.

xocali-3

Ходжалинская трагедия (только свидетельства)

Юрий Гирченко, служивший с 1989 г. по август 1992 г. в дислоцированном в г.Агдаме отдельном инженерно-саперном батальоне СА, свидетельствует, что «в 23.00 начался двухчасовой массированный артобстрел города (Ходжалы. — Авт.) из танков, БМП, БТР и модифицированных установок «Алазань». Затем с часа ночи до четырех часов утра армянские вооруженные отряды начали наступление на город…К пяти часам утра в городе вспыхнул большой пожар. Горел почти весь город».

Однако в докладе российского правозащитного центра «Мемориал» делается важнейшее уточнение: «В штурме города принимали участие боевые машины 366-го полка СА с экипажами». Следовательно, в операции были задействованы воинские подразделения центрального подчинения (14 февраля 1992 г. верховным главнокомандующим ВС СНГ стал последний министр обороны СССР Е. Шапошников). Справедливости ради нужно признать, что Ю.Гирченко не отрицает участия 366-го полка в атаке. Но с его слов выходит, что подразделение было «представлено» в событиях исключительно военнослужащими армянской национальности. Но даже и в этом случае факт тандема армянских сил и армии СНГ — налицо.

В докладе «Мемориала» отмечается, что «по утверждению официальных лиц НКР, для выхода мирного населения из Ходжалы был оставлен «свободный коридор». Аспект «коридора для мирных жителей» вплоть до сего дня является «броней» от обвинений в расправе над мирными жителями. Но тот же Ю.Гирченко раскрывает реальную картину (объемность цитаты вызвана ее фактажностью).

«Еще до начала артобстрела армяне кричали в громкоговорители, установленные на БТР, о том, что создан «свободный коридор» для выхода населения из Ходжалы в сторону Агдама…Вскоре после начала штурма часть населения стала покидать город, пытаясь уйти в направлении Агдама…Был второй пост, о существовании которого азербайджанцы не подозревали. И с этого поста с близкого расстояния армяне начали из пулеметов расстреливать ходжалинских беженцев.

Причем убивали без разбора как вооруженных, так и безоружных азербайджанцев. Убивали как взрослых, так и детей, как молодых, так и стариков. Дорога постепенно превращалась в кроваво-снежное месиво, усеянное трупами людей. Около армянского села Нахичеваник беженцы попали под шквальный огонь армянских БТР. Окровавленные трупы лежали вповалку, друг на друге…Но был еще и второй поток беженцев…Их тоже обстреливали армяне…Среди этого потока армяне брали заложников, при этом некоторых из них убивали на месте, а азербайджанским омоновцам топорами рубили головы. Кое-кому из заложников выкалывали глаза, отрезали уши, скальпировали, а потом уже убивали…Многие беженцы сбились с пути и просто замерзли по дороге. А те, кто все-таки добрались до Агдама, были с сильными обморожениями».

Свидетельство известного российского журналиста «горячих точек» Юрия Романова: «Отчаявшись получить какие-нибудь сведения в штабе, я отправляюсь к госпитальному поезду… Было 26 февраля 1992 г…Одна за другой к перрону подъезжают машины с горящими фарами, и с них сгружают уж совсем непривычных раненых: женщин, детей и стариков. Мужчин почти нет… — Откуда привезли? — спрашиваю очумевшего водителя. — Ходжалы… — машет он рукой».

Романов, честь ему и хвала, принял решение сразу же лететь в зону трагедии: «Мы прыгаем в вертолет…Я выглядываю в круглое окошко и буквально отшатываюсь от неправдоподобно страшной картины. На желтой траве предгорья…лежат мертвые люди… Площадь… усеяна трупами женщин, стариков, старух, мальчиков и девочек всех возрастов… Глаз вырывает из месива тел две фигурки — бабушки и маленькой девочки… Ноги у них почему-то связаны колючей проволокой, а у бабушки связаны еще и руки. Обе застрелены в голову… Пусть простит меня читатель. Но то, что видели мои глаза и слышали уши, не может передать мой бедный язык.»

Вышеизложенное подтверждается и расследованием «Мемориала»: «Беженцы, идущие по «свободному коридору» на территории, примыкающей к Агдамскому району Азербайджана, были обстреляны, в результате чего много людей погибло…Несколько десятков трупов имели следы глумления. Врачами санитарного поезда г.Агдама зафиксировано не менее четырех скальпированных тел, одно тело с отрезанной головой…Из заключений экспертов следует, что причиной смерти 151 человека были пулевые ранения, 20 человек — осколочные ранения, 10 человек — удары тупым предметом… Обстрелам подвергались также и группы беженцев, идущих по пути 2″.

Ю.Помпеев: «В среду, 26 февраля 1992 г., я записал в дневнике: Нехватка достоверной информации, водопады лжи комментаторов отбивают охоту жить. Телекадры горящей Шуши, сопровождающие тексты «Вестей» и «Новостей» об обстрелах Степанакерта, оказываются не случайны: у азербайджанской стороны, по сведениям радио «Свобода», нет установок «Град», из этих установок вооруженные силы марионеточной НКР уничтожают Шушу и Ходжалы и многочисленные азербайджанские села в долинах Карабаха».

А вот и резюме «Мемориала»: «Массовое убийство мирных жителей, находящихся в зоне «свободного коридора» и прилегающей территории, не может быть оправдано никакими обстоятельствами…Жители Ходжалы были незаконно лишены своего имущества, которое было присвоено жителями Степанакерта и окрестных населенных пунктов. Власти НКР легализовали такое присвоение чужого имущества, выдавая ордера на вселение в дома, принадлежащие бежавшим и депортированным жителям Ходжалы…В штурме Ходжалы принимали участие военнослужащие 366-го мотострелкового полка, принадлежащего к войскам СНГ». По результатам предпринятого азербайджанским парламентом расследования установлен факт 613 погибших.

xocali-4

Азербайджанский народ и его исконные территории — как заложники геополитики

Внешним результатом трагедии стало следующее. На заседании СБСЕ (27-28 февраля 1992 г.) был принят документ, предусматривающий принадлежность НК Азербайджану, разрешение конфликта мирным путем с условием неизменности границ. В свою очередь 20 марта «Совет глав государств СНГ принял по инициативе Москвы и Алма-Аты принципиальное решение о готовности направить группу наблюдателей и коллективные силы по поддержанию мира в зону карабахского конфликта» (В.Казимиров).

В этой связи целесообразно отметить, что при описании ситуации в регионе журналистами, экспертами, политиками геополитический аспект не только ходжалинской трагедии, но и армяно-азербайджанского противостояния в целом, обычно не рассматривается. После февральской бойни этот ракурс в некоторой степени осветил лишь известный российский правозащитник и миротворец, учредитель правозащитно-благотворительного общества «Организация миссий этногармонизации» (ОМЕГА) Виктор Попков.

Посетив по горячим следам в качестве представителя Союза Обществ Красного Креста НК, В.Попков пришел к следующим выводам: «Операция, осуществляемая при поддержке 366-го полка, имела далеко не только военное значение, но прежде всего — пропагандистко-политическое.

С помощью карательной части операции, имевшей целью расправу над мирными жителями и учинения зверств над ними, решались две задачи: во-первых, провоцировались такие действия азербайджанской стороны, которые могли бы оправдать широкомасштабную агрессию, а, во-вторых, окончательно пытались превратить в заложников своей политики народ НК, которому после содеянного в Ходжалы, по мнению организаторов преступления, окончательно отрезалась возможность оставаться при любых вариантах в составе Азербайджана».

В свою очередь, согласно заявлению «Омега» (май 1992 г.), «разрастание созданного ранее конфликта между азербайджанским и армянским народами до состояния настоящей войны между соседними республиками — прямое следствие имперской политики… Именно нынешнее руководство России если не формально, то фактически, поскольку именно оно контролирует ситуацию в военных структурах и структурах безопасности бывшего Союза, ответственно за качественно новый уровень милитаризации армяно-азербайджанского региона».

При этом «Омега» прогнозировала, что «дальнейшее увеличение потерь Азербайджана приведет к подрыву популярности демократических сил в нем (с середины мая 1992 г. у власти в Баку находился прозападный НФА- авт.) и позволит вернуться к власти силам, ориентированным на Москву. В крайнем случае, приведет к таким внутренним распрям в Азербайджане, что Россия сможет получить формальный предлог для своего присутствия там с целью восстановления «мира и справедливости».

Не называя «имен и дат», со схожей позицией выступал позднее российский политолог, руководитель международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр» Сергей Кургинян. В преломление к ситуации вокруг НК и др. «горячих точек» он, в частности, отмечал: «Эти «странные» технологии эскалации разрушения под видом разрешения конфликта предполагают вначале создание точки напряженности. Затем — бездействие и беспомощность власти, затем — «натягивание» напряжений и собирание деструктивных энергий, затем — запоздалые и неадекватные действия власти, а затем — перевод процесса в новую, более острую и масштабную фазу разрушения».

Как бы то ни было, факт остается фактом — после ходжалинской трагедии последовала очередная геополитическая партия между ведущими мировыми державами. Естественно, при внешнем задействовании «демократических механизмов» в лице СБСЕ, различного рода миротворческих делегаций, мирных саммитов и т.д. Удалось или нет (и почему?) в результате инициированной эскалации напряженности привести к власти в Азербайджане пророссийские силы, безусловно, тема отдельного глубокого исследования.

Но инспирированная для этого дестабилизация привела к страшным цифрам для азербайджанского народа, оказавшегося заложником политико-географического месторасположения своей страны. Посол РФ в Армении в 1992-1994 гг. Владимир Ступишин писал, что «когда осенью 1993 г. карабахцы вышли к границе Азербайджана с Ираном и вытеснили аскеров из приграничных с Арменией районов (вот неужели сами? — Авт.), от плана Гобла в любом его варианте остались рожки да ножки».

Реальнейшим же итогом массовых насильственных акций против азербайджанского населения, мягко и нежно охарактеризованных г-ном В.Ступишиным «рожками и ножками от плана Гобла», явилось нижеследующее. Согласно документам ООН, «в результате агрессии и этнической чистки от азербайджанцев как территории самой Армении, так и оккупированных азербайджанских земель, в Азербайджане насчитывалось около миллиона беженцев и перемещенных лиц…оккупировано более 17 000 км2 земель, что составляет около 20% территории страны, свыше 50 000 человек ранены или стали инвалидами, погибло более 18 000 человек, разграблены или разрушены 877 населенных пунктов.., более тысячи экономических объектов,более 600 школ и учебных заведений,..большинство архитектурных памятников, находящихся в оккупированной зоне».

А что же общественность российская ли, мировая ли? Свидетельствует видный российский философ и политолог Сергей Кара-Мурза.

«В конфликте в НК демократическая интеллигенция (как и Запад) явно заняла сторону армян. И вот армянские боевики, с целью сделать войну необратимой, поголовно уничтожают население целого городка Ходжалы. С совершенно нейтральными комментариями прошли по телеэкранам образы цветущего альпийского луга с бродящей между телами женщин и детей комиссией ООН.Никакого впечатления у демократической общественности это не вызвало (а западная пресса даже не сочла инцидент заслуживающим упоминания). Какой-то синклит духовных лидеров цивилизации включил армян в число «чистых», а азербайджанцев не включил (или пока не включил). И, послушный сигналам этих лидеров, российский интеллигент пометил у себя в мозгу установленную цену армянской и азербайджанской крови».