История пиджака

О.БУЛАНОВА

Мужской пиджак — удивительная вещь! Она практически не поддается капризам моды. Если силуэт женского платья от моды зависит очень сильно и меняется теперь чуть не два-три раза в десятилетие, то мужской пиджак остается все таким же. Ну, за малым исключением: то однобортный, то двубортный, то с одним разрезом сзади, то с двумя по бокам, то с тремя пуговицами, то с четырьмя, но это, как вы понимаете, сущие мелочи.

О каком бы десятилетии ХХ века мы бы не говорили, но общий принцип кроя и силуэт мужского пиджака все равно предстает перед нашим внутренним взором примерно одинаковым. Да и не только в ХХ веке, но даже и во второй половине XIX. Нам кажется, что пиджак — вечен. На самом же деле это далеко не так. Как же родился этот «вечный» предмет мужской одежды?

В одной довольно популярной книге по истории костюма (не хочу приводить ее название, потому что книга хоть и популярна, но неточна просто на удивление), написано буквально следующее: «уже в железных гробах бронзового века были найдены подобия пиджаков с рукавами». В самой фразе о «железных гробах» бронзового века уже кроется неточность, поэтому не будем на этом останавливаться, скажем только, что вряд ли в бронзовом веке искусство кроя и шитья было настолько развито, что люди умели производить этот самый сложный предмет одежды.

А это действительно самый сложный предмет: что по крою, по количеству элементов, что по технологии пошива, недаром в ХХ веке мужские портные всегда котировались более высоко, чем женские. Автор, видимо, хотел сказать, что археологами была найдена одежда с рукавами, несколько напоминающая пиджак, причем, скорее, даже не пиджак, а куртку. Куртка — одежда действительно довольно старая, чего не скажешь о пиджаке в нашем понимании этого слова — ему полторы сотни лет, едва ли больше.

Очень часто в хитросплетениях моды помогают разобраться словари. Вот какое определение пиджака дает В.И.Даль в 1860 году в «Толковом словаре живого великорусского языка»: «Пиджак — английское слово, долгая куртка, коротенький сюртучок по бедра». «Долгая» — в переводе на современный язык означает «длинная». В «Этимологическом словаре русского языка», изданном в начале ХХ века М. Преображенским, пиджаком называется «род короткого пальто». Д.Ушаков в 1939 году в «Толковом словаре русского языка» пишет о пиджаке так: «Принадлежность мужского костюма — род куртки с открытым воротником и застегивающимися полами».

Любопытно, что все словари русского языка сравнивают пиджак с чем-то, более привычным для современников: с пальто, с курткой, с сюртуком. В общем-то, оно и неудивительно: пиджак не зародился на пустом месте, его предшественниками как раз и были эти самые куртки и пальто. А также визитка, смокинг, фрак. Кстати, последние три «родителя» параллельно с пиджаком существуют и в наши дни, что бывает крайне редко, обычно «прототипы» уходят и оставляют после себя более удобную и практичную одежду. (Самый простой пример — женские многослойные юбки, которые породили юбку однослойную, в крайнем случае — на подкладке).

Прежде чем окунуться в историю самого пиджака, давайте для начала рассмотрим историю его «родителей». Пожалуй, «прадедушкой» пиджака можно назвать сюртук. Это французское слово (surtout) родилось в XVIII веке вместе с одеждой, которую и обозначало. Сюртук тоже не на пустом месте появился: в XVII веке, при Людовике XIV существовал жюстокор (juste аu corps).

Жюстокор — это один из вариантов сильно прилегающего короткого кафтана, собственно, слово так и переводится: «точно по телу». Он был популярен и в России: Петр I в начале XVIII века предписал всем, кроме крестьян и духовенства, носить именно такой кафтан. В народе эту одежду не любили — считали «басурманским» платьем, называли кургузым и срамным. Но мало-помалу народ привык — а куда деваться!

(Кстати, в России самой популярной одеждой был «русский» кафтан. Почему слово взято в кавычки? Потому что русской одеждой кафтан никогда не был — он (как и слово) пришел из Османской империи, с которой у России были гораздо более тесные связи, чем сейчас это представляет официальная история. И вот тут мы имеем лингвистический и исторический парадокс: мусульманский кафтан россияне принимали за свою, исконно русскую одежду, а западное светское платье — за «басурманское»).

Во Франции же все было наоборот: там жюстокор был очень престижной одеждой, ее можно было носить лишь с разрешения короля. Такое разрешение подчеркивало социальный уровень обладателя жюстокора, его значимость и знатность, носить жюстокор было великой привилегией, которой обладали при французском дворе человек пятьдесят, не больше. Шился прадедушка пиджака из дорогих тканей — парчи, бархата, украшался богатой вышивкой и драгоценными камнями, имел широкие рукава и большое количество дорогостоящих пуговиц.

С годами жюстокор потихонечку менялся и постепенно превратился в более привычный для нас сюртук. Через непродолжительное время сюртук перестал быть французской одеждой и стал принадлежностью всего европейского костюма, более того, из праздничной одежды он превратился в повседневную, самую обычную. Вот как об одежде одного своего героя пишет И.С.Тургенев: «…носил белые галстухи и табачного цвету длиннополые сюртуки».

В 60-х годах XIX века сюртук становится немодным. Его место занимает визитка. (О визитке следует сказать особо. Точнее, не о ней самой, а о слове. Сейчас «визиткой» называют визитную карточку, что не совсем верно. На самом деле изначально визитка — это мужская одежда для визитов. Визитная карточка получила свое название, как нетрудно догадаться, от слова «визит». Когда какой-нибудь господин приходил куда- нибудь с визитом, дворецкий или слуга докладывал о нем хозяину при помощи кусочка красивого картона с именем посетителя.

На ней — кроме имени и статуса, т.е. должности или титула — не было ничего, никаких координат. Эту же визитную карточку посетитель оставлял слуге, если господина не было дома. Было непринято просто сказать: передай хозяину, что приходил такой-то, необходимо было оставить визитную карточку. Кстати, на визитной карточке А.С.Пушкина не было указано больше ничего — только имя. Кто такой Пушкин — знали все).

Визитка-одежда напоминает сюртук по своему крою, однако имеет более открытую грудь и закругленные концы полочек и лацканов. Визитку (как и сюртук) полагалось носить с узкими панталонами в узенькую черную или серую полоску. Еще один прямой предок пиджака, который дожил до наших дней — фрак.

Сейчас это торжественная, нарядная одежда, которую надевают на великосветские приемы артисты, дипломаты, чиновники высокого уровня. Но это в наши дни, а в XVIII веке фрак был всего лишь офицерской формой. Он был очень удобен при верховой езде — длинные полы не мешали и не путались между ног. Во второй половине XIX века фрак стали носить и гражданские. Сильнее всего фрак прижился в буржуазной прослойке общества. С брюками его не носили, а исключительно с кюлотами, короткими штанами чуть ниже колен, но это было в XVIII веке, а в начале XIX века кюлоты были постепенно вытеснены панталонами со штрипками.

До России фрак добрался к 70-м годам XVIII века. К тому времени европейская одежда в России уже прижилась, народ от нее как черт от ладана не шарахался и «срамным басурманским платьем» уже не называл. Наоборот, столичные модники по достоинству оценили новый вид одежды и так рьяно стали его носить, подражая французским модникам энкруаяблям (о которых мы неоднократно писали), что стали героями юморесок и карикатур.

В те годы фрак был одеждой ультрамодной, кричащей и вызывающей, носила его исключительно «продвинутая» молодежь, вызывая этим негодование у поколения своих родителей. Видимо, родители в России во все века были отрицательно настроены против «западных» веяний как в моде, так и в жизни. Французским энкруаяблям ношение супермодной одежды прощалось, они ведь несчастные, их можно пожалеть, выросли во время революции, не до воспитания было, вот и получилось что получилось, что выросло, то выросло, как говорится.

Но исконно русская молодежь — считало старшее поколение — не должна надевать на себя эту нелепую одежду. Екатерина II поддерживала старшее поколение, а так как была дамой с юмором, то в насмешку над модниками вырядила во фраки обыкновенных будочников. А в руки будочникам для пущей нелепости вручила лорнеты. Получилась живая двигающаяся карикатура, своего рода ноу-хау, между прочим. Будочники страдали, старшее поколение возмущалось и продолжало в прессе кампанию против фраков, а молодежь веселилась, на это глядючи и, как тот кот Васька, который слушает да ест, продолжала наряжаться в скандальную одежду.

Сразу вспоминаются несчастные стиляги конца 50-х — начал 60-х годов ХХ века. Как только над ними не издевались — и в тюрьму сажали, и из учебных заведений исключали, и волосы публично стригли, и брюки-дудочки так же прилюдно разрезали, а им хоть бы что! Но тут все закончилось: на престол взошел Павел I. Павел был мужчина серьезный, миндальничать с молодежью не стал и поступил решительно: просто запретил фрак, и все! Да если бы только фрак! Как вы помните, он вообще все запретил: и узкие длинные панталоны, и короткие стрижки, и круглые шляпы, и шарфы… Что, в итоге, его и сгубило, причем как в прямом, таки в переносном смысле: задушили Павла. Тем самым запрещенным шарфом и задушили. Отсюда мораль: не надо туго завинчивать гайки. Может резьба полететь.

Когда Павел покинул сей прекрасный мир, модники всей России праздновали освобождение. Как пишет один из современников, буквально на следующий же день довольные «жители столицы… появились в таких костюмах, в таких прическах и с такой упряжью, кои строжайше были запрещены Павлом».

Потом пришел Николай I. Как вы можете помнить из истории о военной форме, этот самодержец был ярым поклонником однообразия. Он всех чиновников одел в вицмундиры с гербовыми пуговицам (еще один «пунктик» Николая I), которые выглядели как фраки, только отличались в зависимости табели о рангах по цвету. Цвет сукна был темно-синий или темно-зеленый. Гражданский люд мог носить фраки других цветов: коричневые, песочные, голубые или горчичные, но фасон был одинаков.

Вообще когда начинаешь изучать и историю моды в разрезе всеобщей истории, то приходишь к интересным наблюдениям: все правители начинали свое царствование с реформ одежды. Тут можно сделать несколько предположений, почему они так поступали. Во-первых, одежда всегда была очень знаковой вещью, подчеркивавшей социально-экономический, а так же кланово-кастовый статус. Она была визитной карточкой человека. В принципе, эту же роль она играет и сегодня, но в гораздо более мелких масштабах. Именно по одежде человека и оценивали, недаром есть пословица: «Встречают по одежке, провожают по уму».

Обратите внимание: никто не начинал свое правление реформами по изменению архитектурных или музыкальных стилей — они менялись сами, постепенно и независимо от правителей. Во-вторых, своими реформами все правители подчеркивали свою исключительность и отличность от всех своих предыдущих «коллег». Реформируя одежду, они пытались заявить о своей исключительности чисто внешне.

Наверняка есть и «в-третьих», и «в-четвертых», но это вопрос отдельного исследования, поэтому вернемся к прародителю пиджака — фраку. Итак, сначала фрак — военная форма, потом — униформа чиновников, потом — повседневная одежда. И только потом фрак стал… одеждой для балов и приемов. Таковым практически без изменений (менялась лишь длина фалд) он дошел и до сегодняшних дней. В конце XIX и первой половине ХХ века сформировались правила ношения и пошива фрака. Бально-официальный фрак был в подавляющем большинстве случаев черным, но иногда допускался и белый фрак. Однако у черного фрака подкладка обязательно должна была быть белой, фрак полагалось носить с пикейным белым же жилетом и панталонами, но прямыми и без всяких отворотов внизу. Обязательным был и цилиндр.

В последней четверти XIX века мир узнал смокинг. Говорят, что первым его надел лорд Сатерленд, правда, о том, кто фрак придумал, мы, похоже, никогда не узнаем. О том, что смокинг изначально был «спецодеждой», мы уже писали. Его надевали джентльмены, отправляясь в курительную комнату, чтобы их одежда не пропахла дымом. Об этом можно догадаться, повнимательнее посмотрев на само слово «смокинг». Оно ведет свое происхождение английского smoking-jacket, то есть «жакет для курения». Но любопытно, что это слово в обиход ввели не англичане, как можно было бы подумать, а французы с немцами. Сами англичане одежду для курения называют dinner-jakcet, а американцы — «таксидо». На англо-американском жаргоне у смокинга вообще нелепое название: monkey-suit, что означает «обезьяний костюм».

Позже смокинг стал выходным нарядом. Он отличается длинными лацканами и сильно открытой грудью. Подкладка и лацканы — обязательно шелковые. Как правило, смокинг шьется из черной материи, но встречаются белые, фиолетовые и темно-синие и смокинги. В наши дни можно встретить фрак любого цвета, даже ярко-розовый, красный или лимонный.

Вот так, постепенно, мы с вами дошли до того момента, когда на сцену мировой моды вышел и герой нашего рассказа — пиджак. Кстати, а само слово откуда произошло? Тут есть несколько версий, причем как у лингвистов, так и у историков моды. Сторонники английской версии происхождения самого пиджака, а не только слова, утверждают, что слово «пиджак» (пи-джекет) английского происхождения. Правда, что такое pie? Сторонники голландской версии происхождения пиджака утверждают, что это самое «пи» на голландском означает «куртку из грубой шерстяной материи». Ну, а «жакет» — он и есть жакет. (В другой, правда, версии пишется не «pie», а «pea», но это, как говорится, роли уже не играет).

Сторонники голландской версии утверждают, что голландские моряки носили такую куртку, потом слово позаимствовали англичане — вместе с курткой. Свою голландскую версию они обосновывают еще и тем, что сами англичане пиджак называют «coat». Впрочем, слово «коут» у англичан обозначает и френч, и пальто, и мундир… Английский язык очень «богат»…

Если вы думаете, что на этом версии закончились, то вы ошибаетесь! Их еще три! Например, есть сторонники французской версии. По этой версии на французское происхождение пиджака указывает французское слово «жакет», которое потом перекочевало в испанский и итальянский. «Жакет» на французском — это уменьшительное от jack (кольчуга). Но и тут нестыковочка, потому что сами французы пиджак называют «вестон». Но это слово употребляется во французском языке две с половиной сотни лет и получается, что и пиджаку столько же, а это несколько противоречит фактам.

Сторонники немецкой версии происхождения пиджака говорят, что слово ведет свое происхождение от немецкого jacke — кофта. А от кофты до пиджака, мол, очень близко. В принципе, близко — и то и другое с рукавами и пуговицами. Шуба тоже с рукавами и пуговицами… И блузка…

Ну, и последняя версия — арабская. Поклонники этой версии утверждают, что родословную свою пиджак ведет от арабов, которые еще с незапамятных времен свою кольчугу называли «шакк». Потом слово получило приставку «пи» или «пид», вот и получился «пидшакк». Противники «восточного следа» в родословной пиджака утверждают, что версия притянута за уши. Эта версия не кажется такой уж притянутой, более того, она гораздо более логична, нежели все остальные, даже с лингвистической точки зрения: шакк — жак — пи-джак. Не надо забывать и тот факт, что арабы изначально были более развитой нацией, и когда в Европе еще бегали в шкурах, арабы уже тогда создали свою мощную цивилизацию. Придя в Европу с многочисленными завоеваниями, они принесли множество новых слов и элементов одежды.

Еще одна версия — тоже французская, но ее сторонники объяснения дают, подходя с совершенно иной стороны. Эти этимологи, любители все непонятные слова сводить к именам и топонимам, утверждают, что истоки слова «пиджак» надо искать во французском имени Жак. Да, имена порой дают происхождения словам и даже явлениям, например, имя Жак дало название антифеодальному крестьянскому восстанию 1358 года — «Жакерия». Французские дворяне часто употребляли словосочетание «Жак-простак». Так они называли своих крестьян. (Имя Жак — одно из самых распространенных во Франции, так же как Иван в России, а Фриц — в Германии). Сторонники этой версии утверждают, что именно крестьянин Жак и придумал впервые пиджак, и надел его.

Есть еще и русская версия. Точнее, она и не версия вовсе, а так, шутка. Эта «версия» относится к так называемой «народной этимологии», когда несведущие люди начинают что-то объяснять, пользуясь своим не очень обширным объемом знаний. Дело в том, что пиджак в России — в отличие от многих других западных предметов одежды — прижился довольно быстро и легко. Его стали использовать в своем гардеробе не только представители интеллигенции и дворянства, но и крестьяне, причем во всех провинциях, включая Кавказ и Среднюю Азию.

Произошло это после отмены крепостного права, когда крестьяне хлынули в города, приобщились там к городской моде и принесли ее обратно, в родные села и деревни. Там, в деревне пиджак претерпел некоторые изменения, потому что сложный и вычурный городской покрой крестьянину был неудобен.

На селе он стал выглядеть как длинная, до колен, однобортная куртка с маленьким стоячим воротником и застежкой на левую сторону. Шили его из сукна или холста темно-синего цвета, для тепла подбивали ватой. Называли его «спинжак», т.е. прикрывающим спину. В северных областях России пиджак назывался вообще очень забавно: «ежеденной оболочкой», а то и просто «халатом».

Всем нам привычный тип пиджака победил деревенский «суконный стиль» лишь к 20-м годам ХХ века. Впрочем, старые суконные пиджаки еще оставались в обиходе, но их пренебрежительно стали называть «стариковскими».

Loading...