Ахмед Джавад — Поэт независимости

О.БУЛАНОВА

Ахмед Джавад — знаменитый поэт, один из передовых представителей романтизма и реализма в азербайджанской литературе в 20-30-х гг. прошлого века, автор слов к гимну Азербайджанской демократической Республики, написанному великим Узеир беком Гаджибековым.

Настоящее имя Ахмеда Джавада — Джавад Мамедали оглу Ахундзаде. Он родился в 1892 г. в селе Сейфали Елисаветпольской губернии (Елисаветполь — старое название Гянджи). Он получил прекрасное домашнее образование — изучал турецкий, персидский, арабский языки и восточную литературу. В 1912 г. он окончил духовную семинарию в Елисаветполе, работал учителем, активно участвовал в литературной и общественно-политической жизни города.

Когда незадолго до Первой мировой войны (1912-1913) началась Балканская война, сражался на стороне Турции в составе Кавказского отряда добровольцев. Однако страны балканского полуострова потеснили турок с европейской территории. Ахмед Джавад как член Общества милосердия помогал сиротам и беженцам в Карсе, Эрзуруме и других городах.

Стихи он начал писать с юности, а в 1916 г. увидел свет его первый сборник — «Гошма». В 1919 г. вышел второй сборник — «Далга». К этому времени уже образовалась Азербайджанская Демократическая Республика, и Ахмед Джавад всей душой принял идеалы первой на Востоке демократической республики, принимал участие в борьбе за независимость и стал известен как «поэт независимости».

Этот период его литературной деятельности тесно связан с Мамедом Эмином Расулзаде. По предложению Мамеда Эмина Ахмед Джавад вступает в партию «Мусават».

В своем знаменитом стихотворении «Азербайджан, Азербайджан!» Ахмед Джавад приветствовал провозглашение АДР, а в стихотворении «Азербайджанскому знамени» очень образно воспевал трехцветное знамя Азербайджана. В период существования АДР поэт продолжал педагогическую деятельность, проводил культурно-просветительскую работу, помогая министру просвещения АДР Насиб беку Юсифбейли, принимал активное участие в создании Азербайджанского университета.

Вся его поэзия того времени — это призыв к единению тюркских народов. В стихотворениях «Англичанин», «Чужак» Ахмед Джавад выражает свое негативное отношение к английским интервентам, зато в стихотворении «Эй, солдат» он воспел турецкую армию, пришедшую на помощь азербайджанскому народу в 1918 г.

После советизации Азербайджана в 1920 г. и установления новой власти Ахмед Джавад продолжал педагогическую деятельность. В 1920 г. он работал директором школы и учителем русского и азербайджанского языка в селе Хулуг Гусарского района, в 1920-1922 гг. был заведующим Отделом народного просвещения Губинского района.

После Ахмед Джавад решил продолжить свое образование и в 1922-1927 гг. учился на историко-филологическом факультете Азербайджанского педагогического института, одновременно работая преподавателем в техникуме им. Наримана Нариманова. В 1924-1926 гг. поэт являлся ответственным секретарем Общества советских писателей Азербайджана.

В 1930 г. он переехал в Гянджу и до 1933 г. был преподавателем русского и азербайджанского языков Института сельского хозяйства в Гяндже. В 1933 г. Ахмеду Джаваду присвоили звание профессора, и он стал заведующим кафедрой в том же вузе, позже заведовал литературным отделом Гянджинского драматического театра.

В 1934 г. Ахмед Джавад вернулся в Баку и, будучи талантливым переводчиком, работал редактором отдела переводов в издательстве «Азернешр». В 1935-1936 гг. заведовал отделом документальных фильмов на киностудии «Азербайджанфильм». В марте 1937 г. Ахмед Джавад был удостоен первой премии за перевод поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» на азербайджанский язык.

Кроме этого, Ахмед Джавад перевел на азербайджанский язык произведения русских писателей и поэтов: «Медный всадник» А.С. Пушкина, «Детство» М.Горького, прозу И.Тургенева. Он переводил и произведения европейских классиков: «Отелло» и «Ромео и Джульетта» У.Шекспира, «Гаргантюа и Пантагрюэль» Ф.Рабле, «Голод» К.Гам суна и др.

Первые репрессии Ахмед Джавад испытал на себе в 1925 г. — его арестовали за стихотворение «Гейгель», но ему удалось довольно скоро выйти на свободу. Но это было на заре советской власти, кровавый маховик 30-х еще не был запущен.

В начале июля печально известного 1937 г. Ахмед Джавад был арестован. И это при условии, что в стихотворениях «Разве мы не братья» (1929), «Кура» (1930), «Хлопок» (1931), «Москва» (1935) и других произведениях поэт воспевал дружбу народов, любовь к Родине. После ареста прошло совсем немного времени, и уже 13 октября его расстреляли. Ему было всего 45 лет…

После приведения приговора в исполнение подверглись репрессиям и члены его семьи. Его жена Шукрия ханым была выслана в Казахстан, четверых детей разлучили… Реабилитация невинно осужденного поэта произошла в декабре 1955 г. — после смерти Сталина. Начали издаваться его книги. В 1958 г. свет увидел сборник «Шеирлер», в 1961 г. — перевод «Гаргантюа и Пантагрюэль», в 1962 г. — «Отелло» и «Ромео и Джульетта».

Так Ахмед Джавад вернулся из небытия к своему народу. Он стал предтечей «оттепели», пробуждая новые поколения к национальному возрождению. Затем новые годы забвения…

Несмотря на реабилитацию, в советских словарях и справочниках Ахмед Джавад упоминался исключительно как шовинист и пантюркист.

Вот что можно прочитать в российской «Литературной энциклопедии»: «Его литературная деятельность развертывается в период оживления националистического движения среди помещичье-буржуазной интеллигенции. Творчество Джавада выражает ее идеологию. Эта интеллигенция, в лице партии «мусаватистов», пришла к власти в 1918 г., и два года господства «мусавата» являются днями расцвета творчества Джавада. Мусаватисты справедливо считают Джавада своим поэтом: он открыто проповедует идеи шовинизма, пантюркизма и т.д. После революции Джавад неоднократно выступал в печати со своими антисоветскими лирическими стихами. Лирика его превратилась в непосредственное орудие пропаганды национализма».

Однако в Азербайджане тонкий лирик Ахмед Джавад всегда пользовался в народе огромной любовью и «воскрес» в 1990-м — чтобы стать знаменем независимости своей родины. Этой идее независимости он служил всю свою жизнь, воспел в лучших своих творениях и за обретение которой звал свой народ бороться до последнего вздоха.

В 1991 г. вышел его сборник «Сен аглама, мен агларам». Но самой высокой части он удостоился 27 мая 1992 г., когда парламент принял Закон «О Государственном гимне Азербайджанской Республики», согласно которому «Азербайджанский марш» Ахмеда Джавада написанный им для гимна АДР, был утвержден в качестве Государственного гимна Азербайджана с музыкой Узеир бека Гаджибекова.

На земле немного найдется поэтов, чье произведение провозглашалось бы официальным гимном по требованию самих народных масс. Стих, рожденный на заре пробуждения Азербайджана в начале ХХ в. в момент свершения величайшего акта в его истории — провозглашения АДР, вновь зазвучал на гражданских манифестациях в конце века, став символом верности народа вечным идеям Свободы, Справедливости, Равенства и Братства.

Даже если бы Ахмед Джавад написал только лишь стихи к гимну, он уже обессмертил бы себя в веках, занял бы исключительное место в современной азербайджанской литературе, в истории своей страны.

На крутых своих поворотах история по-новому высвечивает грани поэзии и самой личности Джавада: поэта-революционера, поэта-политика, поэта-мученика. И очень великодушного человека. Впрочем, ему само имя не позволяло не быть великодушным. В богатой на имена многовековой азербайджанской литературе трудно найти пример столь высокого стоицизма, столь масштабного поэта-проповедника с ясной волей и четкой политической ориентацией. Он вошел в историю азербайджанской литературы как родоначальник революционной поэзии, и по сию пору остается в этом качестве самым значительным и неповторимым явлением.

Нельзя не согласиться с теми, кто считает его одним из основоположников туранизма. Его бессмертные стихи «Чырпынырдын, Кара дениз» стали своеобразным гимном единого Отечества турок, единства и вечности тюркского мира. В сущности, в его лице мы имеем поэта двух литератур — турецкой и азербайджанской. Не случайно современные известные турецкие исследователи в творчестве Ахмеда Джавада, его исканиях и идейно-политическом наследии видят проявление двуединства духа тюркского этноса и азербайджанской нации.

Ахмед Джавад — это тот поэт, та историческая фигура, жизнь и слово которого в этом смысле приобретают особое значение. Жизнь Ахмеда Джавада — это остросюжетный сериал, судьба — захватывающий роман, поэзия — памятник любви и преданности. Немного на земле поэтов, жизнью своей воспевших любовь… Его Шукрия — не поэтический образ.

«Предпочитаю погибнуть в Сибири, чем отказаться от Джавада!» — эти слова, брошенные в лицо палачам княжеской дочерью из Аджарии, спутницей жизни поэта, повели Джавада и Шукрию ханум из трагической были в вечный мир поэтической романтики.