Нефть Баку и деньги Ротшильдов

Г.САЛАЕВ

Уже в конце XIX века и в первые годы XX был период, когда Российская империя опережала Америку, занимая ведущее место в мире по добыче, переработке нефти и вывозу ее в другие страны. А основная доля жидкого горючего, извлекаемого из недр, приходилась на Баку, где был крупнейший в мире центр нефтяной индустрии.

Баку в те времена развивался так же головокружительно быстро, как и крупные города Америки. Темпы его роста были такими, какими не знали ни Россия, ни Европа.

Со всех концов России из-за границы в Баку стекались люди разных национальностей в поисках работы и счастья. Запах «черного золота» манил в Баку людей разных сословий, религий, способностей, бедных и не очень, и даже воротил мирового капитала. «Если нефть королева, то Баку — ее трон»,- писал в начале века Уинстон Черчилль. Среди многих, желающих сидеть на этом троне, были мощные компании братьев Нобель и братьев Ротшильд.

16 мая 1883 г. произошло утверждение новой в Баку фирмы — Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества. Оно полностью принадлежало баронам Ротшильдам. Руководителем был Альфонс, возглавивший парижский банкирский дом. Любопытно, что во властных структурах России к проникновению Ротшильда в нефтяной Баку, как и вообще к иностранным инвестициям, отношение было неоднозначным. Да и ряд потесненных местных компаний поднимал шум, что чужеземцы, мол, не дают дышать исконным российским промышленникам. Давали себя знать юдофобские (антисемитские) настроения в столичном Петербурге, в Государственном совете и министерствах.

Однако за свободу предпринимательства для иностранных фирм активно выступил наместник Кавказа князь Г.С. Голицын. «Кавказ находится в ином положении,- писал он,- и пока без иностранных капиталов обходиться затруднительно, в особенности при малой предприимчивости здесь со стороны русских капиталистов…».

Из приведенных доводов следовало, что «всякое безусловное ограничение деятельности иностранных предпринимателей на Кавказе было бы равносильно серьезной задержке в промышленном процветании страны».

С Голицыным солидаризировался министр финансов России С. Ю. Витте, выступавший за беспрепятственное приобретение иностранными компаниями нефтеносных земель, недвижимости на Кавказе, в Баку.

Заведующий акцизными сборами Закавказского края и Закаспийской области тайный советник С.Марков писал: «Дело, мне кажется, сводится не к борьбе с Ротшильдом, деятельность которого хотя и не бескорыстна, но все-таки приносит громадную пользу государству, завоевывая все больше и прочнее заграничные рынки для наших осветительных масел…».

Победил здравый смысл, и в итоге новыми правилами, принятыми с июня 1892 г., предусматривалось, что иностранные общества и евреи могут приобретать в пользование нефтеносные земли. Ротшильды быстро приступили к приобретению и разработке нефтеносных земель на Абшероне, взятию их в аренду. Они покупали участки, еще не тронутые бурением, площади с заброшенными, оставшимися исчерпанными нефтяными колодцами, промыслы, не оправдавшие надежд их прежних владельцев.

Уже на первых порах были куплены и арендованы промыслы, ранее принадлежавшие княгине Анастасии Гагариной, предпринимателю Кабакову, товариществу «Дружба» и другим. Комиссия приобретала обширные нефтеносные земли в Балаханы, Сабунчи, Раманы, на Биби-Эйбате, в Сураханы и незамедлительно бралась за их освоение, эксплуатацию.

Поднимались нефтяные вышки, оборудовались площадки скважин, сооружались насосные, компрессорные, амбары и резервуары, прокладывались нефтепроводы к сборным пунктам и нефтеперегонным заводам.

Крупный чиновник Министерства финансов России инженер-технолог С.И. Гулишамбаров о деятельности дома Ротшильдов в Баку писал: «…Открыв многим предпринимателям широкий кредит в десятки и сотни тысяч рублей, они помогли им выйти из крайне затруднительного положения, а некоторых даже спасли от полного разора».

Имея в бакинских сейфах 6 миллионов (золотых) рублей и 25 миллионов франков основного капитала, Ротшильды со свойственной им энергией и размахом взялись за дело. Первая партия керосина была отправлена в Антверпен, затем в Лондон и дистиллята в Австрию, затем, с 1885 г., на рынки Дальнего Востока. В Батуми Ротшильды соорудили резервуарный парк и вместительные склады для приемки и хранения керосина, ими была в три раза увеличена мощность жестяночно-тарного завода в Батуми.

За короткий срок компания Ротшильда распространила свое влияние на 135 мелких и средних нефтяных предприятий. Они заключали договора на комиссионную продажу керосина, открывали крупный кредит на льготных условиях. Если в 1884 г. вывоз бакинских нефтепродуктов за границу составлял 2,4 млн. пудов, то в 1889 г. он поднялся до 30 млн. пудов.

Намного увеличилось качество выпускаемого керосина, а на окраине Баку, в Черном городе, они соорудили крупнейшее нефтеперерабатывающее предприятие. Это был целый промышленный комплекс с тремя отдельными заводами: керосиновым, бензиновым и масляным, выпускавшим смазочные масла.

Помимо того, производились газолин, гудрон, солярка. Были построены и оснащены в Баку газовый завод на Биби-Эйбате, электрическая станция, опреснители морской воды, механические мастерские с большим числом рабочих и техников, по сути заводы, ремонтировавшие нефтепромысловое оборудование и трубы, изготавливавшие запасные части и бурильные инструменты.

При открытии Закавказской железной дороги (1883) в наличии было лишь 600 вагонов-цистерн. Ротшильды, предприняв немалые усилия, преодолев чиновничье-бюрократические рогатки, добились от властей права частным лицам на свои деньги приобретать вагоны-цистерны и обеспечивать ими железную дорогу, в итоге в общей сложности было доведено до 3500. Нефтепродукты отправлялись из Баку в Великобританию, Австрию, Бельгию, Индокитай, Турцию, Японию, Грецию, Китай, Германию, Голландию, Францию, Мальту, Португалию, Алжир, даже на Филиппинские острова.

Ротшильдами из Баку через Батуми было вывезено 27 млн. 600 тыс. пудов керосина. Нисколько не сбавляя темпов экспорта, Ротшильды принялись и за овладение внутренним емким рынком России: Астрахань, Царицын, Самара, Нижний Новгород. Были созданы свои хозяйства и на Балтике (Рижские резервуары), и в Белоруссии (Витебские резервуары), и в Польше (Варшавские резервуары).

Нефтепродукты туда доставлялись водным путем, эту задачу выполняло ротшильдовское торгово-транспортное общество «Мазут», начавшее действовать с 1898 г. Ротшильды понимали, что у нефтепровода большое будущее, что с ним связан технический прогресс в нефтяной отрасли, поэтому настойчиво добивались от правительства права проложить магистральный нефтепровод Баку-Батуми, оказывали финансовую поддержку инженеру В.Г. Шухову в разработке проекта. Львиную долю средств на устройство нефтепровода выделил парижский дом Ротшильдов.

В 1907 г., ровно через 10 лет с начала постройки, нефтепровод на всем своем протяжении вступил в действие. Официальное его открытие состоялось 24 июля в Тифлисе. Новаторским по замыслу и духу было освоение нефтяных богатств, скрытых под дном Каспийского моря, в акватории Биби-Эйбатской бухты. На такое еще нигде в мире не осмеливались. Требовались огромные капиталовложения, мобилизация ресурсов для того, чтобы отгородить дамбою часть моря, так называемый «ковш», и произвести засыпку.

В Нижнем Новгороде был сформирован караван землечерпалок «Сормово», приобретена техника, арендованы баржи для доставки песка. Бакинская фирма Ротшильдов была нацелена на творческий поиск, всячески поддерживала передовую творческую мысль, открывала новые грани применения нефти и нефтепродуктов в промышленности и сельском хозяйстве, в быту.

Так, в 1889 г. на Всемирной парижской выставке демонстрировалось множество отменных красок, полученных из бензола, приготовленного на Бакинском керосино-масляном заводе. Но деятельность Ротшильдов не ограничивалась нефтяной промышленностью Баку. Они уделяли должное участие в жизни города и его населения.

В течение одного года (1898-1899) в Баку на углу улиц Губернской и Персидской (где ныне размещается Прокуратура Азербайджанской Республики), по проекту инженера К. Скуревича, выросло импозантное здание в неоготическом стиле. Великолепно выполненное из белого апшеронского известняка, оно явилось одной из архитектурных доминант города. В этом доме, собственности Ротшильдов, и разместилось Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество.

Интерес представляет факт, что одним из служащих был Давид Львович Ландау, отец будущего великого физика, нобелевского лауреата Льва Давидовича Ландау. По общему мнению, Ландау-старший был талантливым инженером, яркой личностью, и компания Ротшильдов нашла его кандидатуру подходящей для руководства своими нефтепромыслами и позвало в Баку. В город нефти Ландау переехал из Петербурга. Ландау-сын родился в Баку и до революции учился в коммерческом училище, в попечительский совет которого, кстати, входил его отец.

В августе 1917 г., уже после Февральской революции, Ландау от лица нефтепромышленников вел далеко не простые переговоры с рабочими Бакинского района о заключении коллективного договора. В обществе «Нефть» и «Биби-Эйбатском нефтяном обществе», вошедших в начале века в ротшильдовскую группу нефтепромышленных предприятий, обычные наградные заменили участием рабочих в прибылях нефтепромыслов. Это зародыши будущего «народного капитализма».

Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество не скупилось отпускать крупные суммы на благотворительные цели. На свои средства общество построило и содержало в промышленных районах Баку, Белом городе и на Баилово, две школы, где преимущественно учились дети рабочих. Обучение было бесплатным.

Только в 1890 г. компания соорудила и отдала новоселам восемь капитальных домов, где плата за проживание была совсем незначительной. Члены правления общества выступали как попечители городских гимназий и коммерческих училищ, а это неизменно сопровождалось безвозмездными субсидиями для учебных заведений.

Совет съезда бакинских нефтепромышленников за свой счет построил и оборудовал в Баку, главным образом в промысловых и заводских пригородах, больницы, амбулатории, народные дома-клубы, библиотеки. Пользовались ими рабочие, техники, инженеры, члены их семей бесплатно. В этот фонд Совета съезда неизменно вносили большие суммы это общество и торговое общество «Мазут».

Ротшильд был щедр в оказании помощи Бакинскому еврейскому обществу. В начале века при синагоге, находившейся в центре города, были мужское училище с четырехгодичным курсом, женское профессиональное училище, а также субботние вечерние классы. Вносить плату не требовалось, более того, всем учащимся бесплатно давали чай, а дети из бедных семей обеспечивались одеждой, обувью, учебными пособиями. Многие тысячи томов насчитывались в библиотеке-читальне.

В Баку также функционировало отделение Еврейского литературного общества, ставившее своей задачей содействие изучению и развитию научной и изящной еврейской литературы на иврите, идише и других языках. Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество, как и общество «Мазут», были национализированы в 1918 г. декретами Бакинской коммуны. Но к этому времени парижский банкирский дом Ротшильдов уже не был их полновластным владельцем.

В 1912 году они продают свой российский нефтяной бизнес англо-голландскому концерну Royal Dutch/Shell, который в результате получил контроль над пятой частью добываемой в России нефти, но уже через несколько лет утратил его.

По материалам «Банкирский дом Бр. Ротшильд в Баку», Полонский Л. А. 1998