История создания Шолларского водопровода

Г.САЛАЕВ

Баку, ХIХ век. На улицах города и в местах скопления людей слышны выкрики настойчивых мальчишек с кувшинами и со стаканом в руках: «Ширин су вар, ширин су!» А, начиная с 21 января 1917 года, к этим словам еще добавились два: «Шолларская вода!»

Это небольшое добавление означало, что произошло важное событие в жизни Баку — пущена в эксплуатацию водопроводная линия, поставляющая питьевую воду в столицу из далекого местечка Шоллар, расположенного от города на 177 км, недалеко от границы с Дагестаном, в 2 км от железнодорожной станции Худат на линии Баку- Москва.

До станции Насосный вода текла самотеком. Интересна история строительства этого водопровода. Перед Баку всегда стояла проблема питьевой воды, так как колодезная вода Абшерона солоноватая, не чистая, не приятная на вкус, плохо мылится. В ближайших окрестностях Баку нет естественных источников пригодной для питья воды.

«Издревле существовали здесь кягризы — система колодцев, соединенных подземными ходами — штольнями. Столетиями брали из кягризов мутную солоноватую воду, от которой воротил морду даже иной верблюд», — пишет бакинец, писатель Евгений Войскунский в эссе «Трудный путь воды».

Город использовал также воду, привозимую на баржах из рек Куры и Волги по дорогой цене -1 копейка за ведро. В связи с наплывом людей в конце ХIХ века в поисках счастья на нефтяном Клондайке Баку, город вышел за пределы Ичери шехер. Проблема нехватки питьевой воды усилилась многократно — в городе все чаще появлялись случаи заболевания холерой, дифтерией, скарлатиной, брюшным и сыпным тифом. Назревала острая необходимость решения этой проблемы, поэтому в конце 1860-х годов в окрестностях Баку начались изыскания источников питьевой воды.

В 1880 году встал вопрос о строительстве опреснителя морской воды. 6 августа 1893 года начал работать опреснитель мощностью 30 тысяч ведер в сутки, построенный Товариществом «Бакинский док», которое стало продавать воду по цене 0,5 коп. для населения и 0,625 коп. — для промышленных нужд.

Но выяснилось, что производительность опреснителя низкая, качество ее еще ниже, поэтому опресненную воду использовали в основном лишь для технических целей. Городская дума приняла решение построить новый опреснитель конструкции Н.А.Ягна мощностью в 70 тысяч ведер в сутки к 1899 году. За первые 80 млн. ведер город должен был платить Ягну и обществу по 0,7 коп. за ведро, а в дальнейшем — по 0,5 копейки.

Но проблема нехватки питьевой воды для населения оставалась. А несколькими годами раньше, в сентябре 1879 года, на заседании Бакинской городской думы ее член, гласный Гаджи Зейналабдин Тагиев предложил ассигновать на изыскание воды и составление проекта будущего водопровода сумму в 1000 рублей. При его непосредственном участии была создана комиссия по строительству водопровода.

Под руководством геолога Бецевича выяснилось, что количество подпочвенной воды, собранной в самом городе и его окрестностях, достаточно для местного потребления, однако ее качество было неудовлетворительным. В 1884 году инженером Отто Ленцем была найдена вода в бакинских селах Маштаги и Бузовна, однако она оказалась не пригодной для питья из-за высокого процента содержания солей, а ее очистка была признана нерентабельной.

По поручению Бакинской городской управы в 1894 году были разработаны три конкурсных проекта по водоснабжения Баку из реки Куры, составленных инженерами М.И.Алтуховым, А.Дюмоном и Г.Г.Ройтом. Однако по причине активного сопротивления этому строительству со стороны поставщиков воды из Куры эти проекты не были приняты комиссией.

По приглашению властей города в Баку приехал Сэр Вильям Хирлейн Линдлей (1853-1917), английский гражданский инженер-строитель, выполнивший водопроводные и канализационные сооружения более чем в 30 городах Европы.

Впервые он прибыл в Баку в октябре 1899 года и пробыл два месяца, занимаясь изысканиями. Практически до конца своей жизни поиск питьевой воды, проектирование водопровода — его строительство из городской сети и доставка ее в Баку, стало целью его жизни, а сам водопровод его грандиозным детищем.

Впоследствии, после окончания работы, он вспоминал: «Такой технически грандиозной работы и столь сложной, как постройка данного водопровода, на мою долю не выпадало». В поисках крупного источника питьевой воды, он исходил и объехал по бездорожью сотни километров по Азербайджану.

И вот он в окрестностях селения Шоллар, на возвышенной равнине, он был вознагражден за свое упорство: были найдены источники питьевой воды удовлетворяющие требованиям. Во время следующего визита в мае 1901 года он предоставил доклад Бакинской городской думе, после чего, 23 июня 1901 года, его проект был утвержден. А на его реализацию выделено 35000 рублей (25000 из них лично внес гласный Думы Алимардан бек Топчубашев). В 1902 году Дума ассигновала на строительство водопровода 182 тысячи рублей.

Весной 1903 года министр земледелия и государственных имуществ Российской империи А.С.Ермолов дал указание Бакинскому городскому управлению «производство изысканий для устройства водопровода в Баку из реки Самур или из источников Шоллар и Ферзали-Оба Кубинского уезда Бакинской губернии».

Эти изыскания производились в 1902-1904 гг., затем в 1908-1909 гг. был составлен проект постройки водопровода: трассировка линии водопровода, разбивка площади и планы земель, подлежащих отчуждению под устройство сооружений, решение проблем на случай несогласия владельцев на добровольную продажу и др. Работы по строительству начались в феврале 1904 года, однако продолжались со значительными перерывами из-за последовавших революционных событий и нескольких эпидемий холеры.

Наконец, вопрос о постройке единственного в России по протяженности Баку-Шолларского водопровода, окончательно был решен в Городской думе 5 мая 1909 г. Причем постановлено было уполномочить Городскую управу выпустить облигационный заем в сумме 23500000 рублей. При этом Дума предполагала, что при реализации займа город получит 20680000 рублей, из которых 18590000 предназначалось на строительные расходы, остальная же сумма в 2090000 рублей предполагалась для уплаты процентов и погашения по займу в течение времени постройки водопровода, т.е. в период времени от 3 до 4 лет.

6 октября 1909 г. последовало высочайшее утверждение «Положения Совета министров» о разрешении Баку 5% облигационных займов на общую сумму 27000000 рублей. Линдлею город передал общее руководство строительством. Кроме того, он должен проводить надзор за эксплуатацией водопровода и сопряженных с ним отраслей в течение года после введения воды в городскую сеть.

Основной датой начала работ следует считать момент заключения договора с фирмой «Подрядчик Гриффитс и Кo» с ограниченной ответственностью на исполнение бетонного водовода, т.е. 14 февраля 1911 года. Согласно этому договору, подрядчик должен был всю принятую на себя работу закончить в течение 36 месяцев.

В январе 1912 года в связи с представленным Бакинской думой ходатайством император Николай II издал указ о переходе определенного количества земель в собственность города Баку. К лету 1913 года подрядчиком было уложено 18575 метров напорного провода из чугунных труб, диаметром 800 мм и около 5000 метров сифонов и диаметром 1200 мм, и закончена одна буровая из 13 обусловленных договором.

Однако городское управление усмотрело чрезвычайную медленность в производстве как бетонных труб, так и работ по бурению скважин. Работа была прекращена. В связи с этим городские власти решили передать работы Отделу по постройке водопровода. После юридических проволочек работа была возобновлена лишь в ноябре 1913 года.

Помимо бетонного водовода и сооружений для постройки водопровода, строились резервуары для сбора и хранения воды, насосная станция в Сумгайыте с установкой и монтажом машин для перекачивания в город всего количества воды, поступающей из Шоллара, прокладывалась городская сеть. Было куплено 846000 пудов чугунных труб по цене 1 рубль 43 коп. за один пуд с доставкой из Макеевки.

Фирма Ашерслебен (Германия) изготовила, доставила и установила три двигателя системы «Дизель», мощностью 600 л.с. каждый, соединенных с насосами на общую сумму 360000 руб. Бурение скважин производилось французской компанией под личным контролем Линдлея. И вот свершилось! Водопровод Шоллар — Баку длиной почти 180 км, на тот момент самый грандиозный и дорогостоящий в Европе, после многих лет строительства, заработал.

Первая питьевая вода поступила в Баку 21 января 1917 года на Красноводскую улицу (позднее ул. С.Вургуна). Эта поистине историческая дата, ведь несколько десятилетий назад вода в Баку ценилась не меньше черного золота — нефти. Торжественная церемония открытия водопровода состоялась 18 февраля 1917 года. (Все даты старого стиля). К этому времени в городе были построены каменные будки с куполом наверху, где были установлены краны и водяные счетчики.

Почти весь город высыпал на улицы, чтобы принять участие в долгожданном празднике. Тысячи людей заполнили площадь и ее окрестности. Чиновники гражданского и военного ведомства, члены городской управы стояли вокруг «Фонтана». Здесь же находилась местная знать — нефтепромышленники, миллионеры, именитые купцы и коммерсанты.

Церемония прошла весьма торжественно. Кази Мир Магомед Керим выступил перед собравшимися с Кораном в руках. Он напомнил, что вода явилась основой божественного мироздания, прочел благодарственную суру из Корана, помолился за здравие государя-императора и членов царской фамилии.

Честь первым открыть кран была оказана Г.З.Тагиеву. Эту честь Гаджи разделил со старым кузнецом, самоотверженно потрудившимся на прокладке водопровода, — мастером Агаджавидом. Прозрачная вода, сверкая, как алмаз, потекла из крана, словно снизошли благоуханная прохлада и чистота Большого Кавказского хребта. Трудно описать всеобщую радость и ликование горожан. В тот день были сделаны многочисленные жертвоприношения, во всех кварталах резали баранов, быков, верблюдов, накрывали столы, раздавали пищу и одежду беднякам.

Вода подавалась три раза в день — утром, днем и вечером. Горожане приходили с ведрами и с талонами, которые приобретали в отделе снабжения Бакинской городской думы, на которых указывался оплаченный объем воды. Но особенно радовались мальчишки своему неожиданному «бизнесу», бегая по людным местам, продавая воду выкриками: «Ширин су вар, ширин су! Шолларская вода!» В отдаленные кварталы города воду доставляли на арбах.

Такой метод продажи воды функционировал вплоть до 1930 года. Всего протяженность городской водной распределительной сети была 163 км, и она охватывала 1108 домов. Для того, чтобы обеспечить и других горожан водой, было построено около 100 пунктов продажи воды в разных частях города. Этот водопровод — самый грандиозный, реализованный в тот период в Европе социальный проект. (В разрезе напоминает грушу диаметром 1,7 на 1,2 метра) протяженностью почти 180 км, пролегающий на глубине от 5 до 15 метров под землей.

Стены водопровода заливали послойно, изнутри формируя гладкую поверхность, а снаружи обставляя толстым слоем глины. И все это приходилось делать почти вручную. Этот водопровод был реализован в годы, когда в Европе бушевала Первая мировая война.

В 1934 году началось строительство Второго бакинского водопровода из Шоллара, которое из-за начавшейся Второй мировой войны растянулось на 20 лет. В 1951-1957 годах было построено Джейранбатанское водохранилище из реки Самур (кстати, по проекту того же инженера В.Х.Линдлея). В 1970 году состоялось открытие первого, а в 1971-м — второго Куринского водопровода, 28 декабря 2010 года — водопровода Огуз-Габала-Баку, который 23 декабря 2011 года заработал в полную силу.

В 1991 году в Азербайджане снят документальный фильм «Живая вода», посвященный истории создания водопровода и качеству воды.