Женщины-просветительницы в истории Азербайджана

О.БУЛАНОВА

О женщинах, азербайджанках и представительницах других национальностей, которые отдали себя делу просветительства в конце XIX — начале XX вв., и чьи имена сегодня, к сожалению, гораздо менее известны…

В Ташкенте, в дворянской азербайджанской семье подполковника в отставке Садыка Абдурахманова родились две уникальные девочки — Хадиджа и Зейнаб.

«Не часто встретишь в обыденной жизни людей, чьи незаурядные интеллектуальные возможности, проявившиеся еще в раннем детстве, сочетались бы с широтой души, открытостью, способностью воспринимать чужую радость и боль — пишет Хуршид Агаева (1906-1953), первая азербайджанка-музыковед, о своей матери Хадидже и тете Зейнаб. — Истории известны имена вундеркиндов, или не сумевших преодолеть барьеры отчужденности в более зрелом возрасте и ставшими жертвами собственного неизбывного самомнения, или, напротив, с годами, растерявшими свою уникальность, превратившись в самых обычных людей. Сестер Хадиджу и Зейнаб, которых в детстве также считали «чудо-детьми», на протяжении всей жизни отличали совсем другие качества: человечность, сострадательность, счастливое умение делиться с людьми и огромными знаниями, и теплотой души».

Обе девочки окончили женскую гимназию, учась легко, почти играючи. Успехи Хадиджи были увенчаны серебряной медалью, а Зейнаб — золотой. Затем они уехали в Петербург — учиться в самом привилегированном и известном на всю Российскую империю женском заведении — Институте благородных девиц.

Попасть туда могли только девушки из дворянских семей, но принадлежность к высшему свету, к аристократии отнюдь не была гарантией, что девушка будет принята в это заведение, основанное еще в 1764 г. и построенное по проекту знаменитого Кваренги.

Девушкам пришлось выдержать сложные экзамены, прежде чем стать настоящими «институтками», как говорили в те далекие годы. В итоге сестры стали едва ли не единственными девушками-мусульманками, для которых открылись двери этого учебного заведения, известного всей просвещенной Европе. Можно только догадываться, какое впечатление производили на юных провинциалок жизнь и учеба в Институте.

Однажды на глаза Хадиджы попадает объявление, в котором говорилось, что нефтепромышленник, миллионер и меценат Зейналабдин Тагиев приглашает для работы в своей школе для девочек образованных женщин-мусульманок. Хадиджа Абдурахманова, воспитанная на принципах просвещения и гуманизма, делает свой решительный выбор: она переезжает в Баку и становится преподавательницей тагиевской школы. Отныне вся ее дальнейшая жизнь будет связана с педагогикой.

Старшая сестра Зейнаб также переезжает в Баку по приглашению Зейналабдина Тагиева, но уже дипломированным врачом-гинекологом. Она будет лечить простых работниц тагиевских фабрик и промыслов, но скоро ее имя станет широко известно в научных и медицинских кругах, а медицине она посвятит все свои силы и огромный талант врача.

В Баку складывается не только общественная, но и семейная жизнь сестер Абдурахмановых. Хадиджа выходит замуж за образованного человека — известного врача, журналиста и общественного деятеля Гасан-бека Агаева (1875-1920), руководителя бакинского национального просветительного общества «Ниджат», инициатором созыва съезда учителей-мусульман Кавказа, председателем его ЦК.

Пройдут годы, и этот известный уроженец Гянджи станет заместителем председателя парламента Азербайджанской Демократической Республики и заместителем председателя Азербайджанского национального совета. Свою жизнь он закончит от руки террориста в Тифлисе.

Мужем Зейнаб станет талантливый инженер, управляющий предприятиями Нобеля и Тагиева Паго Тамбиев (1873-1928), кабардинец. В дальнейшем он станет известен как крупнейший собиратель кабардинского фольклора, составитель первого кабардинского алфавита и член делегации, посланной в Москву по вопросу создания Кабардино-Балкарской автономной области. Его жизнь также прервется трагически: он будет репрессирован и умрет в тюрьме до суда.

Яркая общественная деятельность сестры не ограничивалась только Баку.

В Гяндже Хадиджа Агаева предложила подругам создать женское благотворительное общество для помощи беспризорным детям, поскольку их было очень много — четыре года Первой мировой войны, революционный шабаш оставили без крыши над головой и куска хлеба этих несчастных сирот. Здесь же в Гяндже она стала заведовать городской женской школой имени Адигезалова, но своих подопечных сирот не забывала. К счастью, с приходом бесчеловечной советской власти сестер не постигла ужасная участь их мужей, их жизненный путь был ярким и светлым.

Представительницы двух самых гуманных и особенно уважаемых в Азербайджане профессий — врача и педагога — не просто самоотверженно трудились на ниве просвещения и медицины, но и прослыли подлинными генераторами новых идей и подходов. Труд сестер был много раз отмечен правительством, а Хадиджа Агаева в 1949 г. была удостоена в то время высшей награды страны — ордена Ленина. Весь свой недюжинный интеллект, знания и приобретенный с годами огромный опыт они отдали Азербайджану.

Точно также всю свою жизнь положила на дело просвещение азербайджанского народа и Ханифа Абаева (1853-1929), балкарка по национальности. Она и Фуза Шакманова стали одними из первых горянок на Северном Кавказе, получивших светское образование в учебном заведении св. Нины в Tифлисе в 1862-1872 гг. В ту эпоху, когда деятельность женщины вне семьи осуждалась, это был настоящий подвиг. Ханифа Абаева родилась в высокогорном балкарском ауле Шканты — старинном родовом поместье Абаевых.

Отец Ханифы, князь Асланбек — один из первых кавказских офицеров царской армии после выхода в отставку решительно взялся за дело просвещения своих соплеменников. Эту благородную деятельность он начал с обучения в светских заведениях своих детей. В 1872 г. состоялась встреча Ханифы с азербайджанским общественным деятелем Гасанбеком Меликовым (Зардаби), определившая дальнейшую ее судьбу.

А встреча эта была необычной. Гасанбек прочитал в газете «Кавказ» список девушек, окончивших обучение в заведении св. Нины, в числе которых значилось имя девушки-мусульманки. Гасанбек к этому времени окончил Московский университет, преподавал в Бакинской гимназии.

Прочитав публикацию, Гасанбек понял, что близок к осуществлению своей мечты — иметь подругой жизни образованную женщину. Не откладывая, он поехал в Тифлис, явился к начальнице учебного заведения и рассказал о цели своего приезда. Когда их познакомили, он был крайне обрадован тем, что Ханифа отличалась не только красотой, но и стремлением нести свет знаний своим сестрам-мусульманкам.

С этого начинается их ладная жизнь и совместный труд на ниве просветителей азербайджанского народа. В первый год после женитьбы Гасанбек приступает к изданию первой демократической газеты на азербайджанском языке — газеты «Экинчи». Во всех начинаниях мужа Ханифа принимает самое активное участие, в то же время она не забывает о своей основной цели — просвещении женщин-мусульманок.

Первую школу она открывает в Баку в своем доме, а в 1873 г. ее посещало уже 12 девочек. Вскоре реакционные силы добились запрещения газеты «Экинчи», а в 1877 г. закрывается и школа Ханифы. Когда началась неприкрытая травля четы Меликовых, они решили уехать в Зардоб, родину Гасанбека, где они прожили почти 20 лет. Но и здесь Ханифа не прекращала своей педагогической деятельности. В Баку Гасанбек и Ханифа все-таки вернулись — в 1896 году, когда в общественном сознании произошли сильные перемены.

Первые ученицы Ханифы Абаевой сами стали педагогами: если в самом начале педагогической деятельности у нее было 12 учениц, то в 1914 г. Ханифа и ее бывшие ученицы обучали более 2000 девочек Азербайджана. В доме Меликовых часто бывали представители прогрессивной интеллигенции Баку, среди них Н.Нариманов, Алекбер Сабир, Джалил Мамед Кулизаде, Наджаф-бей Везиров и др. В 1904 г. открывается женская гимназия, где Ханифа становится начальницей.

В 1909 г. при содействии Гаджи Зейналабдина Тагиева была учреждена русско-мусульманская школа, на деятельность которой бакинская интеллигенция возлагала большие надежды. И Ханифа Абаева, оставив налаженное дело и процветающую гимназию, начала обустраивать новое учебное заведение. В этой школе она проработала до 1927 г.

Помимо педагогической деятельности, Ханифа Абаева занималась и большой общественной работой — руководила различными благотворительными обществами, возглавляла движение по снятию чадры в Азербайджане и пр.

Выступая в 1906 г. на съезде учителей-мусульман России, Ханифа говорила: «Если мужчина — глава семьи, то женщина — ее основа, на ней все заботы о домашнем очаге, на ней воспитание детей, но какой же воспитатель мать-мусульманка, если она сама забитый, неграмотный человек. Это хорошо знают богатые мусульмане и женятся на женщинах с образованием или нанимают гувернанток и бонн. Простой народ сделать этого не может. На благо будущего мы должны учить наших девочек наравне с мальчиками».

Среди учениц Ханифы Абаевой были прославленные дочери Азербайджана: Айна Султанова, Джейран Байрамова, Хавяр Шабалова, Шарабаны Зейналова, Сона Ахундова, Мина Мирзоева, Фатьма Идрисова, Хейранса Гулиева и многие другие. Ханифе Абаевой мы обязаны установлением культурных связей между Азербайджаном и Кабардино-Балкарией.

Еще в начале ХХ в. в газете «Каспий», редактируемой ее зятем А.М. Топчибашевым, печатались статьи общественных деятелей Балкарии. Эти связи получили свое развитие и в дальнейшем. Ханифа Абаева умерла 2 мая 1929 г. Судя по сохранившимся фото, хоронил ее весь Баку.

Выступая на траурном митинге, тогдашний председатель Азербайджанского ЦИКа Газанфар Мусабеков сказал: «Сегодня мы потеряли мать, воспитавшую не двух, не трех и даже не десять, а тысячи детей. Народ никогда не забудет все то доброе, что сделано ею».

По материалам сайта gender-az.org