Муртуза Мухтаров — капиталист и меценат

Г.САЛАЕВ

Кто из бакинцев и жителей Азербайджана не восхищался Бакинским дворцом счастья? Много судеб молодых людей было скреплено в стенах этого великолепного здания. А имя его создателя — Муртузы Мухтар оглу Мухтарова (1855-1920) в советские времена было почти забыто по той простой причине, что он был капиталистом.

Это был не только крупный бакинский нефтепромышленник, один из тех, кто создавал нефтяную индустрию нашего Баку на рубеже XIX и XX веков, но и меценат. Благодаря своему трудолюбию он прошел весь путь от простого жителя поселка Амираджан до известного во всей Российской империи миллионера.

Муртуза начинал свою карьеру скромным продавцом керосина. 15-летним мальчиком в 1870 году он продал свою арбу, устроился рабочим на промысле в окрестностях селений Балаханы — Забрат, где вычерпывал вручную нефть из мелких колодцев вместе с младшим братом Балой Ахмедом, выполняя на промысле самую тяжелую и грязную работу. Способного, трудолюбивого молодого человека заметил владелец промысла Мартов.

Вскоре Мухтаров становится мастером, в его ведение передаются механические мастерские на промысле. Муртуза произвел в полумеханизированном станке «Молот» кое-какие усовершенствования, в результате чего станок стал значительно долговечнее, а Мухтарова стали наперебой приглашать на промыслы владельцы — как незаменимого мастера по ремонту и устранению неполадок на скважинах. Поднакопив денег, ему удалось купить участок земли. И тут выпал счастливый жребий — на участке нашли нефть. Природная смекалка помогла удвоить и утроить капиталы.

Вскоре он становится одним из влиятельнейших капиталистов Баку. В 1890 году он уже открыл частную бурильную контору, которую расширял год от года. Так, например, он взял подряд и успешно пробурил скважину глубиной в десятки метров. В 1891 году в Сабунчи был открыт механический завод Мухтарова (к 1913 году здесь работало 950 рабочих, годовой оборот составлял 1100 тыс. рублей).

Через четыре года (1895) он создает модернизированный станок ударного штангового способа бурения, на который получает государственный патент. Это изобретение он назвал «бакинской бурильной системой».

Станок Мухтарова был значительно совершеннее всех, известных ранее. Он автор и ряда других изобретений, повышающих скорость добычи нефти. В конце XIX века Мухтаров вводит в строй целый завод бурильного оборудования на Биби-Эйбате. Это было первое в России промышленное предприятие по производству нефтяного оборудования. Недалеко от завода он выстроил трехэтажное здание для рабочих и служащих. Это привлекло к нему лучшую рабочую силу и принесло дополнительную прибыль.

Станки, оборудование, выпускаемые на заводе Мухтарова, продавались на российском рынке, экспортировались за границу. Он и сам часто закупал машины и инструменты за рубежом, особенно в Америке. Даже после революции шли контейнеры с оборудованием на имя Муртузы Мухтарова. Во время бакинской декабрьской стачки 1904 года Мухтаров был избран в комиссию, образованную на общем собрании нефтепромышленников для выработки условий, которые могли быть предложены бастующим и для переговоров с ними.

В 1910 году по проекту Иосифа Плошко в Баку в стиле итальянского ренессанса был построен доходный дом, принадлежавший Мухтарову. На первом этаже дома располагались магазины и офисы, а на втором — жилые квартиры. Он являлся акционером Московско-Волжского нефтяного товарищества, администратором по делам бакинского общества русской нефти.

Мухтаров был не только промышленником, изобретателем, но и общественным деятелем и меценатом. Он был попечителем бакинского реального училища и Темир-Хан-Шуринской женской гимназии (Дагестан); почетным членом общества распространения грамотности и технических сведений среди горцев Терской области, Петербургского мусульманского благотворительного общества, а также почетным председателем «Нешр маариф» («Общества по распространению просвещения»), финансировал газету «Терекки», выходившую ежедневно в Баку. Строил школы и мечети, являлся учредителем 40 стипендий для высших и средних специальных учебных заведений.

Мухтаров взял на себя расходы за обучение в Московском медицинском институте Марьям ханым Байрамалибековой, ставшей впоследствии известным педагогом, одной из первых в Азербайджане женщин — просветительниц. Он оплачивал учебу в саратовской консерватории будущей народной артистки Азербайджанской ССР Фатьмы Мухтаровой, слава которой гремела по всей России, а потом и по СССР.

Мухтаров был также большим эстетом и ценителем красоты. Обладая прекрасным природным вкусом, он хотел, чтобы все, что он делает или приобретает, было самым лучшим, самым красивым. В Кисловодске им был построен великолепный драматический театр. В Петербурге совместно с Г.З.Тагиевым он построил мечеть.

В начале 1890-х гг. им в Мардакяне была построена вилла. Это архитектурное сооружение на площади около 8 га вобрало в себя традиции садово-парковой архитектуры Ближнего Востока и положило начало строительству многих загородных вилл. В 1908 году на средства Мухтарова во Владикавказе была построена необычная по архитектуре и красоте мечеть в честь своей жены (Мечеть Мухтарова).

По сообщению газеты «Приазовский край» на строительство мечети ушло 80 тыс. рублей, из которых более 50 тыс. внес Муртуза Мухтаров. Руководством и духовенством Владикавказа было решено назвать мечеть «Джума-мечеть Мухтарова» и увековечить его память надписью на мраморной доске в мечети. У главного входа в свое время висела доска с надписью на арабском и русском, гласившая: «Джума-мечеть имени Мухтарова 1906-1908». Позднее она была передана в краеведческий музей.

Кроме того, на деньги Мухтарова также были построены в 1913 году маяк на Абшероне, здания в Кисловодске, во Флоренции. Мухтаров также активно участвует в благотворительных обществах и не скупится на оказание материальной помощи. В 1908 году Муртуза Мухтаров устроил угощение для 800 арестантов владикавказской тюрьмы.

В 1910 году на месте захоронения своего земляка- амираджанца, знаменитого богослова, поборника просвещения Ахунда Абутураба, Мухтаров воздвиг красивый мавзолей. Кстати, Ахунд Абутураб был столь почитаем миллионером Гаджи Зейналабдином Тагиевым, что он завещал похоронить себя у ног Абутураба, что было исполнено в сентябре 1924 года.

В 1911-1912 гг. по проекту архитектора И.К.Плошко Муртуза Мухтаров построил в Баку дом, более известный как Дворец Мухтарова (позднее Дворец счастья). Это здание построено в стиле французской готики, что и определяло его сущность. Но это не только красивый дворец, это памятник любви Муртузы Мухтарова к красавице жене, осетинке Елизавете Тугановой, дочери Асламбека Туганова, первого осетинского генерала, которого еще при жизни считали патриархом осетинской военной интеллигенции.

После возвращения из свадебного путешествия по Италии Мухтаров задумал построить для любимой жены дворец, точь-в-точь такой же, каким она восхищалась в Венеции. Недолго думая, он решает возвести его напротив православного храма. Подрядчиками были братья Касумовы, выходцы из Нахчывана, которые основали в Баку строительное товарищество и прославились как хорошие строители.

Любовь и согласие четы Мухтаровых не омрачала даже бездетность. Все силы своих щедрых душ они отдавали друг другу и дарили чужим детям. В этом дворце они организовали пансион для девочек. А сами они усыновили детей брата Муртузы Мухтарова — Балы Ахмеда. Мальчик, правда, скончался маленьким. Осталась дочь Умия.

Жизнь Муртузы Мухтар оглу Мухтарова — нефтепромышленника и мецената, закончилась трагично. Апрель 1920 г., первые дни революции. Во двор дворца въехали конные красноармейцы с постановлением об аресте хозяина и его семьи. Услыхав шум, он вышел на балкон. Возмутившись подобной наглостью, он спросил незваных гостей, как они осмелились въехать на лошадях во двор, устланный дорогим итальянским мрамором. Ответом был русский мат, на что Муртуза, не теряя самообладания, достал револьвер и застрелил посланников, оставив последнюю пулю для себя.

Он был похоронен во дворе мечети, которую он построил за 10 лет до своей смерти в 1910 году у себя на родине в Амираджане. Спустя более половины столетия дочь другого бакинского миллионера — Шамси Асадуллаева, приехав уже в независимый Азербайджан, в Баку из Америки, в одном из своих интервью как-то сказала, что из всех бывших бакинских миллионеров уважения достоин лишь Мухтаров.

Супругу Мухтарова Лизу ханым после гибели мужа поселили в подвале собственного дома, но в Баку оставаться становилось опасно, и фиктивно обвенчавшись с одним из турецких дипломатов, она выезжает в Стамбул. Однако ее спутник, «истинный мужчина», обманом завладев ее последним ларчиком с драгоценностями, скрылся.

О дальнейшей ее судьбе в эмиграции известно немногое. Дабы не подвергать опасности своих оставшихся тут родственников, она писем не писала. Как рассказывала ныне покойная Фаиза ханым Туганова, известный гинеколог и родственница Елизаветы Мухтаровой, та прожила во Франции до середины 50-х годов. Складывается впечатление, что судьба, одарив поначалу без меры, теперь с особой изощренной беспощадностью расправлялась с Мухтаровыми. Не пощадила она и их любимую дочь — Умию.

Похоронив в Турции скоропостижно скончавшегося от скарлатины мужа, Умия ханым с двумя малолетними детьми — Муртузой и Мухтаром — возвращается в Баку, где вскоре, по мусульманским законам того времени, выходит замуж за брата своего супруга — Асадуллу Ахмедова, который был значительно моложе нее. Вскоре младший сын Умии ханым, Мухтар, тоже умирает.

Умия ханым получила хорошее музыкальное образование и обладала красивым голосом. С 30-х годов она работала в Театре оперы и балета. И даже участвовала в первой Декаде азербайджанского искусства в Москве. Но ей всю жизнь приходилось скрывать свое происхождение. В анкетах, в главе «родители» писала: отец — буровой мастер.

Единственный ее сын Мухтар (детей от второго брака у нее не было) участвовал в Великой Отечественной войне, был ранен, после войны поступил в МГУ на юридический факультет. Потом долгое время работал в ЦК КПСС. Во время афганской войны был военным советником. Скончался в должности генерал-майора. А его сын, единственный прямой наследник Мухтарова, кадровый российский дипломат, работал в одной из восточных стран.

По материалам Наргиз Сулеймановой