Тайны Баку: Появление аптек в Баку

baku-aptek

О.БУЛАНОВА

Практически все, кто посещает Баку, всегда удивляются огромному количеству аптек в городе. Как выясняется, это — примета уже нашего времени, в XIX в. все было немного не так. Но чтобы убедиться в этом, следует совершить небольшое путешествие во времени.

Начало развитию аптекарского дела и прежде всего введению аптечной монополии в России было положено реформами Петра I. В 1701 г. Петр издал высочайший указ, касающийся возможности открытия вольной (частной) аптеки в России: «…всякий русский или иностранец, который пожелает вести вольную аптеку, с разрешения правительства получит безденежно необходимое для сего место и жалованную грамоту на наследственную передачу сего заведения».

Однако к началу XIX в. аптек в Российской империи было совсем немного, в большей части губерний существовало всего по одной аптеке, а все основное руководство, регламентирующее фармацевтическую деятельность, было сосредоточено в созданном в 1819 г. при Министерстве внутренних дел Медицинском департаменте.

В 1836 г. был издан новый Аптекарский устав, просуществовавший с некоторыми изменениями и дополнениями до 1917 г. Любопытно, что аптеки XIX и начала ХХ вв. снабжали население не только лекарствами. Все косметические, технохимические препараты, а также средства по уходу за скотом, за садом и т.п. готовились именно в аптеке.

Так, например, Московское акционерное общество «К. Эрманс и Ко», которое в 1910 г. приобрело аптеку П.П. Чишковского (четвертую по счету аптеку в Баку), сочетала производство химико-фармацевтических и парфюмерных товаров: нашатырно-скипидарное мыло, средства от насекомых — жидкость от клопов, тараканов, моли, духи от комаров и т.п.

Фармацевты обязаны были выполнять также все судебно-химические и санитарные исследования.

Кроме вольных аптек, существовали еще и казенные. Казенные относились к ведомству Военного министерства. Через его Главное военно-медицинское управление осуществлялось бесплатное снабжение лекарствами Российской армии и флота.

Время шло, создание вольных аптек развивалось, и в 1864 г. были установлены новые правила их открытия. Специальным циркуляром определялись нормы числа жителей, денежного оборота и количества рецептов на одну аптеку. Эти нормы в столичных и губернских городах были различны. В губернских городах, в том числе в Баку, нормативы на одну аптеку составляли 10 тыс. жителей, 12 тыс. рецептов и 7 тыс. руб. товарооборота.

При создании сельских аптек в расчет принималось только расстояние между аптеками, оно должно было быть не менее 15 верст. Новый циркуляр 1873 г. изменил эти правила, увеличив число рецептов, приходящихся на одну аптеку, и изъяв из нормативов монополию денежных оборотов. По новому циркуляру в губернском городе Баку на каждые 10 тыс. жителей и 15. тыс. рецептов разрешалось иметь одну аптеку.

Были приняты также правила, определяющие порядок открытия аптек, что тоже оказалось важным при подаче заявлений на открытие новых аптек бакинскими фармацевтами: «При подаче просьб несколькими фармацевтами о разрешении открыть аптеку преимущество на нее дается тому из них, который не имеет еще в своем владении аптеки и не получал еще нигде привилегии на учреждение такового заведения; если те же просители уже владеют где-либо аптеками, то принимается в расчет старшинство во времени ходатайства, а при равенстве прав и единовременности подачи просьб — высшая ученая степень просителя; при равенстве всех условий заслуживающему опытностию в фармацевтическом деле и усердною службою большое доверие, засвидетельствованное надлежащим местным начальством…»

Т.к. большинство лекарств готовилось в аптеках, то этим занимались специально обученные люди: провизоры, помощники аптекарей и ученики аптекаря. В Российской империи звание провизора рассматривалось как фармацевтическая ученая степень, выше аптекарского ученика и аптекарского помощника и ниже магистра фармации.

Для получения степени провизора нужно было проработать в аптеке в качестве ученика не менее двух-трех лет, сдать экзамен на аптекарского помощника, проработать и в этом качестве не менее трех лет, прослушать университетский фармацевтический курс и сдать экзамен на степень провизора.

Владельцами аптеки могли быть люди самых различных специальностей, сословной, принадлежности и пола, но управлять городской вольной аптекой разрешалось только фармацевту возрастом не ниже 25 лет, имеющему степень магистра или провизора.

Первая аптека появилась в Баку, когда он стал губернским центром. Ее владельцем был аптекарь К.Е. Эйхлер. К 1890 г. в городе существовало уже пять вольных аптек, а во врачебную управу Баку было подано еще пять заявлений от различных лиц на открытие ими новых аптек — на Шемахинской улице, в Чемберикенде, Тезепире и других удаленных частях города, жители которых вынуждены обращаться «из-за всякого пустяка в аптеки, сосредоточенные в центре города», как писала газета «Каспий».

Один из соискателей даже предлагал дать обязательство перед городом в первые пять лет существования аптеки отпускать лекарства, выписанные врачами бедным жителям города, по пониженным ценам. При этом речь шла не о создании пяти новых аптек, а об открытии шестой вольной аптеки в Баку.

Однако бакинский губернатор Владимир Петрович Рогге отказал по всем ходатайствам — в связи с тем, что открытие шестой аптеки нарушало бы нормативы открытия аптек, принятых указом 1873 г., да и, кроме того, в этом году уже была открыта одна новая вольная аптека — в Черном городе, ставшая пятой.

Что это были за нормативы? Как уже было сказано выше, в губернском городе по закону на каждую аптеку полагалось не менее 10 тыс. жителей и 15 тыс. выписанных рецептов. Таким образом, для Баку, население которого в этот период составляло 105 тыс. человек, не было проблемой набрать необходимое для еще одной аптеки количество жителей — ведь на каждую из пяти бакинских аптек приходилось по 21 тыс. жителей.

Однако тут вступал в игру следующий фактор — количество рецептов. Продажа лекарств без рецептов в расчет не принималась. Именно это и стало помехой для открытия в 1890 г. шестой аптеки, о чем просили врачебную управу и губернатора жители 3-й полицейской части города, занимавшей территорию от городской границы на севере (район Кани-Тапинских, в советское время Свердловских улиц) до Торговой на юге, от Воронцовской на западе до Черного города на востоке.

Кроме этого, владельцы уже существующих аптек всячески препятствовали открытию новых аптек другими провизорами, т.к. гарантированный доход делал аптеку очень выгодным предприятием.

Журналисты газеты «Каспий» рассчитали, что ни на одном лекарстве аптекари не имеют прибыли менее чем 80%, а у многих лекарств она доходит даже до «бешеных» (так в «Каспии») 1000%, и опубликовали 10 июля 1891 г. статью «Число аптек и их доходность».

Ведение учетных книг во многих аптеках было весьма и весьма тонким делом — ведь они должны были показывать, что оборот аптек не достигает узаконенной нормы, а потому и речи не может идти об открытии новой аптеки. Те фармацевты, которые уже имели свои аптеки, не были заинтересованы в новом конкуренте и делали все возможное, чтобы не допустить нового «игрока» на их поле. Все это, видимо, и вызвало вышеназванное решение бакинского губернатора.

Циркуляром МВД от 25 февраля 1906 г. правительство вновь изменило правила открытия аптек, оставив только норму жителей на одну аптеку для городов и уменьшив расстояние между сельскими аптеками в 7 верст. Главным в новых правилах была отмена существующей нормы количества рецептов на одну аптеку, что в итоге привело к увеличению аптечной сети. К 1917 г. в Баку существовало 18 вольных аптек и 6 аптечных отделений вольных бакинских аптек.

Кроме этого, существовало еще 8 сельских аптек: Балахано-Сабунчинская, Балаханская, Сабунчинская, Раманинская, Маштагинская, Сураханская, Баладжарская, Пиршагинская, Мардаканская плюс отделение Мардаканской сельской аптеки в Бузовнах.

В качестве владельцев аптек в Баку с конца XIX в. до 1916 г. выступали врачи (Георгенбургер, Ф.Ф. Ходорович, Л.А. Гоциридзе, И.М. Промышлянский), жены провизоров (Е.В. Моравская, А. Шнабель, М.П. Камоцкая), группы наследников (наследники провизоров Эйхлера, Витушинского и Межина), присяжный поверенный (Е.С. Антик), жена аптекарского помощника (С.Б. Абрамсон), женщина-врач Г.Л. Глазер и др.

Кстати, о женщинах. В 1911 г. во всей Российской империи работали всего 85 женщин-провизоров. В Баку в 1910 г. появляется первая женщина-провизор — Мери Филипповна Бреннер (провизор в 1907 г.). С 1913 г. в Баку в аптеках работали Фейга Михайловна Глускина (провизор с 1907 г.), Бейла Айзиковна Рабинович; с 1914 г. — Берта Александровна Гальперина (провизор с 1913 г.), с 1916 г. — Хая Ицковна Беренблюм-Беркман (провизор с 1913 г.) и Хана Зальмановна Беленькая (провизор с 1913 г.).

С начала ХХ в. местное врачебно-санитарное управление в губерниях перешло в ведение губернских врачебно-санитарных управлений, в которых вводилась должность губернского фармацевтического инспектора.

Вопросы аптечной деятельности решались губернским врачебно-санитарным присутствием, которое составляли начальник губернского врачебно-санитарного управления, губернский врачебно-санитарный инспектор, судебный врач и губернский фармацевтический инспектор.

Контроль над деятельностью аптек на местах осуществляли инспектора врачебных управ (позднее врачебных отделений губернских правлений), которые раз в год проводили внезапные ревизии аптек на предмет правильности отпуска и приготовления лекарств, а также соблюдения санитарного режима. В контролирующих местных инстанциях число фармацевтов было невелико: при губернских управах — по одному, в уездах их не имелось вовсе, и их обязанности перекладывались на чиновника управы или врача.

Так что предписанные законом внезапные ревизии проводились достаточно формально. Чиновник, посланный управой, мог лишь оценить санитарное состояние аптеки, соответствие ее помещений требованиям руководящих документов, книги учета и отчетности.

Чисто аптек в Баку увеличилось лишь с началом советизации Азербайджана.

По материалам ourbaku.com, а также исследователей Сергея Колтунова и Ирины Ротте

Из серии «Тайны Баку»