Сеид Азим Ширвани — выдающийся азербайджанский поэт

О.БУЛАНОВА

Сеид Азим Ширвани — выдающийся азербайджанский поэт и просветитель.

Ширвани родился в 1835 г. Шемахе. Судя по имени, которым назвали будущего поэта, его отец, Сеид Мухаммед, был лицом духовным. Отец умер, когда мальчику было лет семь-восемь, и его забрал к себе дед, Молла Гусейн. И десять лет мальчик вместе с матерью жил в Дагестане, в семье деда. Там он получил начальное образование.

В 1853 г. Ширвани возвращается в родную Шемаху, но решает получить высшее духовное образование и в 1856 г. отправляется в Ирак, учился в Наджафе, Багдаде и Дамаске. После получения духовного звания ахунда Ширвани вернулся в родную Шемаху, где и прожил свою, в общем-то, не такую уж и долгую жизнь — всего 53 года. Однако успел он за эту жизнь очень много.

Кроме литературы и поэзии, он занимался просветительской и научно-педагогической деятельностью. Первым шагом на этом поприще стало открытие в Шемахе в 1869 г. частной школы. Но, прежде чем прийти к такому решению, необходимо было пройти некий духовный путь развития.

Ширвани не ограничивается тем лингвистическим багажом, который он имел — фарси и арабский, не замыкается на изучении лишь восточной поэзии, а начинает изучать русский язык, интересуется классической и современной русской и европейской литературой, знакомится с классическими западными произведениями.

Постепенно Ширвани меняет свое отношение к религии и отходит от нее. Этому способствовал интерес к общественным проблемам, к научным знаниям, к изучению светских наук. Свой интерес он старается донести до учеников своей русско-азербайджанской школы. В этой школе уделяется огромное внимание светским наукам, в том числе истории, географии, арифметике, изучению азербайджанского, персидского и русского языков.

Вместо Корана и законов Шариата Ширвани читает детям стихи азербайджанских поэтов, а также свои переводы на азербайджанский из Омара Хайяма, Хафиза, Саади и других великих поэтов прошлого. И, конечно, Пушкина, которого он ставит во главе русской поэзии. Когда в Москве в 1880 г. открылся памятник великому русскому поэту, Ширвани написал стихотворение, в котором говорил об огромном значении поэтического наследия русского Пушкина для народов Востока и всего мира.

Надо сказать, Ширвани вообще был ориентирован на русскую и европейскую культуру, понимал ее великое значение в духовном развитии своего народа, и эта решительная ориентировка отразилась и на всей его творческой и педагогической деятельности.

В принципе, Ширвани, которому были чужды национальная ограниченность, замкнутость лишь на собственных традициях, не являлся чем-то исключительным в тогдашней культурной и литературной среде Азербайджана. Это мировосприятие, а также уважение к культуре, литературе и языку русского народа, были свойственны и другим лучшим представителям азербайджанской литературы, это была своего рода традиция, которую, начиная с А.Бакиханова и М.Ф.Ахундова, воспринял и продолжил Ширвани и другие поэты XIX в.

Помимо той школы, которую Ширвани открыл сам, он одновременно преподавал и в школе «Меджлис», организованной при Шемахинском Духовном меджлисе по инициативе Саида Эфенди Унсизаде. Сперва Ширвани работал в качестве преподавателя, а после переезда Унсизаде в Тифлис стал руководителем этой школы.

С 1877 г. он был одновременно назначен преподавателем Шариата и родного языка в Шемахинской городской школе. Пользуясь собственным опытом, накопленным во время педагогической деятельности, он написал учебник для учеников начальной школы, однако все попытки издать его оказались тщетными: местные представители царской власти не разрешили поэту этого сделать.

То, что Ширвани отказался в итоге от духовного сана, не является следствием только лишь его тяги к светским наукам и литературе. Это я — вилось результатом и наблюдений за окружающей действительностью. Ширвани видит косность и отсталость большинства священнослужителей, их ханжество, лицемерие и фанатизм. Все это подвигает его на то, чтобы максимум своих усилий отдавать просвещению народа, его духовному раскрепощению, пропаганде светских наук и современных научных знаний.

Естественно, эти благие желания не могли найти положительного отклика в среде духовенства, и Ширвани все сильнее и сильнее начинает ощущать на себе их недовольство и даже враждебное отношение. Дело кончилось тем, что Ширвани прослыл человеком политически неблагонадежным, заслужил славу «безумца», «мятежного вольнодумца», «предателя мусульман», и вскоре его отстранили от преподавания.

Однако никто и никогда не запретил бы Ширвани всего себя отдавать творчеству. Поэт прославил себя как выдающийся лирик. Беззаветная любовь, мечты о свиданиях, жгучая тоска по возлюбленной, жалобы на судьбу — вот основные темы любовно-лирических газелей Ширвани. В этом он продолжал традиции своих великих предшественников, в особенности Физули.

Однако, в отличие от них, Ширвани воспевал не божественную, а реальную, земную любовь. И этим выгодно отличался от поэтов прошлого, что не могло не найти признания в народе, которому земная любовь гораздо ближе каких-то заоблачных мечтаний. Еще одна важнейшая тема в его творчестве — сатира, которая во многом благодаря творчеству именно Ширвани становится одним из ведущих направлений азербайджанской литературы второй половины XIX в.

Сатирическая поэзия Ширвани продолжила обличительные традиции Вагифа, Видади и Закира и способствовала дальнейшему развитию этого жанра, в котором затем ярко проявился великий земляк Ширвани — Мирза Алекпер Сабир, учившийся, кстати, в шемахинской школе, где преподавал Сеид Азим. В жанре сатиры Ширвани писал и стихи, и басни, где высмеивал отсталость и невежество духовенства, которое имело власть над душами и умами народа, призывал их к просвещению и культуре.

Просветительский Разум — вот верховное мерило ценностей в творчестве Ширвани. Он был уверен и всячески подчеркивал, что изменить духовную суть человека может лишь образование. Поэтому приобщение к гуманистическим ценностям для поэта значило больше, чем раса или вероисповедание, и это очень хорошо заметно в его стихах: «Не говорите мне: он гяур, или мусульманин, Кто образован — тот человек». Неудивительно поэтому, что поэты-современники считали его своим учителем.

В стихотворении «Обращение к мусульманам Кавказа» Ширвани бескомпромиссно призывал кавказских мусульман овладевать естественными научными знаниями, отвергать суеверие, предрассудки и фанатизм, стать на путь прогресса и культурного возрождения. В этом стихотворном обращении, где публицистические и сатирические интонации создают выразительный и органический сплав, поэт четко и ясно ставит «диагноз», объясняя «болезни», сковавшие народы Востока.

При этом он не только диагностирует «болезнь», не только называет ее причину, но и предлагает методы «излечения». Рецепт этот, по мысли автора, в одном — приобщении к современным научным знаниям, к достижениям мировой культуры и цивилизации. Сеид Азим Ширвани прекрасно понимает, что и невежество, и отсталость, и забитость — это все последствия колонизаторской политики европейских держав на Востоке. Видеть свою родину свободной, идущей дорогой прогресса и цивилизации, — вот что было заветной мечтой поэта.

Поэтическое обращение заканчивается такими словами: «Но верю я: моим трудам Бесплодно не пропасть во мгле!» Они полны оптимизма, веры в то, что не напрасно прилагают эти усилия лучшие сыны народа, стремясь стать вровень с веком просвещения и науки. Интересно, что стихотворное обращение «К мусульманам Кавказа» имело подзаголовок, указывающий на конкретный адресат: «Гасан-беку Зардаби».

Дело просвещения народа, начатое Гасан-беком Зардаби в своей газете «Экинчи», притягивало к нему лучшие умы азербайджанской интеллигенции, и Сеид Азим Ширвани занимал среди них особое место. Кстати, на страницах «Экинчи» Ширвани публиковал в 1875-1877 гг. свои публицистические статьи и стихотворения. Кроме «Экинчи», поэт-просветитель сотрудничал и с такими национальными печатными органами, издаваемыми в XIX в., как «Зияйи-Гафгазийя» (1879-1884) и «Кешкюл» (1888-1891), где выступал со стихами и статьями, призывающими к просвещению.

Что касается «Экинчи», то Ширвани был убежден, что издание этой газеты является весьма знаменательным событием в азербайджанской общественно-культурной среде, и по этому поводу написал поздравление в стихах и направил его в газету. Некоторые критики и литературоведы называют Ширвани «жестоким талантом». В его стихотворных рассказах-притчах есть что-то мрачное и гротескное, хотя, надо признать, их всегда завершает оптимистическая нравоучительная концовка в традиционно просветительском духе: знание, здравый ум, человечность, разумные законы призваны спасти людей от жестокости, несправедливости, низких страстей, глупости.

Критики отмечают также, что Ширвани, которому было свойственно обращение к современной тематике, разрабатывают ее как с реалистических позиций, так и при помощи традиционных условно-метафорических образных средств, что делает его стихи невероятно богатыми по форме.

Кстати, к его обширному поэтическому наследию принадлежат не только газели, басни и притчи, но и рубаи, касыды, марсие, а также стихотворные рассказы, послания, литературоведческие работы. Сеид Азим возглавлял в Шемахе литературное объединение «Бейт-ус-Сафа» («Дом чистых»). Сгруппировав вокруг него прогрессивно настроенную интеллигенцию города, превратив его в подлинный очаг культуры и литературы, он поддерживал связи и с аналогичными объединениями в Баку, Шуше, Губе, Лянкяране, Ордубаде и других культурных центрах, вел с ними переписку в стихах.

Эти меджлисы в условиях отсутствия книгопечатания и периодической печати исполняли важную роль в приобщении членов объединений и простых слушателей к поэзии. Они были своего рода живым собранием поэтических новинок. В них также обсуждались вопросы культуры и литературы, шел оживленный обмен мнениями по насущным проблемам современности.

И если служители религии видели в Ширвани вольнодумца и еретика и потому чинили ему разного рода препятствия, то поэты, с которыми он переписывался и обменивался стихами, считали его большим мастером поэзии, приглашали его на свои собрания-меджлисы.

Произведения Сеида Азима Ширвани были неоднократно изданы в виде отдельных книг, сборников и альманахов, о нем написаны многочисленные статьи, диссертации и монографии. Материалы о жизни и творчестве поэта включены также в программы средних и высших школ. Выдающийся азербайджанский поэт, болеющий за дело просвещения своего народа, скончался 20 мая 1888 г.