Годы репрессий: Как в Азербайджане ловили «немецкого шпиона»

azerbaijan-1938-repressii

Эльдар Зейналов

Определенный процент людей воспринимал каждую годовщину великого Дня Победы 9 мая как символ Победы не над идеологией фашизма, а над Германией и даже Европой. Во многом это коренится в далеких 1930-40-х годах, когда слова «немец» и «фашист» благодаря официальной советской пропаганде стали почти синонимами.

До времен Великого террора 1937-1938 годов исключение делалось хотя бы для немецких коммунистов-политэмигрантов. Однако оперативный приказ НКВД N00439 от 25 июля 1937 г. бросил тень и на них, объявив работающих «на важнейших, и в первую очередь оборонных, предприятиях промышленности» и на железных дорогах германских подданных потенциальными шпионами.

Все они подлежали аресту, а после следствия — суду Военной коллегии Верховного суда или Особого совещания при НКВД. Вопрос об аресте германских подданных, работавших во всех других отраслях народного хозяйства, решался в Москве. Иностранцы, вынужденные покинуть Германию из-за преследований своего правительства, проживали и в Азербайджане. Эти люди стали жертвой революционных авантюр Коммунистического Интернационала.

Идея разжечь революцию в Германии не давала покоя нескольким поколениям советских коммунистов вплоть до падения Берлинской стены в 1989 г. Как результат, СССР стал Меккой для авантюристов и убежищем для революционеров из этой страны. Одним из них был Герман Христианович Безольд, родившийся 5 ноября 1893 г. в Нюрнберге.

Получив среднее образование, он из-за финансовых затруднений бросил занятия в университете Карлсруэ. В качестве монтера он проработал несколько лет в таких знаменитых фирмах, как Сименс, Крупп и т.д.

В первую мировую войну он был мобилизован и участвовал в боях в Польше и во Франции в качестве сапера и пилота самолета. Получил несколько ранений. После стыки с одним из офицеров в 1917-м его осудили к 15 годам тюрьмы. Но удачно сымитированное сумасшествие позволило ограничить наказание 6 месяцами психбольницы.

С 1912 года он был социал-демократом, примкнув к радикальному крылу «независимых» (впоследствии — коммунистов). Принял активное участие в ноябрьской революции 1918 года: разбрасывал по всей Баварии листовки с самолета, вошел в Совет Рабочих Депутатов, вооружал рабочих. В апреле 1919 г. независимым социал-демократам (НСДПГ) и анархистам удалось на месяц установить т.н. «Баварскую Советскую Республику».

Безольд работал с Руди Эгельхофером, командующим Красной армией БСР. После поражения БСР Безольд в сентябре 1919 г. был опознан, арестован и приговорен к 3 годам тюрьмы. Ему удается бежать в Швейцарию. В 1921-м Безольд возвращается в Германию, чтобы принять участие в мартовском восстании коммунистов в Саксонии. Вскоре после подавления восстания он был снова арестован полицией по обвинению во взрывах и осужден на 5 лет тюрьмы.

В мае его переводят в госпиталь в Штеттине, откуда ему устроили побег. По распоряжению ЦК Компартии Германии его переправляют в СССР. Из документов видно, что удачливым беглецом из-под арестов уже тогда заинтересовались советские спецслужбы.

Спустя 4 года после прибытия Безольда в СССР, Москва поручает ИККИ послать в Германию запрос о нем. Тем более, что Безольд настойчиво просит работу и перевод из германской в российскую компартию. Спустя несколько месяцев по тайным каналам Коминтерна приходят рекомендации от депутатов Баварского и Прусского парламентов (ландтагов) от коммунистов Йозефа Цойнера и Вильгельма Пика. Последний возглавлял Красную помощь Германии.

Эдвин Гёрнле, который представлял КПГ в ИККИ, также подтвердил членство Безольда в КПГ и то, что он был послан в Россию как политический беженец по решению Центра КПГ. В принципе, КПГ также одобрила его перевод в РКП(б). ЦК Международной Организации Помощи Борцам Революции (МОПР), помогавшей преследуемым коммунистам, подтвердила статус политэмигранта и поддержал его просьбу о трудоустройстве в Немецкое отделение Главлита.

В июне 1928 г. Безольда отправили в Азербайджан представителем Наркомвнешторга в Закавказье. Он обосновался в немецкой колонии Еленендорф (ныне Гёйгёль), где в то время жило примерно 2200 немцев. Рядом располагались колонии Георгсфельд (Чинарлы), Траубенфельд (Товуз), Анненфельд (Шамкир). Немцы в этих колониях производили вино.

Трудно сказать, где Безольд стал специалистом по виноделию — в его автобиографии за 1923 г. об этом нет ни слова. Возможно, обучился в СССР. Но факт, что в Азербайджане он разработал собственную технологию производства винных кислот, которая была признана лучшей в СССР, и применялась по всему СССР.

При этом принять Безольда в свои ряды советские коммунисты не спешили. Лишь в июле 1931 г. он стал кандидатом в члены ВКП(б).Возможно, причина была в том, что, обосновавшись в СССР, получив работу в кооперативе «Конкордия» и «Азсовхозтресте», женившись, он так и не принял советское гражданство.

В 1935 г. Азербайджанское Управление НКВД ЗСФСР организовало уголовное дело против немецкого кооператива «Конкордия», где велась утилизация отходов винокурения, включая производство винной кислоты. Хотя по делу Безольд проходил лишь как свидетель и не был осужден, но партийные органы подняли вопрос о его гражданстве. За отказ принять советское гражданство его исключили из ВКП(б). Он жаловался, но решение было подтверждено в Баку и Москве.

По некоторым источникам, после этого в 1936 г. он принял советское гражданство. Однако известно и то, что Безольд в 1937 г. посещал Германское консульство в Тбилиси, по его словам, с целью обмена паспорта. Визит был не типичным для политэмигранта и не прошел незаметно для спецслужб, «опекавших» немецких дипломатов. Уже 5 августа 1937 его арестовывают, и с тех пор он исчезает для родных. Из дела видно, что его обвинили по единственной статье 68 УК АзССР (шпионаж). Привлеченные к делу свидетели — некие Вигант и Декнер никаких показаний о виновности Безольда не дали.

Сам же Безольд держался на допросах стойко и никакой вины за собой не признал. Фактически все дело держалось поэтому на показаниях председателя Госплана Аскера Фараджзаде, который под пытками дал показания на 250 человек. В частности, он дал неконкретные показания о том, что неоднократно встречался с Безольдом и давал ему информацию об экономическом положении Азербайджана и о настроениях в республике.

Члены Военного трибунала по Закавказскому военному округу, пересматривавшие это дело 18 ноября 1955 года, констатировали, что «из этой выписки совершенно ничего не понятно»: был ли он агентом иностранной разведки, выполнял ли какие-то ее поручения, и какие именно. Безольд требовал очной ставки с Фараджзаде, однако этого сделано не было, хотя они в тот период содержались в одной и той же тюрьме.

Тем не менее, следствие заключило, что он вел шпионскую работу в пользу германской разведки в немецких колониях Закавказья. Как и все дела в рамках массовых операций НКВД, дело Безольда было рассмотрено тройкой НКВД в отсутствие обвиняемого. 19 октября 1937 г. Безольда приговорили к смертной казни и 29 октября расстреляли. После того, как с Безольда в 1955 г. были сняты уголовные обвинения, по просьбе его вдовы было пересмотрено и решение о его партийной реабилитации. По иронии судьбы, это означало, что он опять стал кандидатом, а не членом КПСС…

Бездушие и циничность властей выразилась в том, что они так и не признали ни факта расстрела Безольда, ни даже точной даты смерти. Согласно инструкциям «сверху», в 1956 году МВД сообщило органам ЗАГС г. Баку, что он якобы умер 6 сентября 1944 г. «от компенсированного порока сердца».

2 ноября 1937 года арестовывают как «члена семьи изменника родины» и жену Безольда — Надежду Сергеевну. 9 апреля 1938 года Особое Совещание при НКВД СССР приговаривает ее к 8 годам лагерей. После отбытия этого срока проживание в крупных городах для нее было закрыто. В качестве компенсации смерть мужа, годы мучений в лагере, за конфискованное имущество ей выплатили 224 рубля.

Но она не была единственной, перед кем Советское государство даже не извинилось. В Азербайджане по массовым операциям НКВД были расстреляны 2000 человек. Расстрел еще 953 человек был санкционирован в 1937-38 гг. на основании т.н. «сталинских расстрельных списков». А не расстрелянных политэмигрантов-немцев после подписания советско-германского пакта 1939 г. выдали Гитлеру, в немецкие концлагеря. Если бы Безольд не был расстрелян, то и его могла бы ожидать такая судьба…