Небакинский бакинец Леонид Бретаницкий

О.БУЛАНОВА

Леонид Бретаницкий — доктор искусствоведения, один из видных представителей советского искусствознания, исследователь архитектуры и искусства Ближнего и Среднего Востока, старший научный сотрудник Института архитектуры и искусства Академии наук Азербайджанской ССР.

Л.С. Бретаницкий родился в Одессе, его отцом был видный музыкант, скрипач Семен Бретаницкий. Через несколько лет семья переехала в Баку, и вся дальнейшая жизнь Бретаницкого связана с Баку.

Отец Леонида Бретаницкого, профессор, стал преподавать в Бакинской консерватории (жена Людмила Владимировна Карагичева-Бретаницкая, кстати, также имела самое непосредственное отношение к музыке, была известным музыковедом, педагогом, кандидатом искусствоведения, Заслуженным деятелем искусств Азербайджанской ССР; музыковедом и музыкальным критиком стала и дочь Алла).

Леонид Бретаницкий, воспитываясь в музыкальной среде и очень любя музыку, в начале 30-х годов поступает тем не менее на архитектурный факультет Азербайджанского государственного политехнического института. В 1938 году Леонид Бретаницкий блестяще оканчивает институт. Будучи по рождению отнюдь не бакинцем, он до такой степени влюбился в архитектурные памятники Азербайджана, что это повлияло и на его профессию, и на дальнейшую судьбу.

Рассматривая часами архитектуру старинных построек Ичери-Шехер, других величественных памятников древних зодчих по всей республике, Л.С. Бретаницкий полюбил и архитектуру Востока в целом и решил продолжить свое образование в этой области. Он поступает в аспирантуру ленинградского Института живописи, скульптуры и архитектуры. Его научным руководителем стал выдающийся архитектор, художник, профессор Всесоюзной Академии художеств Николай Борисович Бакланов.

Еще обучаясь в аспирантуре, Леонид Бретаницкий начинает сотрудничать с отделом Востока Государственного Эрмитажа. Через его руки проходит огромное количество документов, проектов, эскизов, описаний выдающихся памятников архитектуры Востока. Погружаясь все глубже и глубже в избранную область, Бретаницкий начинает формировать свой собственный взгляд и научный подход к архитектуре Востока, к ее истории, тенденциям и традициям. Он исследует архитектурные памятники Востока, вычленяя некие общие черты старинных построек, выявляет закономерности, ищет различия и усматривает сходство.

Плодотворной научной работе помешала Великая Отечественная война, но сразу после ее окончания Леонид Бретаницкий снова возвращается к своим исследованиям. Большой эрудит, он постоянно пополнял свои знания, просиживая часами в библиотеках, путешествуя по Советскому Союзу и, конечно, по Азербайджану с различными научными экспедициями.

Помимо исследований, он львиную долю своего времени посвящает написанию ряда научных работ, посвященным различным архитектурным сооружениям Азербайджана. Так, одна из его работ касалась обнаруженных на дне Бакинской бухты укреплениях, принадлежавших загадочному Сабаильскому замку, который был найден благодаря работе археологической экспедиции 1939 года.

Другая работа тех лет была посвящена архитектурным памятникам Карабагларской школы — (позднее — знаменитому Карабагларскому мавзолею Шарурского района в 30 км к северо-западу от Нахичевани). Тридцатиметровый мавзолей, построенный в первой половине XIV столетия, дошел до нас частично разрушенным.

Изучению этого уникального архитектурного комплекса Л.С. Бретиницкий поствятил довольно много времени. Примерно в этот же период ученый изучал и архитектурные памятники Средней Азии, принимал участие в работах Таджикской археологической экспедиции.

Одной из основных заслуг Бретаницкого является то, что в 1949 году он впервые стал выделять архитектурные школы в зодчестве отдельных стран Востока. С 1951 года Леонид Бретаницкий руководил лабораторией научных проблем реставрации памятников азербайджанского зодчества в Институте архитектуры и искусства Академии наук Азербайджанской ССР.

Помимо этого, вся его дальнейшая работа была посвящена написанию научных и научно-популярных книг по истории архитектуры Востока, Азербайджана и Баку. Среди наиболее известных — «Архитектура средневекового Азербайджана в специальных работах советских ученых», «Архитектурные школы средневекового Азербайджана (XII-XV вв.)», «Дворец шекинских ханов», «Значение трудов русских ученых XIX века в изучении азербайджанского зодчества», «Архитектурные школы и проблемы стиля в зодчестве средневекового Азербайджана (XII-XV вв.)», «Архитектурные школы средневекового Азербайджана и проблема стиля в зодчестве стран Переднего Востока», «Зодчество Азербайджана XII-XV вв. и его место в архитектуре Переднего Востока», «Художественное наследие Переднего Востока эпохи феодализма», «Архитектурные памятники Гиссара» и многое другое.

Одна из самых знаменитых книг Бретаницкого — «Баку: Архитектурно-художественные памятники», написанная в 1965 году. Она входит в серию «Архитектурно-художественные памятники Советского Союза». Не одно поколение архитекторов, историков архитектуры и историков-исследователей получало из нее ценнейшую информацию. Автор рассказывает об архитектурной истории столицы советского Азербайджана, начиная с XI века и кончая эпохой, современником которой он являлся. Архитектурные сооружения позволяют проследить едва ли не весь путь многовекового развития города, восстановить его образ в различные исторические эпохи.

Блестящий теоретик и историк архитектуры, Бретаницкий коснулся в этом труде, которым можно зачитываться, как интереснейшей художественной литературой, самых разных тем, в том числе темы конструктивизма в Баку.

«Среди наиболее характерных общественных зданий того времени, — пишет Бретаницкий, — следует отметить комплекс зданий электрической железной дороги, Дворцы культуры, Дворец печати, гостиницу «Интурист», здания физиотерапевтической больницы, спортивного общества «Динамо», Госбанка, фабрики-кухни и некоторые другие».

Далее он пишет: «В Баку в конце 1920-х годов реализован уникальный конструктивистский градостроительный проект — спроектирован и построен жилой поселок Арменикенд (впоследствии пос. им. Шаумяна — пос. им. Мамедъярова)… В застройке города принимало участие немало виднейших зодчих и градостроителей страны — братья Л., В. и А. Веснины, А. Щусев, Л. Ильин, В. Семенов, Л. Руднев, А. Иваницкий, Г. Тер-Микелов и ряд других, менее известных.

Это были преимущественно представители того поколения русских зодчих, художественная индивидуальность которых сложилась еще до революции. Однако Октябрьскую революцию они не только приняли, но и отдали все свои знания, опыт, мастерство и талант победившему народу. Здания, построенные этими мастерами в Баку, не просто заняли заметное место в пейзаже города, влияя на процесс архитектурного формирования различных его районов, но во многих случаях служили своего рода эталонами высокой архитектурно-строительной культуры».

При условии, что на конструктивизм в 30-е годы осуществлялись настоящие гонения, и он был своего рода «Золушкой» среди других, ставших академическими, стилей, серьезный разбор этого направления в научной литературе не особо приветствовался, Л.С. Бретаницкий посвятил ему немало страниц своей книги. Возможно, свою роль тут сыграл тот факт, что книга была издана в 60-е, во время так называемой оттепели, когда стало модным говорить правду, и все это активно делали, по крайней мере, старались.

В книге об архитектуре Баку Л.С. Бретаницкий коснулся, конечно, и шедевров древних зодчих, расположенных в стенах бакинской крепости — Ичери-Шехер. Так, он упомянул старинные караван-сари, комплекс Дворца Ширваншахов, древний минарет мечети Мухаммеда, среди населения известный как «Сынык-гала» — разрушенная башня.

«Это самый ранний документально датируемый строительной надписью архитектурный памятник, причем не только Баку или Апшерона, но и всего Азербайджана», — с гордостью писал Бретаницкий.

О самой Крепости автор также написал много и подробно: «Планировка Крепости с ее запутанным лабиринтом плотно застроенных и густо заселенных узеньких и кривых улочек, проулков и тупиков, сохранила свою первоначальную структуру и характер. Относительно серьезные изменения… имели в ней место только в середине XIX века и коснулись весьма и весьма ограниченных участков, преимущественно прилегающих к крепостным стенам».

Бретаницкий одним из первых предположил, что «существующие стены (Крепости) были поставлены, очевидно, на месте более древних, которыми, судя по особенностям рельефа местности, во все времена была оконтурена примерно та же самая территория, то есть нынешняя Крепость. Недавно гипотеза эта подтвердилась строительной надписью на большом каменном блоке, который был обнаружен во время реставрационных работ в завале одной из крепостных стен».

Рассказывая историю Баку, Бретаницкий обращается к воспоминаниям и описаниям Баку, сделанных а разные столетия самыми разными людьми — путешественниками и купцами, географами и участниками военных походов, учеными и дипломатами. Кроме Кемпфера, Челеби, Самуила Готлиба Гмелина и других он упоминает о менее известных — о Дэкете Джефри (1573), Христофоре Бэрроу (1580), Питере Анри Брюсе (1723), Джоне Куке (1747), Джордже Форстере (1784), Артемии Араратском (1796) и других. Все это не может не привлечь внимания историков и исследователей даже в наши дни.

Писал свои книги Леонид Семенович и в соавторстве. Так, невероятно интересен и познавателен его труд «История архитектуры Азербайджана», написанный в 1963 году совместно с А.Р. Саламзаде, и «Искусство Азербайджана IV-XIII веков», написанный в 1976 году совместно с Б.В. Веймарном. Обе книги были изданы в Москве.

Скончался Леонид Бретаницкий 27 июня 1979 года в городе, ставшем для него родным, — в Баку. Он относится к той плеяде небакинских бакинцев, которые делали иногда для города и республики гораздо больше, чем коренные жители.